ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

Батюшка, бачка, матушка, мать, отец, родитель. Возражая при разборе трагедии Озерова «Фингал» против фразы: «что делаешь, отец?», Шишков пишет: «Никогда не может языку нашему свойственно быть, чтоб сын или дочь, говоря с отцом своим или матерью, называли их: отец, мать. Причиною тому, что мы для возвышенного слога имеем и возвышенные слова: Родитель мой! Отче мой!.. У нас не только — в возвышенном слоге, но даже и в простых разговорах сын вместо: здравствуйте, батюшка или матушка! не скажет отцу: здравствуй, отец! или матери: здравствуй, мать! Самые крестьянские дети не говорят иначе отцам, как бачка» (Собр. соч. и перев., 12, с. 185).

(Виноградов, Язык Пушкина. — с. 386).

В языке Коробочки художественно сконцентрированы формы и приемы речи мелкопоместного дворянства, близкие к крестьянскому языку. Уже экспрессия реплик Коробочки, их лексический состав выводят язык Коробочки за пределы принятого дворянским светом этикета. Быстрый переход к разговору на «ты», обращения — «отец», «отец мой», «батюшка» подчеркивают грубо-патриархальный характер среды. В фамильярном просторечии Коробочки есть оттенок вульгарной непринужденности: «Эх, отец мой, да у тебя-то, как у борова, вся спина и бок в грязи: где так изволил засалиться?»

(Язык Гоголя // Виноградов. Избр. тр.: Язык и стиль русск. писателей, с. 314).


Назад Содержание Вперед