ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

Былие, быльё. Необходимо сразу же отметить, что принципы гнездования, применявшиеся в первых трех томах нашего Словаря [семнадцатитомного академического «Словаря современного русского литературного языка». — Л. А.], были мало продуманы и иногда не вполне определенны и конструктивно объективны. [...] Во многих случаях, хотя внутригнездовые связи слов иногда живы и близко ощутимы, но принципы распределения и порядкового размещения таких слов искусственны и разнородны. В некоторых случаях оставалось неясным, с точки зрения какой языковой системы устанавливались так называемые современные «живые, ясные и близкие связи слов». Например, былинка, былина, былиночка, былинушка, былка, быльё (быльём поросло), былие, быль (былью поросло), быльеватый, бы льник и быльня к (т. 1, с. 720—721). Во фразеологическом единстве отдельные слова, входящие в его состав, могут иметь лишь потенциальное значение, очень далекое от своей этимологической основы. Например, в поговорке «было да быльём поросло» форма быльём воспринимается скорее каламбурно по связи с было. Даже соседством формы поросло не возбуждается значение `трава, зелень', присущее областному слову быльё; ср. церковнославянское бы лие:

Вдруг умирает человек,

Как былие

(Жуковский).

Ср. у Ломоносова: «Всякое былие только посредством влажности возрастает» (cл. Грота—Шахматова, 1, с. 305). Ср. у А. Н. Островского в первой редакции «Воеводы»: «...что я покинул в мире — со мной в могиле бы льем порастет» (д. 2, сц. 2, 1).

(Виноградов В. В. Семнадцатитомный академический словарь современного русского литературного языка и его значение для советского языкознания // Вопросы языкознания. 1966, № 6, с. 4—5).


Назад Содержание Вперед