ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ГРАЖДАНИН. О той экспрессивной и идейной атмосфере, которая окружала слово гражданин в сознании разных групп русского общества 20—30-х годов, дают яркое представление такие строки из рассказа Н. С. Лескова «Кадетский монастырь»: «Если кадет изобличался в прозаическом авторстве (конечно, смирного содержания), то ему давали двадцать пять ударов, а если он согрешил стихом, то вдвое. Это было за то, что Рылеев, который писал стихи, вышел из нашего корпуса. Книжечка всеобщей истории, не знаю кем составленная, была у нас едва ли не в двадцать страничек и на обертке ее было обозначено: ”для воинов и для жителей“. Прежде она была надписана: ”для воинов и для граждан“, так надписал ее искусный составитель, — но это было кем-то признано за неудобное и вместо ”для граждан“, было поставлено ”для жителей“».

У Н. И. Греча в «Записках о моей жизни» — о времени Павла: «Мало ли что предписывалось и исполнялось в то время! Так, например, предписано было не употреблять некоторых слов, напр., говорить и писать государство вместо отечество; мещанин вместо гражданин; исключить вместо выключить» (Греч 1930, с. 151).

Письмо В. Д. Комовского к Н. М. Языкову (от 20 января 1833 г.): «В Триго рском изменен стих ”и сладким именем граждан“, тако: и гордо именем граждан; зане не личит русскому находить сладость в названии гражданина. Почему бы кажется?» (цит. по: Лит. наследство 1935, вып. 19—21, с. 93).

В журнале «Заволжский Муравей» (Казань, 1834, июль, № 13, с. 246—247) разъяснялось: «Что ж такое гражданин и в чем состоят его обязанности? По понятию нашему сословие граждан есть класс народа промышленного, торгующего, и хотя почетного, но уступающего во всех правах своих и преимуществах первостепенному сословию людей государственных, так называемых дворян».

Печатается по рукописи (4 листка разного формата). К слову гражданин В. В. Виноградов обращался также в книге «Проблема авторства и теория стилей»: «Слово человек сближается [А. Н. Радищевым. — Ред.] со словом гражданин в его революционно-демократическом понимании: ”Излишне, казалось бы, при возникшем столь уж давно духе любомудрия изыскивать или поновлять доводы о существенном человеков, а потому и граждан равенства“ (А. Н. Радищев, Путешествие из Петербурга в Москву. 1970, с. 242). ”Гражданин, в каком бы состоянии небо родиться ему ни судило, есть и пребудет всегда человек“ (там же, с. 145). Ср. также: ”Но если служители божества представили взорам нашим неправоту порабощения в отношении человека, за долг наш вменяем мы показать вам вред оной в обществе и неправильность оного в отношении гражданина“ (там же, с. 241—242).

Не случайно, что в ”Разных отрывках (Из записок одного молодого Россиянина“ [Н. М. Карамзина. —Ред.] ни разу не употреблено слово общество (так же, как и слово гражданин)» (Виноградов, Проблема авторства, с. 310, 311).

В другом месте В. В. Виноградов приводит высказывание академика Б. М. Ляпунова ([Б. [М.] Ляпунов.] Семасиологические и этимологические заметки в области славянских языков: приставка из-// «Slavia», ročn. 7, seš. 4, 1929, с. 755—756): «...мы не должны удивляться, что не только современный русский литературный язык, но и язык великорусской (а до недавнего времени и украинской и белорусской) интеллигенции кишит веками усвоенными и совершенно незаметными для большинства церковнославянизмами, т. е. болгаризмами, вроде столь обычных в современном государственном языке Союза ССР выражений ”гражданин“, ”власть совета“, ”иждивение“ и мн. др.» (Основные проблемы изучения, образования и развития древнерусского литературного языка // Виноградов. Избр. тр.: История русск. лит. яз., с. 68). — И. У.


Назад Содержание Вперед