ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ГАЗЕТНАЯ УТКА

Способы смыслового переноса, так называемые «внутренние формы» слов историчны и национальны. В них выражается национальный стиль, дух и миропонимание эпохи, социальной среды. Поэтому чужеязычное влияние особенно резко выступает в тех словесных значениях, внутренние формы или мотивировки которых не находят полного обоснования в семантических свойствах и процессах самого русского языка.

Слово утка в русском языке не подверглось резким семантическим изменениям. В нем не развилось переносных значений и в общелитературном языке. Лишь в специальных языках и диалектах некоторые вещи (например, посуда с длинным носом для приема мочи у больных, не встающих с постели) или приспособления (например, приспособление на борту судна для временного закрепления конца причального каната) по внешнему сходству получили название утки. Тем более немотивированным кажется применение слова утка к обозначению выдумки (чаще всего — газетной), ложного сенсационного слуха. Это — калькированный европеизм в русском языке. Сенсационная ложь у французов — canard, у немцев — die Ente. Ср. в «Вечерней Москве» от 27 сентября 1945 г. заметку «”Газетная утка“ и ее происхождение»: «”Газетная утка“ — это синоним той ”сногсшибательной“ сенсации, которая является основной, движущей силой печати в условиях капитализма. ”Газетная утка“ — весьма широко распространенное понятие: оно вошло и в быт, и в разговорный язык. Но откуда произошло это понятие? Во времена Наполеона в Брюсселе один из тогдашних журналистов (Роберт Корнелиссен) напечатал следующую ”сенсацию“: ”Как велика прожорливость уток, доказывает произведенный над ними опыт. Из двадцати уток взяли одну, разрубили ее на части вместе с перьями и костями и эти куски отдали на съедение остальным девятнадцати. И так продолжали убивать одну утку за другой и кормили убитыми оставшихся в живых до тех пор, пока осталась всего только одна, упитавшаяся мясом и кровью своих подруг“. Вот эта-то ”упитавшаяся“ утка с тех пор и стала синонимом неправдоподобных газетных ”новостей“».

Таким образом, русское слово утка в этом значении лишено внутренней формы, образного стержня. Этот калькированный перевод европейско-газетного жаргонного термина вошел в русский язык не ранее 50-х годов XIX в. с оживлением газетной прессы.

В письме И. С. Тургенева Каткову (от4/16 декабря 1861 г.): «Повесть в Ваших руках, отдана Вам, какая же тут может быть утка, пуф?!...». У Н.  С.  Лескова в повести «Овцебык»: «Он иногда выдумывал нелепые утки и распускал их между простодушным народом». У П. Д. Боборыкина в романе «Василий Теркин»: «Не стали бы из-за одних газетных уток слать три депеши сряду». В журнале «Оса» (1864) в «Афоризмах»: «Утки журнальные бывают двух родов: ручные и дикие» (Сатира 60-х годов, М.; Л., 1932, с. 167).

Заметка ранее не публиковалась. В архиве сохранилась рукопись (2 листка очень старой бумаги); машинописная копия (бумага старая, пожелтевшая) с авторской правкой и вырезка из газеты «Вечерняя Москва», текст которой используется автором в статье. К выражению газетная утка В. В. Виноградов обращается также в статье «Об омонимах в русской лексикографической традиции» (опубликована в кн.: Историко-филологические исследования. Сб. статей к 75-летию акад. Н.  И. Конрада. М., 1967). Развивая тезис о невозможности разграничения омонимов в слове гвоздь (гвоздь программы), В. В. Виноградов пишет: «Точно так же нет никаких оснований, несмотря на происхождение от франц. canard посредством калькирования соответствующего французского выражения, газетную утку (или просто утку) для обозначения лживой сенсации, ложного слуха, обособлять в качестве омонима от слова утка в прямом, предметно-конкретном значении (ср. пустить утку). Дело в том, что никакого отдельного слова утка со значением `ложный слух, газетная сенсация, не основанная на фактах' в русском языке нет. Контекст употребления слова утка в этом значении очень ограничен. За пределами соответствующей ситуации или тематики это значение предполагает строго определенные формы его фразеологического воплощения, причем ни одного выражения, соответствующего прямому, предметному значению утка, в смысловой функции газетная утка образовать по законам семантики русского языка нельзя (ср. некорректность выражений типа: сочинить утку, злостно распространить утку и т. п.)» (с. 54—55). То же в кн.: Виноградов. Избр. тр.: Лексикология и лексикография, с. 292. — М.  Л.


Назад Содержание Вперед