ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ГОЛОСЛОВНЫЙ

Слово голословный в современном русском языке имеет книжный и несколько специальный оттенок. Самое значение `не подтвержденный доказательствами или фактами' относит его как будто к области правовой, юридической или шире — вообще деловой речи. Это слово не существовало в лексической системе русского литературного языка XVIII и начала XIX в. Его нет в словарях Академии Российской 1789—1794 и 1806—1822 гг. Лексикографической традицией впервые оно зафиксировано в словаре П.  Соколова (1834): «Голословный, ая, ое. На одних словах основанный, недоказанный» (1, с. 525). Но любопытно, что предполагаемое словом голословный выражение голые слова не приводится ни одним толковым словарем русского языка до появления словаря 1847 г. В нем прибавлены два новых значения к слову голый: а) «О мыслях: чистый, беспримесный. Голая истина (ср. классическое выражение истина нагая. — В.  В.); б) О словах: не доказанный, простой. Голые слова. Голое предположение» (1, с. 275). В «Словаре Академии Российской» (1806) было отмечено у слова голый в этом семантическом кругу лишь конкретное значение `простой, не имеющий примет': Это не наливка, а голое вино. Голая медь ( 1, с. 1177). В том же словаре почти буквально повторено объяснение П. Соколова: «Голословный... Основанный на одних словах, бездоказательный» и присоединено наречие: «Голословно На одних словах, без всяких доказательств. Он обвиняет меня голословно» (1, с. 274). В. И. Даль дополняет перечень сложных слов того же гнезда, быть может, своим собственным изобретением: «Голослов— бездоказательный спорщик» (сл. Даля 1880, 1, с. 383).

Сопоставляя весь этот материал, можно прийти к выводу, что слово голословный сложилось в книжной речи на основе русского разговорного выражения голые слова (ср. голослов). Сравнительно точно определяется и время появления слова голословный: не раньше 10-х и не позднее 20-х годов XIX в. Поражает быстрота, с какой это слово было включено в лексикологический свод П.  Соколова (1834), который не так стремительно и свободно выходил за пределы «Словаря Академии Российской» 1806—1822 гг. Очевидно, что к 30-м годам XIX в. слово голословный получило уже очень широкое распространение и было утверждено в правах гражданства.

Есть данные утверждать, что слово голословный было образовано в 20-х годах XIX в. О нем, как о неологизме, иронически сообщается в альманахе «Календарь муз на 1826 год» (изд. А. Измайловым и П. Яковлевым) в статье «О новейших словах и выражениях, изобретенных российскими поэтами в 1825 году»: «Голословное обвинение. То есть обвинение из голых слов, или из голых слов обвинение, как угодно! все прекрасно! Это голословное обвинение отыскано нами хотя в Архиве (т. е. в «Северном архиве»), но принадлежит к числу новейших и редких находок!» (7). Как известно, в журнале «Северный архив» руководящую роль играл Ф.  Б. Булгарин. В языке Булгарина нередко встречались полонизмы. Слово голословный, образование которого уже было подготовлено историческим развитием русской лексики, подсказывалось польским gołosłowny Так, в «Польско-Российском словаре» Станислава Миллера (1829) еще нет указаний на русское слово голословный как на эквивалент польского gołosłowny. Для перевода gołosłowny приходилось пользоваться приблизительным описанием: «Словесный, словесен, на словах, а не письменно даемый или данный» (Миллер, Польско-росс. сл., 1, с. 187; ср. также «Словарь» С. Линде). Этот первоначальный смысл [слова] gołosłowny выступает особенно ясно во фразе голословное обвинение. Отсюда развилось как в польском, так и в русском языке значение `бездоказательный'. В письме П.  А. Вяземского А.  И.  Тургеневу (от 18 апреля 1828 г.): «Голословное исчисление наших книг будет курам на смех, а Французским петухам и тем более» (Архив братьев Тургеневых, вып. 6, т. 1, с. 64).

Таким образом, новое русское слово возникает в результате семантического толчка, исходившего от польского языка. Но оно быстро прививается и укореняется на родственной русской морфологической почве, в благоприятной для него семантической атмосфере. Быстрое общественное признание этого слова говорит о том, что создание его удовлетворило насущную потребность мысли. В последующей истории русского литературного языка лишь несколько расширились фразеологические связи этого слова (ср. голословное утверждение, голословное суждение и др. под.), но употребление его так и осталось несвободным.

Опубликовано вместе со статьями «Роздых», «Советчик», «Дешевка», «Танцовать от печки», «С пальцем девять, с огурцом — пятнадцать» под общим названием «Из истории русских слов и выражений» в журнале «Русский язык в школе» (1940, № 2). Перепечатано в кн.: «Исследования по исторической грамматике и лексикологии» (М., 1990). В общей вводной части говорится о задачах создания идеографического словаря современного русского языка и историко-стилистического словаря русского литературного языка XVIII — XX вв. Сохранились журнальный оттиск и машинописный текст (4 стр.) с авторской правкой. В машинописи есть, кроме того, цитата из письма П. А.  Вяземского и заключительное предложение статьи, отсутствующие в журнальном тексте. Это свидетельствует о том, что статья готовилась для повторной публикации. Все дополнения и авторская правка внесены в публикуемый текст. — И.  У.


Назад Содержание Вперед