ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

Гольтепа, культепа. Экспрессивность слова нередко выражается своеобразной комбинацией аффиксальных элементов или индивидуальными изменениями, «искажениями» аффиксов. В экспрессивно окрашенных словах иногда окаменевают, застывают исчезнувшие аффиксы или возникают новые, необычные морфологические образования; например, гольтепа. Бальзаминова недаром приняла это слово за французское (в комедии А. Н. Островского «Свои собаки грызутся — чужая не приставай»): «Коль человек или вещь какая-нибудь — как про нее сказать? Дрянь! Это как-то неловко. Лучше сказать по-французски: ”Гольтепа!“» (д. 1, явл. 6). (Акад. А. И. Соболевский указал на то, что собирательное гольтепа произошло от гольтай, ср. старое великорусское гольтяй, современное украинское гiльтай (ср. областное великорусское культяпа — `косолапый человек'). «Прежде были, вероятно, более обычны слова на -епъ, судя по великорусским фамилиям Кутепов, Резепов, Казепов». Впрочем, А. И. Соболевский, ссылаясь на культяпка, допускал возможность связывать гольтепа, кулыпепа с некогда существовавшим суффиксом -ęn- (Лингвистические и археологические наблюдения, вып. 2, 1912, с. 30).

(Словообразование в его отношении к грамматике и лексикологии // Виноградов. Избр. тр.: Исслед. по русск. грам., с. 207).


Назад Содержание Вперед