ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ИЗЯЩНЫЙ

Слово изящный вошло в древнерусский литературно-книжный язык из языка старославянского. По своему происхождению оно обычно связывается с глагольной темой *изьм- и глаголом из#ти (ср. современное изъяти). Его первоначальное значение понимается как `избранный'. В «Этимологическом словаре» А. Преображенского о слове изящный написано: «Изящный красивый, со вкусом книжн. заимств. из цсл.: изящество, изящность, др. изящьный, изячьный άριοτος изящьство прием, способ (?) (Срезневский, 1, 1086). сс. из#штьнъ ξαίρετος (MEW. 103). — Тема: изьм- к им@, èти; след. собств. избранный. Относительно значения ср. фр. élégant (Преображенский, 1, с. 267). Несомненно, что в этом объяснении семантической структуры слова изящный (так же, как и у М. Р. Фасмера — см. дальше) содержатся значительные элементы модернизации.

Слово изящный (старинный русский вариант изячьный) в языке древнерусской письменности было свойственно главным образом «высокому» книжному стилю и сначала было окружено экспрессивным ореолом церковно-культового эпитета. Оно значило не только `избранный; но и `лучший, выдающийся, отличный, сильный, знаменитый'. В «Материалах» акад. И. И. Срезневского отмечены, между прочим, такие фразовые контексты употребления этого слова в старейших русских памятниках религиозного и исторического содержания (XI — XV вв.): «из#щьное мужьство (Минея 1097 г.); яко изяштьна сушта въ апостолhхъ (Минея Путятина XI в.); в списке XII в. вместо изяштьна стоит: знаменита, ...Чинь изящьнъ(τάξις ριστη ordo optimus) (Ефремовская Кормчая); ...изящьну пользу (Пандекты Антиоха XI в.). Даръ... изяштьнъ(εαιρετον); ...людие изящьни (там же). Изященъ воинъ (Пролог XIII в.); ...изящный его (игумена Сергия) послушникъ инокъ Пересвhтъ (Пов. о Кулик. битве)» и нек. др. (Срезневский, 1, с. 1086, см. там же слово изящьство).

Акад. В.  М.  Истрин находил, что слово изящный не подверглось в русском языке сильным семантическим изменениям: «...В то время, как, напр., слово ”изящен“ сохранило свое значение от Симеоновского периода (встречается у Иоанна экзарха) до нашего времени, слово ”напрасен“ в древнейшее время употреблялось только в значении `неожиданный'» (Истрин, с. 80). В древнерусской церковно-богословской литературе отмечено также производное от изящный, кроме изящность, слово изящьство (Послание Симона к Поликарпу 1225 г.). В позднем списке Хроники Георгия Амартола (XV в.) Срезневский вслед за А. X. Востоковым указал также искусственно-книжное образование, возникшее, по-видимому, в эпоху второго южнославянского влияния: «Изящьньствие— praestantia «Паче слова изящьньствие его» (Срезневский, 1, с. 1086). Ср. в словаре А. X. Востокова: «...из#штение. ξαίρεσις, exemptio. Ant.; из#штитис#— гл. возвр. `отличиться'. Мин. праздничн. XII в. Авг. 5. врага борителя низвьрглъ еси изящивъся пресвhтьло; из#штъньствие, с. ср. `изящность'. Амарт. XV века. паче слова изяштньствiе его; из#штьничьскъ ζαίρετος peculiaris. Cod. Sup.. 427; из#штпьнъ— εζαίρετος, peculiaris. Ant. Pat.; из#штьствовати περβαίνειν. superare. Dial.». Ср.: «Ничто же от первых добродетелии изяществие полезно ему бысть» (Хрон. Г. Амартола. Изящьньствие— ριστεία). Был в употреблении также глагол изящьствовати: «Таковии же оубо и тации на врагы из#щьствоують» (изяществовати — ριστεύειν)(т. 1, с. 161. Ср. то же в Ипатьевской летописи, ПСРЛ, т. 2, с. 270). См.  также в материалах картотеки древнерусского словаря XIII — XVII вв. В Никольск. летоп.: «Фока..., ему же имя Лев, мужь величеством тhла и силою изяществуя, воевода бhвсhмъ тогда греческимъ военачалиемъ» (ПСРЛ, т. 9, 25, 1111). Изячествовати как эквивалент церковнославянского изяществовати употреблялось до начала XVIII в. См. у Симеона Полоцкого в «Орле Российском» (1667): изячествует (л. 24).

У М. Фасмера в его «Этимологическом словаре» под словом изящный помещены такие ссылки и сопоставления.

«Изящный, стар. русск. изящный ”ловкий“, также ”знатный“ (Катыр.-Рост., XVII в.; см. Гудзий, Хрест. 320), неизящен ”не знатен“ (Дракула 657), сербск.-цслав. из#штьнъ ζαίρετος, чеш. vzácný ”редкий; дорогой“, слвц. vzácny (польск. zacny — из чеш.). Восходит к *jьz-tej-ьnъ (от за- и ять во взять), заимств. из цслав.; см. Mi. EW 103; LP 254; Преобр. 1, 267; Гебауэр, НМI, 384; Шимек, LF 67, 377 и сл. Ср. лат. elegans, франц. élégant, первонач. ”избранный“ (см. Гамильшег, EW 346)» (Фасмер, 2, с. 124).

Пользуясь картотекой древнерусского словаря XIII — XVII вв. (Институт русского языка АН СССР), легко убедиться в широкой многозначности слова изящный и в многообразии способов и форм его сочетаемости с самыми разными словами в донациональную эпоху истории русского литературного языка. Вот наиболее показательные иллюстрации из древнерусских памятников разных веков, с XIV вплоть до XVIII в. В Никоновской или Патриаршей летописи: «...воевода нарочить и полководець изященъ и удалъ зhло» (ПСРЛ, 11, с. 56); «чудотворечь изящен, предивен и милостив» (Чудо Николы, рукопись XIV в.); «изящен воин» (Пролог XIV в.); «жить'а изящна и веры» (Лаврентьевская летопись 1377 г.); «дело драго и изящно» (Послание папы Льва XIV в.). Из древнерусских источников XV в.: «...к своему угоднику и другу изящну» (Софийский временник); «и нуждъно же есть пастырю, по временю сему последнему, о каждаго мысли и естестве изящну быти, да всяческа в единообращение к богу наставити» (Послание митрополита Фотия, 1419—1430); «мужа тиха, кротка, смhрена, хитра, премудра, разумна, промышлена же и расъсудна, изящена в божественных писаниях, учителна и книгам сказателя» (Рогожский летописец, ПСРЛ, 15, с. 105); «изящное борение еже без помысл имети сердце в молитве» (Устав Нила Сорского, список XV — XVI вв.), в «Московском летописном своде» конца XV в.: «...избравъ его мужа тиха, кротка же и смирена, мудра и разумна и изячна въ божественом писании, и сказателя книгамь просто же рещи, во всякой добродhтели преспhюще и всhстепени прошедша» (ПСРЛ, 25, с. 189).

Из письменности XVI в.: «Житиа изящна» (Типографская летопись, XVI в., ПСРЛ, 24); «изящных (вар. изячных) молотцов и искусных ратному делу» (Львовская летопись, (ПСРЛ, 20); «церковь соборную повеле подписати изящным иконописьцем» (Книга Степенная царского родословия, ПСРЛ, 21); «в телесных и естественных изящен бе зело» (Послание Иосифа Волоцкого); «сотвори же Владимир отрока того честным вельможею токо же и отца его изящным величеством почьте и весь род его» (Книга Степенная, 117); «сей Митяи... словесы речист, глас имея доброгласен износящь, грамоте горазд, пети горазд, чести горазд, книгами говорити горазд, всеми делы поповьскыми изящен и по всему нарочит бе» (Симеоновская летопись, список первой половины XVI в.; ПСРЛ, 18).

Из литературно-письменных текстов XVII в.: «...отче духовный учителю изящный и всему доброму моему ходатаю» (Варлаам и Иоасаф, список XVII в.); «изящное посольство» (История о Мелюзине, XVII в., 39); «муж зело премудростию украшен и в книжном учении изящен и в чистоте жития известен» (Дополнения к Актам историческим, т. 2, 1614); «изящен бе в вере» (Евфросин. Отразительное писание», 1691); «изящный делателю винограда Христова» (Житие Антония Сийского, рукопись XVII в.); «рода изящна» (Великие Минеи Четьи); «бога даровавшаго такова изящна пастыря» (Житие митрополита Филиппа, рукопись XVII в.); «изрядна и изящна здателя» (там же); «Феофан гречин, книги изограф нарочитый, живописец изящный во иконописцах» (Послание Епифания к Кириллу, список XVII в.); «мужа великаго (В. В. Голицына) рассуждения, изящна в посолственных уставех и искусна» (Повесть Катырева-Ростовского); «изящному в премудрости великому государю» (Переписка царя Михаила Федоровича); «пастырь и учитель изящен» (Житие Арсения Тверского, рукопись Ундольского № 286, XVII в.); «...прошу... вашего манаршеского милосердия, дабы по вашему милостивому указу обыкновенным и преславным вашим монаршеским правам изящная ваша царского Величества грамота на то село Михайловку... ему Михаилу была дана...» (1681 г.)100; «тогда имаши быти в чести изящнейшей, что ти оскудеет тогда ко отчей славе высочайшей» (Артаксерсово действо, 1672 г., л. 55 об.); «много бо... слухи наши отвратиша от доброразсудия их и в словесех изящества» (Пролог, сентябрьской и мартовской половины года, печ. 1643, л. 952); «Токмо на простописаныя взираю // И тех изящно разумевати не возмогаю...» (Послание Стефана иноку-справщику Арсению Глухому 1 пол. XVII в.; Тр. ОДРЛ, 17, с. 404); (Антагор) «между многими узре корабль пребольшии всех и во уряжении изящнем, обаче черными виды... и знамя корабля черное» (Повесть об Аполлонии Тирском, XVII в., список XVIII в.); «изящнее разумети» (Космография 1620 г.); «изряднейше и изящнейше» (Памятники Смутного времени); в «Записках графа А. А. Матвеева» (СПб., 1841): «...многие верные слуги, изящных и заслуженых фамилий». Ср. также: «Во весь день пребыли есмы во граде, но ничтоже изящного видети было, паче же древних вещей» (Похождение в землю святую князя Радивила Сиротки 1582—1584. Перевод с польск. изд. 1617 г., список 1695 г., 114) — «Cały dzień strawiliśmy w mieście, ale nie było co widzieć»; «тамож концлер изячную речь к нему учинив» (История о Мелюзине, XVII в.); «великому государю, в чести величества изящному и многим мусульманским родом повелителю» (Посольство М. Н. Тиханова, 1613—1615 гг.); «чюдотворец предивен и молитвеник к богу в мире изящен явися» (Герасим Фирсов, сп. XVII в.); «о постановлении с писма изящного рассуждения от слова» (Риторика, 1620, л. 408); «и по сему изящно ево никонианская ересь познавается» [Челобитная Никиты Добрынина (Пустосвята), 1665]; ср. там же: «...изящно же Иосиф Волоцкий от божественных писаний собрав, пишет сице...» (37); «...тако и наше яко оного истый ученикъ и подражатель воспрiиметъ усердiе, не приносимыхъ худости сматряя, но предложенiя изящество прiемля, ибо и Бог не даровъ и трудовъ количеству, но изволенiя качеству является мзды воздаруя»101.

По этим иллюстрациям легко судить не только о разнообразии словосочетаний со словом изящный в русской средневековой письменности (ср.: житие изящно, дело изящно, изящное борение, чудотворець, воин, предстатель, пастырь, учитель, друг, муж, начальник изящный, изящный иконописец, живописец, изящный род, изящная фамилия, изящная грамота, честь изящнейшая, уряжение изящное, изящное рассуждение и т. п.), не только о развитии (по-видимому, особенно с XV в.) и умножении форм синтаксической сочетаемости слова изящный с распространяющими и определяющими его словами (в чем и чемизящена в божественных писаниях» — Рогожский летописец, Московский летописный свод; «всеми делы поповьскыми изящен» Симеоновская летопись, список XVI в.; «в книжном учении изящен», «изящен в вере», «изящный в премудрости» и т. п.), но и о семантической сложности структуры слова изящный и о необыкновенном богатстве и широте выражаемых им оттенков оценочных значений, относящихся к квалификации и выдающихся социальных качеств, и моральных, этических, эстетических и даже физических достоинств, силы и влияния.

Словено-российские и русские лексиконы XVI — XVIII вв. не отражают всего этого многообразия значений слова изящный и родственных ему слов.

В «Лексисе» Лаврентия Зизания слово из#штство поясняется словом `выборность; а из#штны — `выборный' (Зизаний Л. Лексис. л.  14 об.). В «Лексиконе» Памвы Берынды (по изд. 1653 г.) помещены слова: из#шник: Над всhх силнhишiи, рыцерь, и переднhишiи до иныхъ справъ. Из#щество: знаменитост, превышанье, выборность, крhпость (Берында П. Лекс., с. 56—57). В «Синониме славеноросской», изданной П. И.  Житецким в приложении к исследованию: «Очерк литературной истории малорусского наречия» слово изящный и изящество не подвергаются семантическому истолкованию. Они не названы в числе основных синонимов, объясняемых параллельными выражениями. Но они широко используются для пояснения других слов и выражений. Например, Зацный— благонарочить, изящный, преславный, неначаемый (см. Житецкий, с. 28). Значеный— знаменитый, благонарочить, изрядный, изящный, великъ, преимhяй, первый (там же, с. 32). Найпереднейшее— преизящнhйшее, преизящное, преднастоящее (там же, с. 45). В «Немецко-латинском и русском лексиконе» (СПб., 1731 г.) находим (в обращенном порядке — на первом месте русские, затем латинские и на последнем немецкие слова): «Избранный, изящный, изрядный, Excellens, exquisitus. — Ausbundig (с. 53); Изящный, избранный. Lectus, exquisitus. — Auserkohren, auserlesen (с. 53)». Ср.  Лучшiи, добрhишiи, изящнhишiи— т. е. Melior, praestantior. — Besser» (с. 87); «Изящный, изрядный, достохвалный. Laudabilis, egregius, audax. — Brav» (с. 107).

В «Полном церковно-славянском словаре» магистра Григория Дьяченко помещены слова изяществовати и изящный с такими объяснениями: изяществовати— `превышать, превосходить'. Изящный — `отменный, превосходный; (ξαρχος), `начальствующий, главный' (2 Цар. 6, 14) (Ц.-сл. сл., с. 219).

У Симеона Полоцкого в «Полемических статьях против протестантства» XVII в. (рук. БАН): «И худая вещь изящнейшая знаменовати может. Егда убо мы покланяемся иконам, не по естеству вещы их то творим» (65). Ср. там же: «Глаголят же, Господи Иисусе Христе боже наш помилуй нас, моляше в нем то, еже есть изящнейшее, сиречь божество» (233 об.). «Третий вид превосхождения есть средний между божиим и человеческим. Таково есть изящество благодати и славы святых» (там же).

В русском литературном языке первой половины и отчасти третьей четверти XVIII в. слова изящный, изящнейший продолжают еще сохранять свои старые славянско-книжные значения. Например, в «Синонпсисе... о начале славянороссийского народа» Иннокентия Гизеля (М., 1714) читаем: «Азiа, часть есть свhта болшая, и изящнhйшая... изящнhйшая того ради, яко въ ней Богь рай насади, человhка сотвори, и законъ даде» (с. 9). В «Докладах и приговорах, состоявшихся в Правительствующем Сенате в царствование Петра Великого, изданные имп. АН под ред. Н.  В. Калачова» (СПб., 1883, т. 2, кн. 2, 1712 г.) найдем: «игумени священных и честных монастырей, благоговейнейшие иереи, изящнейшии бояре и купцы...». В «Духовном регламенте» (1721) говорится о причащении (святой евхаристии): «Сiе бо есть и благодаренiе наше изящнhйшее Богу...» (с. 54). В «Книге Систиме, или Состоянии мухаммеданския религии»: «Мустафа, своiственно знаменуетъ избранныи, или надъ протчiхъ изящнhйшiй» (Д.  Кантемир, Книга Систима). В «Арифметике» Л.  Магницкого говорится об «изяшнhйшем образце дhленiя» (Магницкий, л. 21 об.). Здесь изящнейший обозначает `наиболее основательный, высокий по качеству, сильный, точный'. В рукописи XVIII в. «Наука красноречия си есть Риторика»: «Изчисление есть краткое изящнейших аргументов воспомяновение, да еже в целом глаголании речено есть, сие кратко собранное воспомянется» (67 об.). В «Книге, зовомой земледелательная» (нач. XVIII в., рукоп. БАН, лл.  59 об. — 60): «Брегися прочее елико можеши от всех вреждающых и учреждайся зимою власяными одеждами, и наипаче нощию да будеши добрhприкровен, и изящнhглаву и ноги твои». Там же: «Сего ради пишю вам зде впереди некая сказания и повеления зело потребная да знаете како пребывати вам во всех деланиих ваших, и изящнее в живопитании» (л. 57). В «Истории о ординах или чинах воинских паче же кавалерских... Автора Адриана Шхонбека» читаем: «...Такожъ имhютъ онi власть изящную печатать свои патенты (или жалованные грамоты) печатью златою, сребреною, свiнцовою, или восковою...» (История о ординах или чинах воинских паче же кавалерских ... Адриана Шхонбека, ч. 1. Пер. с франц., М.,  1710, с. 85). Ср. там же: «Всесiлный прiсносущный боже, на сего (имярека) раба твоего, иже изящнымъ мечемъ опоясанная желаеть благодать твоего багословенiя излей...» (с. 140).

Во второй половине XVIII в. слово изящный еще продолжает употребляться и в прежних сочетаниях, но вместе с тем все сильнее выступает в нем тенденция к выражению отвлеченных внутренних качеств — моральных, эмоциональных и эстетических.

Например, в «Записках Болотова»: «я вижу, что вы честной и такой человек, которой знает, что есть честь, здравой разсудок и добродетель в свете, и готов за вас везде божиться, что вы одарены изящнейшим характером» (Болотов, 1875, 1, с. 388—389). Но ср. там же: «Храброй Лаудон, зделавшейся из доброго солдата изящным генералом, командовал легкими цесарскими войсками» (1, с. 771). Здесь изящный равно — `отличный, превосходный'. См. также в начале XIX в. у С. Т. Аксакова: «В твоих быстрых родниковых ручьях, прозрачных и холодных, как лед, даже в жары знойного лета, бегущих под тенью дерев и кустов, живут все породы форелей, изящных по вкусу и красивых по наружности...» (Аксаков, Семейная хроника, 1, с. 24).

У В.  Лукина: «...сия драмма, преобразившись в нашу одежду, обогащена еще многими изящными мыслями» (Лукин, 2, с. 10). В «Записках» С.  Порошина (1765, сентябрь): «...храбрость российского народа и многие изящные его дарования... всему свету доказаны...» (Порошин, с. 449).

В «Веселом и шутливом Меландре»: юноша «не отстал [от сна и нерадения]... даже и тогда, когда тесть его, человек весьма случайной и муж изящной добродетели, обещался ему всячески помогать и доставлять все то, что только нужно будет к его промоции, или повышению чином»102.

В сочинениях акад. И. И.  Лепехина: «...о Табынской глине умолчать для разных причин не можно. Во первых доброта ее весьма изящна. Она так вязка, что... никакой грубости сжимающим перстам не доказывает...» (Лепехин, ч. 2, с. 15). Ср. там же, в ч. 1: «...природа одарила животных изящным вкусом и обонянием, по которому они могут вредную траву отличить от здоровой...» (ч. 1, с. 107).

В «Словаре Академии Российской» приведены почти те же значения этой группы слов, которые господствовали в старых церковно-славянских и славянорусских текстах: «Изящество... Превосходство, изрядство, отличная доброта. Изящество книги, сочинения. Изяществовать... Иметь превосходство. Изящно... Превосходно, отменно хорошо, изрядно. Изящность... То же, что изящество. Изящный... Превосходный, отличный, изрядный, отменно хороший. Изящные дарования. Изящный труд. Изящные книги» (сл. АР, 1809, 2, с. 1129—1130).

Весь этот список слов и те же определения были буквально воспроизведены в словаре Петра Соколова (см. с. 1041). В этих определениях лишь слова «отличная доброта», «отменно хорошо», «отменно хороший» могут указывать на перенос выражений изящный, изящество в эстетическую сферу. Семантический сдвиг в употреблении и смысловых оттенках этого лексического гнезда находит более определенное, хотя и довольно слабое еще отражение в «Русско-французском словаре, в котором русские слова расположены по происхождению; или этимологическом лексиконе русского языка» Филиппа Рейфа: «Изящный... beau, excellent, prééminent; изящныядарования, des talents éminents; изящныя творения, des chefs-d'oeuvre; изящныя художества, lex beaux-arts, les arts libéraux. Изящное... le beau; чувствительность к изящному, le sentiment du beau. Изящно... excellemment, éminemment. Изящность... и Изящество... excellence, prééminence. Изяществовать... exceller, prévaloir. Преизящество... prééminence, majesté splendeur, pompe» (Рейф, 1, с. 352).

В словаре 1847 г. содержатся те же слова, но наблюдается некоторое смещение значений, сравнительно с словарями АР: «Изящество... Отличная доброта или красота; превосходство. Изяществовать...Иметьизящество. Изящно... С изяществом, превосходно. Изящный... Отлично хороший, превосходный. Изящные дарования. Изящное произведение. — Изящные искусства. Так названы музыка, живопись, ваяние и зодчество» (сл. 1847, 2, с. 129). Только в толковом словаре В. И. Даля нашли полное выражение и определение те семантические изменения, которым подверглись слова изящный, изящество в русском литературном языке конца XVIII и начала XIX в. Здесь читаем: «Изящный, красивый, прекрасный, художественный, согласованный с искусством, художеством; вообще, сделанный со вкусом. Изящное... отвлеченное понятие о красоте, соразмерности и вкусе. Изящные искусства: музыка, живопись, ваянье и зодчество; присоединяют к сему и поэзию, мимику, пляску и пр. Изящность... свойство, качество, принадлежность всего, что изящно. Изящность работы этой вещи замечательна. Изящество... то же, изящность, но более в значеньи самостоятельном и отвлеченном; красота. Изящество, это союз истины и добра. Изяществовать, красоваться изящностью. Изящесловие... эстетика, наука об изящном» (сл. Даля 1881, 2, с. 37).

Между тем уже в последние два десятилетияXVIII в. наметился некоторый сдвиг в употреблении и значении слова изящный. Об этом можно судить хотя бы по таким иллюстрациям. В 1788 году в Университетской типографии у Н.  Новикова была напечатана книга: «Дух изящнейших мнений, избранных большею частию из сочинений ...лучших Писателей». Здесь находим такие случаи употребления слова изящный: IX. «Сугубой цены есть прелести той, которая присовокупляет к изящной своей красоте преимущество быть неизвестною о том, что она прекрасна» (с. 6). LXVIII. «Книги доставляют нам материалы к строению изящного здания науки, рассудок сбирает и соединяет их, а опытность вводит в оное обитать премудрость» (с. 29). CCCXV. «Знатное рождение, изящные достоинства, любезная добродетель, тогда только поражают других зрение, когда щастие лучами освещает добрые сии свойства. Оные подобны цветами усеянным долинам, которые не видимы ночью, и коим одно только солнце сообщает всю их красоту» (с. 131—132). См. в журнале Новиковского масонского кружка: «Человечество [т.  е. `гуманность'. — В.  В.], сия изящная и благородная добродетель, объемлющая все другия, составляющая предмет здравой философии и основание христианства» (Магазин, т. 1, ч. 1, с. 32—33); в «Путешествии из Петербурга в Москву»: «Безбожник, тебя отрицающий, признавая природы закон непременный, тебе же приносит тем хвалу, хваля тебя паче нашего песнопения. Ибо, проникнутый до глубины своея изящностию) твоего творения, ему предстоит трепетен» (Радищев, 1979, с. 52).

В письме масона Тедена к П.  А.  Татищеву (от 9-го апреля 1784 г.) читаем: «уведомление о смерти преизящного бр. Шварца (которого я по гроб оплакивать и в радости исполненной вечности любить буду) растворило вновь кровию обливающиеся раны мои» (Ежевский, Сочинения, с. 218).

В своем выборочном «Словаре к стихотворениям Державина» акад. Я. К. Грот поместил следующие примеры Державинского употребления слов — изящность и изящныйИзящности душевны. Вельм. 628, 8»... «Изящный. Не по достоинству изящнейшего слога. Прин. 715, с. 5»... «всех изящных душ. II, 297, 30» (см. Державин, 1883, 9, с. 382). Ср. также употребление слова изящество Николаем Страховым в его переводе на русский язык «Ваксфильдского священника» Гольдсмита: «...особенно находящияся в оном здравыя рассуждения достойны похвал каждаго чувствующаго цену изяществ умопроизведения» (Страхов, с. 7).

Особенно остро и наглядно сдвиг в сторону интеллектуальной эстетической характеристики лиц и предметов обнаруживается в языке сочинений Н. М.  Карамзина. В стихотворении «Дарования» (1796) Карамзин писал:

Восстал, воззрел — и вся Природа,

От звезд лазоревого свода

До недр земных, морских пучин,

Пред ним в изящности явилась;

В тайнейших связях обнажилась;

Рекла: «будь мира властелин!

Мои богатства пред тобою:

Хвали Творца— будь сам творец!»

И смертный гордою рукою

Из рук ее приял венец.

К этой строфе Карамзин присоединил такое примечание: «Чувство изящного в Природе разбудило дикого человека и произвело Искусства, которые имели непосредственное влияние на общежитие, на все мудрые законы его, на просвещение и нравственность. Орфеи, Амфионы были первыми учителями диких людей» (Карамзин, 1917, 1, с. 200).

В том же стихотворении «Дарования»:

...Любовь к Изящному вливая,

Изящность сообщают нам;

Добро искусством украшая,

Велят его любить сердцам.

Говоря здесь же о поэзии, как об украшенном подражании природе, Карамзин делает такое примечание: «Все прелести Изящных Искусств суть не что иное, как подражание Натуре: но копия бывает иногда лучше оригинала — по крайней мере делает его для нас всегда занимательнее: мы имеем удовольствие сравнивать» (там же, с. 204).

В «Письмах русского путешественника»: «Вышедши из Театра, обтер я на крыльце последнюю сладкую слезу. Поверите ли, друзья мои, что нынешний вечер причисляю я к щастливейшим вечерам моей жизни? И пусть теперь доказывают мне, что ИзящныяНауки не имеют влияния на щастие наше!» (Моск. журн., 1791, кн. 1, ч. 2, с. 23). «Здесь жил не Король, а Философ Фридрих — не Стоической и не Циник — но Философ, любивший удовольствия и умевший находить их в Изящных искусствах и науках» (там же, с. 28). «Ах! есть ли бы теперь, в самую сию минуту, надлежало мне умереть, то я со слезою любви упал бы во всеобъемлющее лоно Природы, с полным уверением, что она зовет меня к новому щастию; что изменение существа моего есть возвышение красоты, перемена изящного на лучшее» (там же, кн. 2, ч. 4, с. 169—170). Ср. также: «Слезы наши текут и в прахе исчезают; изящные произведения художеств живут во веки...» (там же, кн. 3, ч. 5, с. 367). Ср. там же о Гердере: «По изящному закону Премудрости и Благости, все в быстрейшем течении стремится к новой силе юности и красоты — стремится, и всякую минуту превращается».

В принадлежащем Н. М.  Карамзину переводе из Боутервека «Аполлон» (Изъяснение древней аллегории): «Выражение чувства (или ощущения) посредством изящных мыслей есть цель поэзии» (Моск. журн., ч. 8, с. 120). Ср. там же: «Прекрасные мысли бывают не всегда пиитические; но всякая пиитическая мысль прекрасна, хотя мы и не можем разобрать ее философически, — хотя и не можем показать всего, что составляет ее изящность! (там же, с. 122).

«Нечто о мифологии (Перевод из Морицовой Götterlehre)»: «...Кто может высочайшее произведение искусства рассматривать как гиероглиф или мертвую букву, которая всю свою цену имеет от того, что ею означается: тот, конечно, не рожден чувствовать изящного, и мертв для всех красот. Всякое истинное творение искусства всякой изящный вымысл есть сам по себе нечто совершенное, собственно для себя существующее и прекрасное от гармонического расположения частей своих» (там же, ч. 6, с. 281). Ср. также в переводах из Геснера: «Материя и орудия могут быть различны, но изящное всегда одинаково — всегда есть оно ничто иное, как ”гармония в разнообразии, как единство во многих частях“» (Моск. журн., 1792, ч. 6, с. 292).

В сказке «Прекрасная царевна и щастливой Карла»: «...вы, которые ни в чем не можете служить образцом художнику, когда он хочет представить изящность человеческой формы!» (там же, ч. 7, с. 209).

В предисловии Карамзина к переводу Шекспировской трагедии «Юлий Цезарь» (1787): «[Брут] есть действительно изящнейший из всех характеров, когда-либо в драматических сочинениях изображенных» (с. 7). В его же предисловии к переводу Шекспировой трагедии «Юлий Цезарь» (М., 1787): «Время, сей могущественный истребитель всего того, что под солнцем находится, не могло еще доселе затмить изящности и величия Шекеспировых творений. Вся почти Англия согласна в хвале, приписываемой Мужу сему. Пусть спросят упражнявшагося в чтении агличанина: каков Шекеспир? Без всякаго сомнения будет он ответствовать: Шекеспир велик! Шекеспир неподражаем!» (с. 3). Ср. также «Что может быть невиннее, как наслаждаться изящным?» (Аполлон. Перев. Карамзина из Боутервека, Моск. Журнал, 1792, ч. 8, с. 130—131).

В письме А. А. Петрова к Н. М.  Карамзину от 11 июня 1785 г.: «Судя по началу сего преизящного трактата, должно заключить, что если Соломон знал и говорил по-немецки, то говорил гораздо лучше, нежели ты пишешь».103

Новые семантические тенденции, приведшие к сближению слов изящный, изящество с élégant, élégance, ярко сказались в языке Н. М. Карамзина. В «Пантеоне Российских Авторов» Н. М. Карамзин писал в заметке о Кантемире: «...разделяя слог наш на эпохи, первую должно начать с Кантемира, вторую с Ломоносова, третью с переводов Славяно-Русских господина Елагина и его многочисленных подражателей, а четвертую с нашего времени, в которое образуется приятность слога, называемая Французами élégance» (Пантеон рос. авторов, ч. 1).

П.  А. Вяземский в «Старой Записной книжке» поясняет слово изящество французским élégance: «Вольтер сказал в своем опыте о различных вкусах народов: «Французы имеют за себя ясность, точность, изящестсво (élégance)» (Вяземский, 8, с. 37).

Приспособление слова изящный для передачи французского beau едва ли не раньше всего произошло в переводе les belles lettres. П. А. Вяземский записал в своей «Старой записной книжке»: «На французском языке есть очень удобное выражение, соответственное слову литература и, так сказать, дополняющее и выясняющее его: les belles lettres. Само собою разумеется, что слова литература и литератор происходят от литера, т. е. азбучных знаков. Азбука все-таки есть начало всего. Но дело в том, что грамота грамоте рознь. Одной грамоты недостаточно. Нужно еще, чтобы грамота была изящная. Les belles lettres — прекрасные письмена» (там же, с. 331).

Эрн. Гамильшег (Ernst Gamillscheg) пишет о слове élégant, что оно во французском языке укрепилось в XV столетии, живет до XVIII в. в значении `украшенный, нарядный, полный прелести' (Schmuck, reizvoll), в особенности часто применительно к языку и стилю, а также к одежде, затем с конца XVIII в. обозначает также щеголя, франта (из латинского elegante `избранный, исполненный вкуса') (E.  Gamillscheg, s. 346). Оскар Блох отмечает, что впервые слово élégant отмечено в старофранцузском памятнике 1150 года, но употреблялось редко до XV в. Слово élégance ведет свое употребление с XIV в. (1327 г.). Эти слова заимствованы из латинского языка (elegans, elegantia). Слово élégant было модным словом и обозначало в конце XVIII в. изящного светского человека (une personne d'une mise distinguée) (O. Bloch, t. 1, p. 246).

В письме И. И. Дмитриева к В. А. Жуковскому (от 20 февраля 1813 г.): «Но это не помешало всем отдать справедливость изяществу вашей поэзии» (Дмитриев, 1895, 2, с. 217).

М.  В.  Чистяков в «Курсе теории словесности» писал: «Иногда, желая или выразить новую сторону идеи, или уловить новый оттенок картины, писатель составляет свои слова, т. е. производит от прежних слов новые, чрез изменение окончаний, или чрез сочетание одного слова с другим. Так, в недавнее время составлено несколько весьма удачных слов: изящный, изящество, искусственный, искусственность, народность, гражданственность, осуществить, осуществление, видоизменение и т. д.» (Чистяков, ч. 2, с. 76).

В языке Пушкина отражается завершение семантического движения слов изящный, изящество, изящность к их современному употреблению (см. сл. Пушкина, 2, с. 215 — 216).

Статья под названием «История слова изящный. (В связи с образованием выражений изящная словесность, изящные искусства) опубликована в сб. «Роль и значение литературы XVIII века в истории русской культуры». К 70-летию со дня рождения члена-корреспондента АН СССР П. Н. Беркова. (М.; Л., 1966). Однако эта публикация представляет собой лишь третью часть рукописи, сохранившейся в архиве под тем же названием. Эта рукопись состоит из 74-х пронумерованных листков и выписок, написанных на разной бумаге и в разное время. Здесь печатается по оттиску, дополненному по рукописи. Таким образом, настоящая публикация представляет собой полный авторский текст статьи, посвященной истории слова изящный и выражения изящная словесность.

Кроме того, в архиве сохранились несколько листков, которые, по-видимому, должны были служить продолжением статьи и предшествовать рассмотрению употребления слов изящный — изящество в новое время. Вот этот текст:

«В 17-томном словаре отмечены с пометой— ”устарелое“ — изящное, в знач. сущ. ”То же, что прекрасное. Цель наблюдения, сказали мы, есть истина, а душа действия — доброта. Прибавим, что совершенное слияние той и другой есть изящное, или поэзия. Марл. О романтизме... Изящные искусства. Устарелое собирательное наименование для музыки, живописи, ваяния и зодчества. Музей изящных искусств“ (БАС, 5, с. 274—275).

Параллельный процесс наблюдается в болгарском языке. В ”Български тълковен речник“ (София, 1955) находим: ”Изящен прил. Изтънчена красив, грациозен. Изящна фигура. Изящен стил.

Изящество ср. Изтънчена красота; изящност.

Изящностж. Качество на изящен, изтънчена красота, изящество. Изящност на маниерите. Изящност на фигурата“. (Андрейчин, Бълг. речн., с. 259). В языке Христо Ботева слово изящен употребляется лишь в сочетании со словом — изкуство:изящнитеизкуства, изящного изкуство (Речник на езика на Христо Ботев. Том първ. А.-К, София. 1960, с. 513)». — В.  П.

100 Материалы для истории колонизации и быта степной окраины Московского государства (Харьковской и отчасти Курской и Воронежской губ.) в XVI — XVIII столетии. Харьков, 1886. С. 113.

101 Никольский Н. К. Сочинения соловецкого инока Герасима Фирсова по неизданным текстам. (К истории севернорусской литературы XVII века). Пгр., 1916 (Памятники древней письменности и искусства, № 188). С. 27

102 Веселый и шутливый Меландр... Перевод А. Урусова с латинск. М., 1789. С. 54.

103 М. П. Погодин. Н. М. Карамзин, ч. 1. М., 1866. С. 30.


Назад Содержание Вперед