ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ДВУРУШНИК, ДВУРУШНИЧЕСТВО, ДВУРУШНИЧАТЬ

В современном русском языке получили широкое распространение слова двурушник, двурушничать, двурушнический, двурушничество. Они имеют яркую экспрессивную окраску презрительной оценки. Двурушничество — это поведение человека, наружно принадлежащего к одной группе, к одному направлению, но действующего в пользу другой, враждебной стороны; стремление действовать одновременно в угоду двум противоположным сторонам путем обмана каждой из них, но с выгодой для себя.

Двурушник — `человек такого образа действия, представитель такого поведения'.

Двурушничать — `вести себя двурушником'.

Двурушнический — `свойственный двурушнику, типичный для него'.

Согласно словарю Ушакова (1, с. 663), эти слова принадлежат газетному стилю. Это — слишком узкое определение сферы их стилистического применения. Представляя собой квалификацию общественного поведения человека, социальной группы, они употребляются в разных стилях современной речи, кроме книжного и научного. Как показывает внешняя форма этих слов (сочетание -шн-), они вошли в литературный язык из устной народной речи50 (вероятнее всего, с южновеликорусским налетом). Они не зарегистрированы ни одним словарем русского языка до Далева словаря включительно. Едва ли не впервые в художественной литературе слова двурушник и двурушничать были употреблены В. В.  Крестовским в «Петербургских трущобах» — при описании быта нищих. Здесь они являются характерной бытовой приметой нищенского арго. Первоначальное значение глагола двурушничать тут определяется так: `подставлять обе руки'. Это значение раскрывается в такой бытовой сцене, изображающей толпу нищих около церкви: «Вышел чахоточный купец и сунул грош в руку Касьянчика-старчика.

— Не плошай! — ткнул его пальцем в голову Фомушка и протянул к дателю свою широкую лапу. Макрида потянулась туда же с книжкой, на переплете которой «для близиру» лежало несколько медяков. А в это самое время высокий сухощавый старик в халате, пользуясь теснотою, образовавшеюся вокруг дателя толпы, незаметно стянул грош с Макридиной книги и, с судорожной поспешностью сунув в карман, протянул из-под локтей какого-то нищего обе руки, в надежде, что подающий купец примет их за две отдельные руки двух отдельных личностей, и в каждую положит по грошу. Эта проделка иногда удавалась худощавому старику; но она-то именно и вызывала бесконечные насмешки и покоры попрошаек. Едва Фомушка-блаженный очутился за спиною купца, как его тяжеловесная лапища легонько давнула загривок старика. — Ты что, леший? опять двурушничать? просопел он ему шёпотом. Старик только окрысился, защелкал зубами, да часто замигал веками со злости и перебрался подальше от блаженного. Вышла молодая купчиха, охотница до раздач — и на паперти повторился тот же самый процесс. Старик в отдалении от Фомушки снова двурушничал» (Крестовский 1899, 1, с. 93). Ср.: « — Скареда, одно слово! — Торопился!... А сам промеж нашего брата двурушничал — только хлебушки сиротские перебивает» (там же, с. 94); «В компании Фомушки шел разговор о двурушничаньи худощавого старика-халатника... — Надоть ему беспременно ломку, чтоб не двурушничал» (там же, с. 97).

Не подлежит сомнению, что с распространением слова двурушничать в литературном языке изменяется не только его значение, но и его внутренняя форма.

Ср. у В. И. Ленина в статье «Критические заметки по национальному вопросу»: «Либералы и к вопросу о языках, как и ко всем политическим вопросам, подходят как лицемерные торгаши, протягивающие одну руку (открыто) демократии, а другую руку (за спиной) крепостникам и полицейским».

Впервые глагол двурушничать, как слово, близкое к литературному языку и, во всяком случае, встречающееся в стилях художественной литературы, был включен в словарь Грота — Шахматова: «Двурушничать, аю, ают, ср. На жаргоне нищих: пользуясь теснотою, в толпе, выставлять обе руки при выпрашивании милостыни» (1895, 1, с. 987).

Любопытно, что слова двурушник, двурушничество, двурушничать не были зарегистрированы А.  М.  Селищевым в его книге «Язык революционной эпохи» (М., 1928). Следовательно, они стали очень активными позднее — в 30-х годах XX в.

Опубликовано в Ученых записках МГПИ им. Ленина (т. 46. М., 1948. Кафедра рус. яз., вып. 2) в серии статей под общим названием «Из истории русской литературной лексики. I. В сорочке родился (родилась). II. Двурушник. Двурушничество. III. Отчитать — отчитывать. IV. Завсегдатай. V. Себялюбие, себялюбивый».

Сохранилась авторская рукопись— 2 пожелтевших листка одинакового формата. При подготовке статьи к изданию В. В. Виноградов расширил ее, добавив три абзаца в конце (начиная со слов: «Ср. у В. И. Ленина в статье ”Критические заметки по национальному вопросу“...»).

Здесь публикуется по печатному тексту.

В архиве В. В. Виноградова сохранилась также ветхая рукопись под названием «О жизни слов», кратко касающаяся истории слов двурушничество и жупел. О слове двурушничество здесь сказано: «В современном русском языке, особенно в его газетном стиле, получили широкое распространение слова двурушник, двурушнический, двурушничать, двурушничество. Этими словами клеймится продиктованное личными выгодами беспринципное стремление действовать одновременно в угоду двум противоположным группам путем обмана каждой из них. Почему же это значение вложено в слова, которые включают в себя словосочетание две руки? Слово двурушничать проникло в литературный язык из жаргона нищих. Двурушничать первоначально значило `из-за спины других выставлять две руки, чтобы в каждую получить подаяние'. Так как подающий милостыню мог принять их за отдельные руки двух отдельных нищих, то нередко эта проделка приносила профессионалу-двурушнику двойной барыш».

О слове двурушничество см. также комметарий к статье «Жупел». Е. X.

50 См. статью С. П. Обнорского «Сочетание чн в русском языке» // Изв. комиссии по русск. яз. АН СССР, Л., 1931. Т. 1. С. 93—110.


Назад Содержание Вперед