ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

Коленка, коленко. [...] южновеликорусским влиянием объясняется укрепление в русском литературном языке с 20—30-х гг. XIX в. уменьшительно-ласкательной формы женск. рода — коленка вместо старой севернорусской — коленко, господствовавшей до этого времени. Например, у Лермонтова: «Я уперся коленкой в дно» (Тамань); у Л. Толстого: «Князь Василий сидел в зале, на коленку упирая локоть» (Война и мир). Ср.: «Золотой луч солнца, скользнув мимо соломенной крыши, упадал на его коленко» (Лермонтов, Вадим). «Был ранен, матушка, и под коленком, и пуля так странно прошла, что коленка-то самого не тронула, а по жиле прохватила» (Гоголь, Женитьба). «Ланшин пододвинул коленком стол» (Тургенев, Дворянское гнездо). «Упаковывал, ухватив веревку и крепко упираясь коленком» (Фурманов, Мятеж). «В коленко взрывается злая сольца» (С. Кирсанов, Золушка).

(О связях истории русского литературного языка с исторической диалектологией // Виноградов. Избр. тр.: История русск. лит. яз., с. 213—214).


Назад Содержание Вперед