ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

КЛУБНИЧКА. Гоголь в «Мертвых душах» пускает в оборот новое значение слова клубничка: `что-нибудь скабрезное, эротическое, нескромное'. Это выражение приписано поручику Кувшинникову, который «простых баб не пропустил. Это он называет попользоваться на счет клубнички». Понятно, что слово клубничка в этом употреблении приобретает отпечаток едкой, презрительной, хотя и несколько грубоватой иронии. Новое словоупотребление подхватывается всеми писателями гоголевской школы. Оно свойственно Григоровичу, Тургеневу, Достоевскому, Салтыкову-Щедрину и другим. Понятно, что то же значение передается и слову клубника. Например, у Салтыкова-Щедрина в статье: «Новаторы особого рода. ”Жертва вечерняя“ П. Боборыкина (1868)»: «...клубника во всех видах и формах, как отдохновение от подвигов по части необузданности» (Салтыков-Щедрин 1937, 8, с. 71). На основе этого нового значения слова клубничка возникают новые слова: клубничник `любитель клубнички'. Например, у Достоевского в «Записках из подполья»: «Ненавижу клубничку и клубничников. И особенно клубничников» (Достоевский, 1956, 4, с. 197).

У Н. И. Пирогова в «Дневнике старого врача»: «Молодая раба, довольно крас ивая собою, чуть было не попавшая в руки какого-то московского клубничника, вышла благополучно замуж без всяких документов» (Пирогов Н., с. 471). У Тургенева в «Дыме» (в речи Потугина): «Десять французов сойдется, беседа неизбежно коснется ”клубнички“, как они там ни виляй...».

Клубницизм: у Салтыкова-Щедрина в рецензии на новые стихотворения А. Майкова (1864): «мы были бы не правы, не отдавши поэтам-художникам должной справедливости. Как ни лимфатична была их ”грусть“, как ни незначительна была ее доля в той общей массе всякого рода воинственно-увеселительно-полового клубницизма, составлявшего главное содержание их песнопений, все-таки эта грусть о чем-то напоминала, все-таки она была отблеском (хотя и очень слабым) той действительной грусти, которая росла и растет, невидимая даже сквозь щели» (Русск. писатели о лит-ре, 2, с. 253).

В рецензии Салтыкова-Щедрина на повести В. П. Авенариуса «Современная идиллия» и «Поветрие»: « Клубницизм новейшего времени взрастил два цветка на своей почве: гг. Стебницкого [Н. Лескова] и Авенариуса» (там же, с. 259).

Клубницист: «нет того страдающего разжижением спинного мозга эстетика-клубнициста, которого изображение можно было бы счесть излишним» (Салтыков-Щедрин. Новаторы особого рода, 1868 — там же, с. 262).

Клубничный: «В их [поэтов-художников] чистеньких манерцах в их клубничных помыслах есть нечто такое, что по плечу досужеству» (Салтыков-Щедрин, рец. на новые стихотворения А. Майкова, 1864 — там же, с. 254). «...в ключе была сделана микроскопическая картинка клубничного свойства» (Успенский Г. И. Столичная беднота).

В «Записках бурсака» С. И. Сычугова: «От нее (песни) попах ивает, правда, клубничкой, но ведь, не правда ли, что песенка очень не дурна: французская игривость и веселость так и бьет ключом... Можно, конечно, читать ее друзьям и знакомым; только я не советовал бы читать ее молодым старичкам, у которых от клубничного запаха слюнки текут и глаза маслятся» (с. 343—344).

Публикуется впервые как композиция из фрагментов текста, сохранившегося на 5 листках ветхой бумаги (написано в разное время). — М. Л.


Назад Содержание Вперед