ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ЖИДОМОР

Слово жидомор характерно для вульгарно-бытового просторечия. Оно обозначает бездушного скупца, страшного скрягу. В русском литературном языке оно известно с XVIII в. В словарях Академии Российской это слово указано без всякой стилистической пометы. Следовательно, оно признается в XVIII в. общеразговорным. Так, в «Словаре Академии Российской» 1806—1822 гг. читаем: «Жидомор, а, с. м. Жидоморка, ки, с. ж. Скупец, скряга, лихоимец» (ч. 2, с. 450).

Трудно сомневаться в том, что это слово — чисто народного, русского происхождения. Оно широко известно в народных крестьянских говорах как севера и средней полосы, так и юга России (см. сл. Грота — Шахматова, т. 2, с. 483). Здесь отмечен вариант этого слова — жидомора в говорах псковских и калининских (ср. там же жидоморина). Ср. также глагол жидоморничать. В народной поэзии слово жидомор могло подвергаться каламбурному переосмыслению на основе глагола ждать:

Ты сиди, муж, дома,

Жди жидомора,

Лапти плети,

Пшеницу суши...

.................

Прилетал жидомор...

(Шейн1898, с. 270).

Таким образом, слово жидомор, несомненно, возникло не позднее, а, возможно, гораздо раньше XVIII в. Оно распространено во всех великорусских говорах. Его употребление не сокращается в русском литературном языке XIX в. Оно отмечено в «Мертвых душах» Гоголя (в речи Ноздрева), у Тургенева (в повести «Несчастная»), у Писемского (напр., в драме «Самоуправцы») и у других писателей.

За все время литературной жизни этого слова— в течение XVIII и XIX вв. — никаких существенных изменений в его экспрессивной окраске не наблюдается. Не ясно, как понимать соотношение составных элементов в структуре этого слова: жидомор, т. е. `моритель жидов' (ср. мухомор), или `такой же моритель, как жид' т. е. `моритель, подобный жиду, страшный скряга' (в этом случае жидо- должно быть признано экспрессивно-усилительным словоэлементом).

Д. Никольский видел в слове жидомор народно-этимологическую перелицовку старинного жадомор72.

Для уяснения условий и времени образования этого слова необходимо остановиться коротко на истории слова жид. Известно, что это слово, представляющее собою романскую перелицовку греч. ουδαĩoѕ — иудей, встречается уже в древнейших славянских текстах. Оно свойственно всем западнославянским языкам, из южнославянских — сербскому и словенскому. Отрицательная экспрессивная окраска, облекающая слово жид, образовалась не ранее XVI — XVII в. Н. Переферкович, посвятивший истории этого слова специальную статью, пишет: «Хотя обозначение жид более фамильярно, нежели иудей, но оскорбительного оттенка в древнейших славянских памятниках за ним не замечается... Что касается светских памятников письменности — летописей, уставов, даже официальных грамот и актов, то они почти не знают другого обозначения, как жид, и даже сами евреи именуют себя в них не иначе как жидами. (Еще в XVI в. у Иоанникия Галятовского в ”Мессии Праведном“ еврей неоднократно говорит: ”наша синагога жидовская“», ”рабин жидовский“, ”наши жидове“)»73.

«Правда, встречается жид и как бранное слово, употребляемое по адресу даже не евреев, но степень присущей этому слову оскорбительности не превышает того презрения, с которым человек ”православный“ всегда говорил о ”бессерменах“, ”латинянах“ или ”еретиках“. Например, в Летописи: ”И рече Кузмище Амбалу Ключнику: о еретиче!.. помнишь ли, жидовине, въ которыхъ портhхъ пришелъ бяшеть?“ (ПСРЛ, II, 114). В общем же, ни Русь Киевская, поглотившая хазарское царство, ни Русь Новгородская, знавшая евреев по торговым сношениям, не видели в слове жид ничего оскорбительного: оскорбительный оттенок сложился в Руси Московской, евреев не знавшей и относившейся к ним (как и к другим иностранцам и иноверцам) с крайней подозрительностью» (там же, с. 270—271). Ср. ответ великого князя (Иоанна Васильевича. — Ред.) польскому королю Сигизмунду Августу в 1550 г. : «Жидамъ hздити въ Россiю съ торгами непригоже, для того что оть нихъ многiя лиха дhлаются...» (Чтения Моск. Общ. ист. и древн., 1860, кн. 4, с. 78).

Однако, по мнению Н. Переферковича, оскорбительное значение слова жид вполне определилось лишь в царствование Елизаветы Петровны, т. е. около середины XVIII в. (ср. язык официальных документов второй половины XVIII в., в которых слово жид не употребляется74). Но в народных говорах, как признает и Н.  Переферкович, отрицательная экспрессивная окраска этого слова определилась гораздо раньше. Подобно тому, как в Западной Европе Juif или Jew является метафорой для ростовщика, так в народном русском языке слово жид (с синонимом жидомор) связывается, главным образом, с понятием скупости и нечистоплотности, хотя оно не обижено и другими качествами... (там же, с. 273). Ср. У Гоголя: «Чичиков богат, как жид»; у Белинского: «Я жид по натуре».

Статья ранее не публиковалась. Печатается по рукописи, сохранившейся в архиве на 5 листках разного формата. — В.  Л.

72 Никольский Д. О происхождении и смысле собственных имен некоторых животных // ФИЛ. зап., 1900, вып. 4 — 5. С. 2

73 Переферкович Н. Филологические заметки. I. К истории слова «суббота». II. К истории слова «жид» // ЖМНП, 1913, октябрь. С. 269 — 270.

74 См.: «Из официальных документов слово жид, как неподобающее, исчезает по вступлении евреев в число российских подданных... в конце XVIII в.», (Переферкович. Указ. соч., с. 282, сноска).


Назад Содержание Вперед