ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ИСПАРИТЬСЯ, УЛЕТУЧИТЬСЯ

В современном русском языке глагол испариться выражает два значения: одно — физическое `обратиться в пар, в газообразное состояние'; другое — переносное, свойственное главным образом разговорно-шутливому стилю речи: `незаметно исчезнуть, уйти, скрыться'. Первое значение не возбуждает вопросов (ср. нем. verduften). Оно так же естественно для глагола испариться, производного от пар — пары, как значение `обратиться в пепел' для глагола испепелиться. Это значение глагола испариться обросло производными образованиями в книжном языке и в специальных, технических диалектах: испарение, испаритель, испарительный, испаряемость и т. п. Можно думать, что глагол испариться образован в русском литературном языке XVIII в., в его научных стилях. Второе значение — нового происхождения. Оно развилось в то время, когда русский разговорно-литературный язык стал сближаться с разными специальными, научными диалектами и стилями, между прочим и с языком естественных наук. Это произошло не ранее 20—30-х годов XIX в. В словаре 1847 г. новое значение глагола испариться — испаряться еще не нашло отражения. Оно не отмечено и Далем, который, по-видимому, отнес его к индивидуальному употреблению (сл. Даля 1881, 2, с. 53). Можно думать, что новое значение глагола испариться пущено в ход «Библиотекой для чтения», редактором ее — О. И.  Сенковским, который стремился популяризовать научную терминологию, сблизить общеупотребительный литературный язык с языком науки.

В анонимной повести «Литературный вечер» (СПб., 1835) слово испариться — испаряться в переносном значении `исчезнуть, улетучиться' объявлено характерной особенностью языка Сенковского, языка «Библиотеки для чтения»: «Любовь меня разложила! разложила, т. е. не то, чтобы сечь, разложила на стихии и я — испаряюсь» (с. 120). Эта фраза представляет собою плод метафорического употребления и развертывания физических и химических образов: «Любовь разложила меня в стихии всевозможных чувствований, и если бы она меня поцеловала, я бы в один миг испарился... Я показываю, что я учился физике и химии. Знаю, что все, разложенное на стихии, может испариться».

Правда, и раньше уже намечалась тенденция к переносному употреблению глагола испариться. А.  Галич в своей книге «История философских систем...» писал: «Сначала философы нечувствительно испаряются в публику нефилософскую, превозносятся лукаво и притворно» 106. Н.  И.  Греч осуждал такое словоупотребление А.  Галича («Сын Отечества», ч. 52, 1819, № 7, с. 20).

Д.  В.  Григорович в своих «Литературных воспоминаниях» рассказывает, что словом испариться в переносном значении в 1839 или в 1840 г. пользовался любитель чужих острот великий князь Михаил Павлович, брат Николая, распекая самого Д. В. Григоровича — тогда воспитанника инженерного училища: «Представьте, вчера этот шалопай не сделал мне фронта; я подозвал его, — что же вы думаете? — он бросился от меня в магазин и удрал... Нигде не могли его отыскать, он точно... точно испарился. Последнее слово положительно спасло меня [Григоровича]; оно, должно быть, понравилось великому князю. Он начал повторять его: ”Испарился... да, испарился... Повторяю вам: он точно испарился... “. Наконец, он рассмеялся...» (Григорович, с. 67—68). У Ф. М.  Достоевского в «Записках из подполья»: «Злоба у меня опять-таки вследствие этих проклятых законов сознания химическому разложению подвергается. Смотришь — предмет улетучивается, резоны испаряются, виновник не отыскивается, обида становится не обидой, а фатумом».

Глагол улетучиться — улетучиваться, выступающий как синоним слова испариться, не отмечен ни одним словарем русского языка до появления словаря Даля. Очевидно, это слово не вошло в широкий литературный оборот до 30—40-х годов XIX в. Можно предполагать, что развитие значений у слова улетучиться протекало в ином направлении, чем у слова испариться. Улетучиться входит в литературный оборот как глагольное образование от прилагательного летучий. Между тем в слове летучий уже в XVIII — начале XIX в. ярко обозначились три основных значения: 1) `Способный летать, наделенный крыльями'. Летучая мышь. // `Способный летать, носиться в воздухе'. Луна освещает снег летучий. Летучий дым. // `Способный быстро двигаться, менять место, как бы летающий, очень подвижный'. Отряды конницы летучей (Пушкин). Летучие отряды. Летучая почта; 2) `Мимолетный, являющийся и быстро исчезающий, скоро протекающий'. Летучая фраза. Стихи, летучих дум небрежные созданья (Пушкин); 3) В химии: `способный превращаться в пары, легко испаряющийся'. Летучее вещество. Летучие масла (ср. сл. 1867—1868, 2, с. 526).

Таким образом, улетучиться, образованное от летучий посредством контаминации двух словообразовательных типов: улететь, умчаться, улизнуть и т. п. и умудриться, угнездиться, удосужиться и т. п., впитывает в себя разные значения слова летучий.

В повести И. И. Панаева «Актеон» (1841) в имитации романтического стиля: «Чувство радостное, пронесшись по душе человека, не погружает его в себя; оно имеет всегда внешнее выражение и улетучивается в нем» (Панаев 1888, 2, с. 205). В письме Е.  Я. Колбасина И. С. Тургеневу (от 15 января 1857 г.) цитируется статья Дудышкина о повестях Тургенева. В ней говорится о «лишних людях»: «... каждое из них [этих лиц] напоминает другое, ему родственное и, вдобавок, каждое из них улетучивается. Выражаются же о фигурах, нарисованных на полотне, что в них мало тела, если в них действительно мало натуры. Мы тоже могли бы сказать о многих главных лицах повестей г. Тур[генева]: в них мало тела» (Тургенев и «Современник», с. 313—314). У Ф. М.  Достоевского в романе «Униженные и оскорбленные» (в речи кн. Валковского): «... все мое вдохновение пройдет, пропадет, улетучится». У Б. Маркевича в романе «Перелом»: «Множество неповинной молодежи арестовали... Иринарх, к счастью, успел этого избегнуть и улетучиться». «Пока они прочтут, да пошлют, а меня здесь и след простыл. Успею улетучиться» (см.  Михельсон, Русск. мысль и речь, 2, с. 412). У Н.  С.  Лескова в «Рассказах кстати»: «Решение, которое я принимала, совершенно улетучивалось через час, при его появлении». У Л. Ф.  Пантелеева в книге его мемуаров: «Многое осталось для меня неизвестным, а из того, что знал, немалая доля улетучилась из памяти» (Пантелеев, с. 252). У П.  И.  Чайковского в письме к П. Юргенсону (от 3 июля 1880 г.): «Будь ты богат, я бы упросил тебя купить у меня поспектакльную плату за ”Деву“ и за ”Онегина“ за четыре тысячи. Это был бы для тебя некоторый риск, ибо я могу скончаться (чего, однако же, не желал бы сделать), и тогда поспектакльная плата улетучивается, но отчего не рискнуть богатому человеку?» 107. У Д.  В.  Григоровича в «Литературных воспоминаниях»: «При выходе на сцену мною овладевала какая-то нервная суетливость; из памяти улетучивался характер изображаемого лица» (Григорович, с. 80).

Специальное, научное применение этого слова как синонима испариться сложилось гораздо позднее — в конце XIX в. на основе его каламбурно-бытового применения. Глагол улетучиться, наряду с экспрессивным значением `улететь, незаметно уйти', приобретает более нейтральное, почти терминологическое употребление в отношении к веществам, обращающимся в летучее, газообразное состояние: `исчезнуть, обратившись в газ, пар; испариться'. В связи с этим находится и образование невозвратной формы улетучить со значением `дать исчезнуть чему-нибудь, обратив в газообразное состояние'.

Статья ранее не публиковалась. Сохранилась рукопись (8 листков) и машинопись (6 стр.) с авторской правкой. Печатается по машинописи, сверенной с рукописью. — И. У.

106 Галич А. История философских систем, по иностранным руководствам составленная. СПб., 1818. С. 32.

107 Чайковский П. И. Переписка с П. И.  Юргенсоном. М., 1938. С. 157.


Назад Содержание Вперед