ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ХЛЫЩ

Слово хлыщ в современном русском литературном языке относится к лексике разговорного стиля. Оно имеет яркую экспрессивную окраску презрения, пренебрежения, выражая значение: `франтоватый, но лишенный глубокого внутреннего содержания шалопай, эгоистический и неспособный к серьезному делу фат'. Это слово пущено в широкое литературное обращение И. И. Панаевым, который в середине 50-х годов XIX в. напечатал в «Современнике» целую серию фельетонов о хлыщах: «Великосветский хлыщ», «Провинциальный хлыщ», «Хлыщ высшей школы». Сам же Панаев заимствовал это слово из кружкового жаргона писательской среды 40-х годов, куда оно попало из живой народно-областной речи.

В заключение очерка «Великосветский хлыщ» дается объясн ение значения слова хлыщ в такой сцене:

« — Спрашивается, как же надо назвать такого молодца? — спросил глубокомы сленно Пруденский...

В числе присутствующих тут в эту минуту находился госп один, чрезвычайно веселый, юморист и славный рассказчик.

— Я знаю, как, — возразил он. — Это хлыщ! Таких господ надо непременно звать хлыщами.

Что такое? — воскликнул Алексей Афанасьич, расхохотавшись, — как? как? повтори-ка еще.

Хлыщ!

Да что же это такое значит? Какое это слово? откуда оно? Я в первый раз его слышу.

— Ну, об этимологии его вы меня, пожалуйста, не спрашива йте. Я не знаю. Это сорвалось у меня с языка; но мне кажется, что оно совершенно характеризует такого рода господ, как, например, ваш барон.

Нам всем очень понравилось это слово; мы приняли его без возражений и пустили в ход. Теперь оно, по вашей милости, н ачинает распространяться» (Панаев, 1912, 4, с. 121—122). Характерны названия глав этого очерка: «О том, каким образом великосветские хлыщи пускают пыль в глаза перед людьми простыми и как простые люди робеют и делаются неловкими перед великосветскими хлыщами» (гл. 2); «Биографический очерк барона Щелкалова, из которого наблюдательный читатель может догадаться, что такое подразумевается под словом ”хлыщ“» (гл. 3); «Глава 5, из которой проницательный читатель усмотрит многое, во-первых, что хлыщи бывают различных родов, во-вторых, что великосветские хлыщи в свою очередь робеют и иногда делаются неловкими, и в-третьих, что они разоблачаются и обнаруживают себя вдруг, совершенно неожиданно даже для самих себя, причем также вполне объясняется читателю значение не всеми употребляемого, но приятного для слуха слова ”хлыщ“».

И действительно, слово хлыщ, неизвестное в русской художественной литературе 30—40-х годов, после повестей и очерков И. И. Панаева стало употребляться в разных стилях русского литературного языка. Еще раньше это слово укрепилось в кружке «Современника». Например, И. С. Тургенев употребляет его в письме к Е. М. Феоктистову (27 декабря 1852 г.): «Бокар действительно хлыщ первой величины — он бывал в доме моей матери в Москве... и потом в деревне, когда обворовывал казну на Тульском шоссе...» (Тургенев и «Современник», с. 155); в письме к Н. А. Некрасову (ноябрь — декабрь 1858 г.): «Мы увидимся вероятно у Хлыща Бурдина...» (там же, с. 123).

У Н. Г. Помяловского в романе «Брат и сестра»: «Отец хваст ает, что из его сына не выйдет хлыща, полотера или человека, помешанного на чинах, кутилы». А. В. Дружинин писал в «Заметках петербургского туриста»: «Приятель мой... неблагозвучного имени хлыща не заслуживал,... не имея в себе нахальства, дерзости, сухости хлыща... слабость его состояла в том, что он мог назваться фанатиком, страдальцем, слепым почитателем, отчаянным поклонником моды» (Дружинин, 1867, 8, с. 149).

Литературному языку до 40-х годов XIX в. были известны лишь слова: хлыст, -а (1. Тонкий гибкий прут, срезанный с дерева; 2. Бич, сплетенный из ремней) с уменьшительными, уничижительными (хлыстик, хлыстишко) и увеличительными формами (хлыстище), хлыстать (1. То же, что хлестать. Хлыстни лошадь, чтобы скорее бежала; 2. ср. Истекать, стремиться во множестве. Кровь из раны так и хлыщет), производная от этого глагола форма моментальности или однократности хлыстнуть и существительные хлыстание, хлыстовка (продолжительное или сильное хлыстание; бичевание), хлыстовня (см. сл. 1847, 4, с. 403).

Слово хлыщ не было отмечено ни одним из словарей русского литературного языка до словаря В. И. Даля. Однако в «Опыте областного великорусского словаря» приведена целая группа слов той же основы — с подходящим сюда кругом значений: «Хлыстать, гл. ср. Шататься по дворам, ходить из дома в дом без дела. Нижегор. Новгор. Тихв. Хлыстка, и, с. ж. 1) Плетка. Псков. Опоч. 2) Бранное слово: непотребная женщина или девка, волочага. Псков. Опоч. Хлысту н, а, с. м. Шатающийся по дворам, ходящий из дома в дом без дела. Нижегор. Новгор. Тихв. Хлыстунья, и, с. ж. Шатающаяся по дворам, недомоседка. Новгор.Тихв. Хлыст, а, с. м. 1) В торговле: целое дерево, но без сучьев. Тамб. Морш. 2) Скопец. Тамб. Морш.» (Опыт обл. влкр. сл., с. 248).

В «Дополнении к ”Опыту областного великорусского слов аря“»: «Хлыстать, гл. ср. 1) Сплетничать. 2) Врать. 3) Ругать. Псков. Твер. Осташ. Хлыстка, и, с. ж. Сплетница. Псков. Твер. Осташ. Хлыстовка, и, с. ж. и Хлыстовница, ы, с. ж. То же, что хлыстка. Псков. Твер. Осташ. и, с. ж. Бродяга, шатающаяся по дворам. Владим. Хлыста, а, с. м. 1) Бродяга, шатающаяся по дворам. Владим. Хлыст, а, с. м. 1) Бродяга, шатающийся по дворам. Владим. 2) Взрослый парень. Этакой вырос хлыст, а баклушничает. Новгор. Борович.» (Доп. к опыту обл. влкр. сл., с. 291).

Судя по этим данным, слово хлыст в значении `враль, повеса, фат' свойственно преимущественно севернорусским и западнорусским народным говорам. Слово хлыщ связывается скорее с южновеликорусскими говорами.

С отношением хлыщ и хлыст можно сопоставить отношение хвощ и хвост. Хвощ — `споровое многолетнее растение с зелеными стеблями и очень мелкими чешуйчатыми листьями, сросшимися в кольца'. Образование от хвост мотивируется тем, что это растение похоже на лисий хвост. Ср. болгарск. хвощ, польск. chwoszcz (cp. A. Brückner. Słownik etymologiczny języka polskiego, Warszawa, 1957, с. 187—188). В словаре В. И. Даля наряду с хлыст как синоним указывается и хлыщ. Значение этих слов определяется так: `фат, франт, щеголь, повеса, басист' (сл. Даля 1822, 4, с. 568). Так русский литературный язык в середине XIX в. обогатился новым словом при посредстве языка художественной литературы.

Опубликовано вместе со статьями о словах замкнутый, влопаться и пружина под общим названием «Проблема исторического взаимодействия литературного языка и языка художественной литературы» в журнале «Вопросы языкознания» (1955, № 4). В архиве сохранились две выписки на 2 листках и машинопись с авторской правкой (5 стр.). Печатается по машинописи с включением материалов выписок. — В. Л.


Назад Содержание Вперед