ПАХРА КАК СРЕДСТВО ВОСПИТАНИЯ И

СРЕДА ОБИТАНИЯ СВОБОДНОГО ДУХА

МОЛОДОГО ПОКОЛЕНИЯ

НАЧАЛА 60-х ГОДОВ ХХ СТОЛЕТИЯ

Дмитрий Симуков

Опыт критического анализа

Пролог. "Две большие разницы"

Поселковые окрестности

Радовали нас не только красоты цивилизации на территории бывшего дыгаевского хозяйства. Было много и других мест для прогулок. Так, если миновать пляж, пройти берегом реки чуть дальше, к лодочной станции, и взобраться на крутой косогор, это будет самая высокая точка над нашей славной рекой –– Десной. Отсюда открывалась невероятная по красоте и охвату панорама: низкий противоположный берег с заливным лугом, поодаль справа — деревенька Жуковка с деревянным мостом, по которому букашками ползут автомашины, вдалеке — сизая кромка леса. А какими закатами тут можно было любоваться! Ведь недаром именн88о это место вдохновило нашего замечательного поэта и поселковца Михаила Матусовского написать эти слова, ставшие классическими благодаря не менее классической музыке композитора Василия Соловьева-Седова: "Речка движется и не движется,//Вся из лунного серебра,// Песня слышится и не слышится,// В эти тихие вечера". Редко какой песне удавалось обрести такой обвальный успех и у нас в стране, и за рубежом, как "Подмосковным вечерам". В немалой степени этому содействовал VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов, который проходил в 1957 году в Москве. Для него "Подмосковные вечера" стали песней–символом, песней–послом доброй воли, просто прекрасной песней. А мы, узнав историю ее создания, гордились: эта наша Десна!

У меня в архивах хранятся редкие кинокадры: с этого косогора я в 1963 году снял круговую панораму. Хоть пленка и черно-белая, но простор там чувствуется. Сегодняшняя панорама кардинально изменилась. Противоположный низкий берег реки так плотно застроен дорогими коттеджами, что они напоминают один огромный штабель красного кирпича.

 

То, что наш участок граничил с лесом, имело и свои преимущества: за грибами удобно было ходить. Лишь откроешь заднюю калитку, и ты уже в невысоком лесочке. А дальше иди себе по дороге вдоль линии высоковольтной передачи хоть до самого горизонта, заходи в лес то по правую, то по левую ее сторону, наслаждайся красотами да собирай грибы.

Примерно через триста метров лесок кончался, и открывался вид на пустое пространство, лишенное всякой поросли. Еще до нашего появления на даче здесь поработал бульдозер: по периметру были навалены выкорчеванные пни и корни-лианы вперемешку с глиняными отвалами. Слежавшись в единый монолит, они напоминали древний крепостной вал.

Именно здесь 13 июня 19 58 года в 1958 году я увидел лося. Я так точно указываю дату, потому что ею было помечено мое письмо папе (он был тогда в Казахстане и собирал материал о целинниках), в котором я описываю встречу с "лесным великаном":

"В девять часов вечера я пошел с Алешей Кеменовым к оврагу мы остановились и о чем-то долго спорили. Вдруг идет какая-то женщина и говорит: "Ребята вы тут лося не видели?" –– Мы отвечаем: "Нет". –– А она говорит: "Он сейчас у столба стоял". А столб в десяти метрах от нас! Тут мы помчались искать лося. Бежали долго. И вдруг я вижу коричневое пятно. Мы стали подкрадываться, а лось стоит и смотрит на нас. Подошли мы к нему и держимся на расстоянии 3-х метров. Тут Лешка закричал на лося, и тот мелкой рысцой побежал в поле. Потом он остановился, и я стал звать его: "Лося, лося, лося!" Он пошел ко мне. Лешка испугался и побежал, а лось уже бежит на нас трусцой. Нам стало страшно и мы потихоньку стали отходить от лося. А он перешел дорогу и стал спокойно пастись. Потом неспешно удалился через овраг в лес".

Для меня, городского мальчика, видевшего лося только в зоопарке, это было потрясением!

Далее, за частично заболоченным оврагом с текущим по его дну ручейком, лес продолжался, но уже старый, настоящий. В 70-е годы этот заболоченный овраг получил у нас в семье название "свиного": кто-то из близлежащей деревни догадался выкинуть в него тушу дохлой свиньи, и она долго "озонировала" воздух.

Из других лесных обитателей в те годы мне удалось увидеть рыжую лису, мелькнувшую в кустарнике, сову-неясыть, бесшумно сорвавшуюся с ветки и, как самолет на бреющем полете в одном метре от земли, исчезнувшую за деревьями. Удивительно, что я увидел ее днем.

Белок было бессчетное множество. Один раз мы даже стали свидетелями невероятно трогательного и красивого зрелища. Мама-белка учила своих трех сыновей и дочек искусству скакания по деревьям. Вытянувшись в своем воздушном прыжке "нос-в-хвост" в единую огненную ленту наподобие яркой ленты у гимнасток, они грациозно сновали с елки на березу, с березы на сосну, с сосну на орешник. Это рыжая круговерть вызывала в памяти и бажовскую "Огневушку-поскакушку", которой я был заворожен в детстве.

Встречались и ежи. В дальнем углу участка я однажды обнаружил копошащихся в куче листвы маленьких голых, еще без иголок, ежат. Когда на следующий день я приблизился к тому мету, то малышей не оказалось в гнезде. Видимо, их мама-ежиха перенесла куда-нибудь в другое место от греха подальше.

Говорили, что в округе бродили кабаны, но мне они не встречались. А уж птиц кругом было!.. Сойки, дрозды, синицы, овсянки, трясогузки, дятлы, сороки! А какими трелями услаждали слух майские соловьи!

Спустя несколько лет пустынное пространство, по которому бродил мой лось, было засажено маленькими сосенками из лесопитомника. А через пятнадцать лет, уже в середине 70-х, они вымахали метров до пяти в высоту, и мы ходили сюда собирать нежные маслята.

Но пасторальным идиллиям не суждена была долгая жизнь. В те же 70-е годы лесок слева за оврагом был застроен дачным поселком, по слухам, космонавтов. А уж когда разразилась всеобщая нуворишеская застройка в 90-е, то большая часть густого соснового леса была уничтожена. Овраг засыпали. За нашим участком вырос огромный поселок "коттеджного типа", который блокировал нам выход… хотел написать — к лесу, а потом спохватился: и леса-то практически никакого не стало.

Теперь, чтобы попасть на ту же самую высоковольтку, приходится давать кругаля, огибая весь поселок. Только какой в этом смысл? Везде высятся безликие "таунхаусы" или вычурные коттеджи, а нашего леса не стало.
Начало. Путь на Пахру

Наша дача

Честное слово скаута
Первый пахринский сезон
Земной поклон министру строительства Н.А.Дыгаю
Обитатели нашего поселка
Слесарские рассказы
Наш "мозговой центр"
Ассенизатор-интеллигент Кузьмич
Поселковые окрестности
По грибы "за вышку"
Пахринское сафари
Дети Пахры конца 50-х – начала 60-х годов
Разные судьбы
Алексей Кеменов
Сергей Воробьев
Пожар
Эпилог… Младая будет жизнь играть!
Фотоальбом