ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

БЫТНОСТЬ

Слово бытность в современном русском языке уже не употребляется как самостоятельная, обладающая полной системою форм имени существительного единица речи. Оно является обычно лишь составной частью обстоятельственного выражения в бытность (чью-нибудь, где-нибудь) — `во время пребывания, нахождения'. Это выражение носит отпечаток письменно-деловой речи, официально-канцелярского стиля. Правда, изредка в книжно-литературной речи XIX века — до последних его десятилетий встречаются и другие падежные формы слова бытность, но их употребление следует, в общем, признать архаическим пережитком. Эти реликты наблюдаются изредка даже в начале XX в., напр., в письме В. Д. Спасовича (6/19 ноября 1904 г.), у которого нередко встречаются полонизмы: «Всякая бытность у нас русского человека петербуржца дорога нам, и меня сильно обрадовало посещение Лихачева, с которым я провел несколько часов» (Стасюлевич и его совр., 1912, 2, с. 57).

Любопытно, что в словаре языка Пушкина слово бытность, отмеченное семь раз, встречается лишь в сочетании в бытность. Например, в эпистолярном стиле: «В 820 году, в бытность мою в Екатеринославле, два разбойника, закованные вместе, переплыли через Днепр и спаслись». Таким образом, в языке Пушкина как бы предписана узкая норма общерусского национально-литературного употребления слова бытность. Однако, и в русском литературном языке послепушкинской эпохи XIX века слово бытность, правда в ограниченных контекстах и в относительно небольшом количестве случаев, применяется и в других формах и других синтаксических условиях.

Слово бытность по своему морфологическому строю представляет собою отвлеченное образование с суффиксом -ость от имени прилагательного бытный. Однако сферы применения слова бытный (или вернее: двух омонимов — бытный) в русском языке разных эпох точно не определены. Народно-областное бытный — бытной (ср. быто, быт) выражает другие, более конкретные значения: псковск. `жирный, здоровый, дебелый, плотный' (сл. Даля 1880, 1, с. 151). Между тем, книжно-славянское бытьныи является производным от быть или бытие (ср. старославянизм самобытьный). Это прилагательное вошло в книжно-славянский язык русской редакции из языка старославянского.

А. X. Востоков внес слово бытьный в свой «Словарь церковнославянского языка» (1858, 1, с. 34): «бытьный, ая, ое. пр. насущный. (Ев. 1270. Лук. 11. 3). хлhбъ нашь бытьный τóν πιούσιον». У Срезневского находим: бытьныи: Хлhбъ нашь бытныи дажь намъ на вс#къ дhнь (πιούσιον) (Лук. 11. 3. Ев. 1270 г.; Ев. 1409 г.). Сущтьное им#отъ бытьнааго слова (Изборник, 1073 г.) (Срезневский 1893, 1, с. 211).

Бытьный не раз отмечалось в древних, церковных и религиозно-философских, публицистических памятниках русской письменности, особенно в применении к хлебу (насущному). Ср. напр., в Русском филологическом вестнике: даиже в Псковском евангелии XIV в., описанном с точки зрения языка А. И. Сорочаном: «хлhбъ нашь бытьный дай же намъ» (РФВ, 1913, № 4, с. 359). Бытьный здесь выступает как синоним другого старославянского слова — насущьный (насущнии). (т. 70, вып. 2).

По-видимому, книжно-славянское имя прилагательное бытный выходит из литературного употребления к концу XVII в. Во всяком случае, ни в лексиконе Поликарпова (1704), ни в лексиконе Вейсмана (1731) слово бытный уже не находится. Правда, в русском литературном языке последующей эпохи встречается, напр., у А. Толстого в стилизациях древнерусской речи слово небытный в значении `небывалый, необыкновенный'. В стихотворении «Василий Шибанов»:

Безумный! Иль мнишись бессмертнее нас,

В небытную ересь прельщенный?

В драме «Смерть Иоанна Грозного» (д. 1):

...В изменах ты небытных нас винишь.

Академический словарь XX в. ссылается в качестве параллелей к такому употреблению на церковнославянское небытьныи, чешск. nebytný, польск. niebytny. У Срезневского отмечено югославянское употребление слова небытьныи в значении `недостойный' (indignus, γενής). В Патерике Синайском XI в.: Никако же съмути, ни небытьна чьсо сътвори на мънh(Срезневский, 2, с. 359). Однако, насколько можно судить по собранным древнерусским текстам XI — XIV вв., это слово до XVI — XVII вв. не было в широком употреблении. Слово небытный в стилях русского литературного языка нового времени также применялось не часто.

В отличие от истории имени прилагательного бытный (небытный) судьба произведенного от него отвлеченного имени существительного бытность была иная. Правда, это образование не указано ни в словаре А. X. Востокова, ни в материалах И. И. Срезневского. Однако сделать отсюда заключение об отсутствии или неупотребительности слова бытность в древнерусском языке XI — XIV вв. было бы слишком поспешно и неосновательно.

Бесспорным можно считать тот факт, что слово бытность, если бы оно и существовало в древнерусском языке, то до периода так называемого второго южнославянского влияния, до XIV — XV в., оно не выходило из границ узко-церковного, религиозно-культового, богословского употребления. На более широкую арену литературной жизни слово бытность выходит лишь в XVI — XVII вв. При этом оно было особенно распространено сначала в церковнославянском языке киевской, юго-западнорусской редакции.

В лексисе Л. Зизания (1596) слово бытiе истолковывается через бытность. То же самое наблюдается в лексиконе Памвы Берынды (1653, с. 11): Бытiе: Бытность. В рукописи Библ. Акад. Наук (XVII в.): «пол. Бытность, бытие iли житие... Бытности, существа» (Алф. словотолкователь, л. 36). Здесь очень знаменательно отнесение слова бытность к полонизмам.

В «Синониме славеноросской» XVII в., первоначально изданной в приложении к «Очерку литературной истории малорусского наречия в XVII веке» (Киев, 1889), находим: «Бытность — бытiе, существо» (с. 9) (автор П. И. Житецкий. — Ред.). В лексиконе Петровского времени слово субсистенцiа определяется при посредстве слова бытность (Лекс. вокаб. новым., с. 378).

Очевидно, слово бытность уже глубоко вошло во второй половине XVII в. в состав русской литературной лексики. Вот иллюстрации из приказно-делового языка конца XVII в. и начала XVIII в.: «... а прямой цhны о(н) Сава Романов ему Казначею не сказал до своей к не(му) преос(вя)щенному архиепископу от города бытности» (Кн. расх. Холм. архиер. дома № 108, 1695—1696 г., Рукоп. ЛОИИ, № 108); «Изъ Амстердама Десятникъ hздилъ съ Францомъ Яковлевичемъ въ Логу и были въ иныхъ городhхъ; бытности ихъ съ недhлю» (Походн. журн. 1698, 1853, № 4, с. 17). «Cie же прекращаю, злhйшую бытность свою являю по стоянiю въ походhсь ковалеромъ» (Летописец 1700 г., с. 141, см. Летопись археогр. ком. 1865—1866, 1868, вып. 4, с. 141).

В Дополнениях к Актам историческим (1867, т. 10, с. 371): «Въ листахъ написано... о походhвойною на Мунгаль, при бытности околничего и воеводь...». В Школьном благочинии (конец XVII в.): «Учитель. (...) въ школу тщательно iди i товарыща своего веди въ школу с молитвою входи тако же i вонъ iсходи. въ школу, добрую рhчь вноси изъ нея же словеснаго сору не iзноси в домъ атходя школных бытностей не кажи сему i всякаго товарыща своего накажи» (Буш, с. 90).

В Розыскных делах о Федоре Шакловитом: «... и для того своего зломышленного дhла въ селhПреображенскомъ, во время бытности ихъ государской, зажечь товарыщу своему... приказывалъ» (... приставу Оброске Петрову, 1689 г.) (с. 274); «... в томъ же листу къ намъ доложено, дабы мы о бытности нашей письменно изъявили, и вашему блаженству о нашихъ... трудhхъ да будеть вкратцhизвhстно» (1695 г.; Письма и бумаги Петра Великого, 1887, 1, с. 42); «Паки за твое... жалованья челомъ бью, что изволилъ ко мнhо своихъ бытностяхъ писать» (1703 г., письмо Ф. М. Апраксина Ф. А. Головину, примеч. к письму Петра I; там же, 1889, 2, с. 554).

В Букваре Кариона Истомина (1699 г., рукопись Синод. Библ., 1691 г.): «Юным и старым злоб грехов всегда есть бытность от бога, потребно до слога» (с. 33—35); там же: «в бытность» (1696 г. л. 67 оборот).

В Походном журнале (под 1707 г.): «Противъ 3-го числа [декабря] въ ночи была съ моря великая погода, такъ что отъ работь отбила; бытности ея съ часъ» (СПб., 1911, с. 14).

Все это ведет к заключению, что слово бытность, особенно в значении `пребывание, нахождение, бытие' ожило в литературном русском языке XVII в. не без стороннего толчка. Этот толчок исходил из родственного русскому языку языка книжно-украинского, а часто и непосредственно из языка польского. Если употребление слова бытность не засвидетельствовано древнейшими памятниками русской письменности феодальной эпохи, то со второй половины XVII в. мы находим значительное количество примеров его применения в разных жанрах литературы. Это слово укрепилось у нас тогда, когда польское влияние на русский литературно-книжный язык было очень сильно. Польск. bytność обозначает `существование, присутствие, пребывание, бытность' (ср. русское народное живность в том же значении). Особенно часто встречается употребление слова бытность к концу XVII — началу XVIII в.

В Дневнике и путевых записках 1705—1710 г. кн. Б. И. Куракина — о Лейпциге: «Тутъ же великая марканцiя и бываетъ въ годъ 3 феры или три ярманки, на которыхъ купечество славное живеть со всей части Европы... И на той ярманкh, бываютъ великiе вексели во всю Европу и въ Индiю... А кромhтhхъ бытностей — городъ на кавалеровъ жить — скушной гораздо...» (цит. по: Русск. быт, с. 35—36).

Слово бытность становится одним из употребительнейших слов в деловой и повествовательно-прозаической, а также эпистолярной русской речи первой половины XVIII в. В Поуездном собрании актов (Рознь, рукоп. ЛОИИ): «В бояринову бытность молотили (9) овинов ржи, а в умолоте невеницы девяносто две кади» (№ 110, Шацкий уезд, XVII — начало XVIII в.).

В Письмах и бумагах Петра Великого: «А при твоей еще, государь, бытности въ Новhгородhдвожды на Олонецъ о плотникахъ писалъ я...» (1701, 1, с. 878); «А пороху нынhналицо въ Азовhи въ Троицкомъ 14.982 пуда 14 фунтовъ, въ томъ числhпри моей бытности пересушеного и пересhяного и съ виномь и съ селитрою передhланого ручного 2.255 пудь 12 фунтовъ...» (1706, 4, с. 460); «Во время бытности нашей приказано было тебе имянно, чтобъ Нарвских жителей всякихъ чиновъ перепоручить» (1707, 5, с. 228). Ср. там же: «... при его, генералской, бытности конечно того не было» (с. 457).

В «Истории о орденах или Чинах воинских паче же кавалерских» автора Адриана Шхонбека (1710, ч. 1, пер. с франц.): «Въ то же время [имп. Константин. — В. В.] розослали указъ, чрезъ которой было запрещено, чтобъ больше не изгоняли, и не искали христианъ ради причины ихъ вhры. Все сие учинилось при бытности и съ пробациею [или изволениемь] папы Силвестра, послhкакъ онъ излечилъ императора отъ его проказы, обмывъ его въ крещении» (с. 74—75). Ср. также: «...при бытности господина амалрика...» (с. 30).

В «Кратком описании о войнах, из книг Цезариевых» А. Роана (1711): «...иные не имhя прибыли видhть въ своей землhнhмцовъ и римлянъ, а другие при ихъ бытности не могуще владhти некоторыми княжествы и имhниями...» (с. 17).

В Вотчинном архиве Бутурлиных (Палех. Хранится в Ивановск. обл. архиве, Письмо помещика старосте 1709, 30.V): «Да тебе же бы Яков при своей бытности в Палехе меж крестьяны моими, меж ими и с посторонними всякие ссоры розыскать и по розыску и по челобитью указ им учинить».

В «Переписке и бумагах графа Бориса Петровича Шереметева (1704—1722)»: «Писание вашего превосходительства получилъ, на которое ответствую. Бытность вашего благородiя къ намъ въ Копысь зhло благоприятна...» (с. 111).

В Переписке герцогини Курляндской Анны Ивановны (1759): «I я донашу: катораи здеся бытнастию своею многие мне противнасти делалъ, какъ славами, такъ и публичными поступками, противъ моей чести...» (Письма русских государей, 4, с. 41). Обращает на себя внимание при свободном употреблении разных форм слова бытность (в значении `пребывание', `нахождение где-нибудь или в какой-нибудь должности' — ср. в Мат-лах для истории Имп. Акад. Наук, 1730, т. 1: «...выдать тебhему, Коровину, въ бытности его при академии наукъ службы заслуженное его, прошлаго 1729 году за сентябрьскую треть...») — решительное количественное преобладание в деловой речи XVIII в. выражения в бытность, сочетающегося с разными определениями. Например, «а нынhя в бытность свою въ Калугhпроhлся...» (Доклады и приговоры в Сенате, 1711. СПб., 1880, 1, с. 119); «Въ ту бытность у него хана, цhлое капральство салдатъ вооруженныхъ стояли у хановой кибитки...» (Походн. журн. Петра 1722, № 28, 1855, с. 44); «И как вор [Булавин] шел и они ево не пустили и отсиделись и во всю ево бытность к нему вору не пристали» (Доношение Долгорукого царю Петру, 1708 // Тр. Историко-археограф. ин-та АН СССР, 1935, т. 12, с. 301).

В «Обстоятельных и верных историях двух мошенников... Ваньки Каина и Картуша»: «...въ бытность въ банhукрали у него [Ваньки Каина. — В. В.] все платье...» (Комаров, с. 53); «Въ день праздника Чудотворца Николая, въ бытность купца Горскаго у завтрени, пришли въ домъ его воры...» (там же, с. 139).

Вместе с тем, у таких писателей, как М. Комаров, иногда встречается вместо выражения в бытность более книжное описательное — во время бытности. Например, в «Невидимке»: «...родитель мой приказал сыскать всех тех офицеров, которые с начала заключения невидимки на карауле бывали; по собрании которых допрашивали их, не ходил ли кто во время бытности их на карауле в темницу...» (Комаров, Невидимка, с. 134).

Можно привести еще несколько интересных примеров из «Записок Василия Александровича Нащокина (1759)»: «Октября 1 дня [1742], Ея Императорское Величество... изволила... пожаловать меня деревнями, в Орловском уезде..., за бытность мою в некоторой комиссии» (Нащокин, с. 69—70); «Июля 3 дня [1748] командирован я был от всех гвардии полков с командою в Петергоф, для бытности там ея Императорского Величества...» (там же, с. 87); «По выезде его [Кейта, принятого на русскую службу] из Франции, скоро отправлен он за гетмана в Малороссию и был в резиденции Малороссийской в городе Глухове, где его правосудною бытностию и разумным распорядком Малороссийской народ весьма был доволен» (там же, с. 176).

В «Дневных записках путешествия» Ивана Лепехина: «...чем он [убитый кит. — В. В.] жирняе, тем поверхнее всплывает, а таковое же действие производит должайшая под водою его бытность: наконец он, чувствительно лопнув, разсядается» (Лепехин, ч. 4).

В записках современников XVIII в.: «Купечество все имhетъ привозу сухимъ путемъ, и тамошняя бытность прihзжимъ дорогá; персонh, на день, обычайному кавалеру, — станцiя и hсть по полтинh, а ординарiи людемъ — гривна» (цит. по: Русск. быт, ч. 1, с. 36)22; «...много писать не буду, что многихъ бытность здhсь была и нынhесть и сами видhли, а напреть сами будуть видhть, а не видимые, отъ тhхъ слышать...» (там же, с. 36).

У Тредиаковского: бытность — existentia (Слово о премудрости, 1, с. 482). В речах проф. А. А. Барсова (конец XVIII в.): «Должно взойти к самому бытности нашея началу, к самому рождению человеческому» (Сухомлинов, вып. 4, с. 236).

В Русском Словотолке Н. Курганова, приложенном к его Российской универсальной грамматике, слово бытность определяется как «сущность, истинность». Это определение свидетельствует о том, что в слове бытность в теоретико-философском употреблении еще долго сохранялось отвлеченное значение `бытие', `существование', `жизненное начало'. Ср. у А. А. Полежаева в Эрпели (II):

Кругом, от моря и до моря,

Хребты гранита и снегов,

Как Эльборус, с природой споря,

Стоит от бытности веков.

Оттенки более отвлеченного, хотя и приближенного к быту значения слова бытность — `условия жизни где-нибудь' — проступали изредка и в деловой речи XVIII в. Например, в прошении кн. Б. Куракина Петру I: «И здешняя бытность великой убыток в житье принесет: хотя умеренным житьем, вряд тремя тысячами червонными в год управитца» (Письма и бумаги Петра Великого, 5, с. 681). Точно так же отвлеченное существительное небытность (ср. польск. niebytność, чешск. nebytnost) со значением `отсутствие, непребывание на месте' было употребительно в русском литературном языке XVII — XIX вв. В переведенной с латинского языка Физике Аристотеля (рукоп. XVII в.) словом небытность передается латинское nonsens (Изв. АН СССР, ООН, 1934, № 8, с. 639).

Но вообще небытность было отрицательной параллелью к бытность. В Своде законов XVIII в. (т. 7, Уст. Горный, с. 2426): «Если же оная (металлов) утайка без ведома заводчика, в небытность его на заводах, определенными от него приказчиками... учинена, то ссылать их на каторгу (сл. 1867—1868, 2, с. 893). В «Московских ведомостях» (1776, № 3): «...пожалованные чинами и орденами.., по причине небытности их тогда в Москве, удостоены были принести Ея императорскому величеству всеподданнейшее свое благодарение» (с. 18). У Ломоносова в «Древней российской истории»: «...встретили их вооруженные рабы и рабские взрослые дети, от жен их в небытность мужей прижитые» (ч. 1, с. 38). Ср. у К. Н. Батюшкова в письме к А. Н. Батюшковой (1810): «...за небытностию поверенного Катерины Федоровны, я ничего сделать не мог» (Батюшков, 1886, 3, с. 96). У И. Железнова в «Уральцах»: «За небытностью офицера, командой и всем форпостом заведывал приказный Ефремов» (Железнов 1910, 2, с. 73). У Лескова в «Таинственных предвестиях»: «Андрею Николаевичу не понравилось, что этакое достопримечательное событие могло произойти в его небытность».

Таким образом, значение слова бытность оказалось очень устойчивым. В русском языке XVIII и XIX вв. оно обозначало `присутствие, пребывание где-нибудь' (сл. 1867—1868, 1, с. 191; сл. Даля 1880, 1, с. 151). Но круг стилистического употребления этого слова, его форм, его фразеологических связей все суживался. Ср. у Ломоносова — с одной стороны: «В бытность мою в Германии»; «От соседства с поляками и от долговременной бытности под их властию» (сл. Грота — Шахматова, 1, с. 307). С другой стороны:

Хаоса бытность довременну

Из бездн ты вечности воззвал.

У писателей с архаическими склонностями слово бытность спорадически возникало в разных контекстах до конца XIX — начала XX в. См. у В. И. Даля в «Напутном слове»: «Вопросительный знак... поставлен у всех слов, которых правильность или даже самая бытность, в том виде, как они написаны, сомнительны или где толкованье, объяснение рождало недоверчивость».

Опубликовано в Slavia Orientalis, Rosznik XVII(Т), 1968, nr. 3, под названием «История возникновения и употребления слова бытность в русском языке». Перепечатано в кн.: Уч. зап. МГПИ им. В. И. Ленина. Совр. русск. яз. № 423а, 1971. Печатается по отдельному оттиску первой публикации.

Сохранились также рукопись статьи — 15 пронумерованных рукой автора листков старой пожелтевшей бумаги разного формата, машинопись со значительной авторской правкой и добавлением новых сведений, подкрепленных примерами (18 страниц), переделанные автором отдельные абзацы машинописного варианта (7 неполных страниц). Все эти дополнения были включены автором в окончательный текст.

В печатном тексте при изложении статьи из «Материалов» Срезневского в связи с польским и чешским аналогами вместо слова небытьный ошибочно было напечатано: безбытьный. Эта ошибка устранена. В архиве есть сделанные рукой В. В. Виноградова выписки со следующими цитатами: «Россия — самобытный великий мир, полный славы неисчерпаемой». «Жуковский в 1848 г. значительную часть статьи своей ”О происшествиях 1848 года“ посвящает понятию национальности. Его словарь обогащен новым словом: самобытность» (П. Загарин. В. А. Жуковский и его произведения. М., 1883, с. 611). — Е. X.

22 Ср. Архив кн. Ф. А. Куракина. Кн. 1. СПб., 1890. Дневник 1705 г. С. 126.


Назад Содержание Вперед