ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

КРУГОЗОР

Среди сложных слов современного русского литературного языка некоторые выделяются индивидуальной исключительностью своего морфологического состава, своего образования. Чаще всего это — или языковые пережитки, или индивидуальные образования. Среди слов, содержащих в своем составе корневой элемент зор(позор, призор, узор, дозор, надзор, взор, обзор, областн. подзор), совершенно изолированное положение занимает слово кругозор, носящее на себе глубокий отпечаток книжности. При внимательном историко-этимологическом рассмотрении слово кругозор представляется синонимическим вариантом слова обзор (ср. чешск. obzor — `горизонт, кругозор'; `поле зрения'). То, что в слове обзор выражено приставкой об-, обозначающей `круговорот', `охват', то в слове кругозор выражено вещественной основой круг (-о-). Следовательно, слово кругозор возникло после слова обзор, которое укрепилось в русском литературном языке не ранее середины XVIII в. Потребность в создании этого слова отчасти была вызвана тем, что слово обзор по связи с глаголом обозреть и производным от него обозрение употреблялось и закреплялось в других значениях (ср. «обзор русской словесности» и т. п.).

Слово кругозор в современном русском языке употребляется как синоним слова горизонт в переносном его значении. Говорится об умственном кругозоре, о широте или узости кругозора интересов, о людях с ограниченным кругозором и т. п. Кругозор — это `объем, широта духовных интересов, познаний'. Ср. у Салтыкова-Щедрина в «Недоконченных беседах»: «Ежели он ничего не читал, то ведь умственный его кругозор должен быть ограничен, хочешь ты сказать?»

Таким образом, слово кругозор является как бы семантическим синонимом слова горизонт, значения которого гораздо богаче и разнообразнее. Вместе с тем слово кругозор, несмотря на то, что оно дальше, чем слово горизонт, отстоит от научного языка, носит на себе более резкий отпечаток книжности. Это наводит на предположение, что слово кругозор является искусственно-книжным образованием, вызванным к жизни славянофильской потребностью изгнать из русского литературного языка заимствованный термин горизонт. Эта мысль подкрепляется и близостью слова кругозор к слову обзор, которым в «Словаре Академии Российской» калькировался, т. е. переводился, в систему русского словообразования термин горизонт (1806, 1, с. 1193).

Впервые слово кругозор появляется в «Русском словотолке», приложенном к «Письмовнику» Н.  Курганова (Присовокупление VII. Словарь разноязычной, или толкование Еврейских, Греческих, Латинских, Французских, Немецких и прочих иноземных, употребляемых в русском языке, и некоторых славянских слов). Здесь оно, как и некоторые другие слова, явно сочиненные самим Н. Кургановым для замены иноязычных слов, служит средством определения и синонимического замещения слова горизонт: «Горизонт, озречь, кругозор» (Курганов, 1796, 2, с. 236). Любопытно, что для Курганова семантема -зор как вторая часть словосложений была живой и активной. В «Письмовнике» находится длинный ряд новообразований, служащих для передачи иностранных терминов и включающих в себя — зор: гороскоп — `часозор'; бароскоп — `весозор'; телескоп — `далезор'; микроскоп — `мелкозор'; полископ — `велезор'; ср. перспектива — `прямозор'; объект — `предзор'. Ср. в «Новом словотолкователе» Н.  М. Яновского: «Телескоп... Далекозор: зрительная труба» (ч. 3, с. 814).

Следовательно, первоначальное, прямое значение слова кругозор было то же, что и слова обзор (горизонт): это — пространство, которое можно окинуть взором, горизонт. Это значение было живым до конца XIX в. Например, в «Дневнике старого врача» Н. И.  Пирогова (1881): «Что, казалось бы, всего проще, естественнее и дельнее, как не обращение первого же внимания ребенка на обитаемую им местность, на кругозор, небесный свод, на то именно, что под ним, вокруг его и над ним...» (2, с. 146). Ср. там же: «Или же ребенок, действительно, начнет думать не на одном своем, а на разных языках; но на каждом из них, в большей части случаев, кругозор мышления едва ли может быть всесторонним и неограниченным» (с. 152).

Итак, своеобразия морфологической структуры слова кругозор и его положение в лексической системе современного русского языка заставляют предположить, что слово кругозор образовано не ранее второй половины XVIII в. для синонимической замены термина горизонт. Известно, что знаменитый деятель чешского Возрождения И.  Юнгман (1773—1847) в своем переводе «Потерянного рая» (Ztrácený ráj) вместо слова horizont употребляет слова obhléd (ср. ob-zor) и pulnebe (ср. В.  Наvránek. Vývoj spisovného jazyka českého. Zvláštní otisk z díla Československá Vlastivĕda. Rada II. Svazek «Spisovný jazyk český», стр. 89). Любопытно, что в тот же период было заимствовано в чешский язык из русского и слово оbzor (там же, с. 91).

Слово кругозор не включено ни в «Словарь Академии Российской», ни в словарь 1847 г. Между тем слово кругозор было широко распространено в среде архаистов начала XIX в. Семен Бобров в своей «Херсониде» предлагает «некоторые вновь составленные речения», «свежие, смелые и как бы с патриотическим старанием изобретенные имена», и в том числе сочиняет два слова для замены слов горизонт и горизонтальный: «Здесь зришь ты в ясном глазоеме». Отметка: «Можно, кажется, сим словом определительнее назвать горизонт» (ч. 4, с. 43).

Как мог забыть, что он есть меч,

Что, обращаясь кругозорно,

Поверх главы шумит немолчно...

(с. 179).

Слово кругозорно Булаховский поясняет Горизонтально (см. об этом Булаховский, Русск. литерат. язык, 1, Киев, с. 96—97).

Образование кругозор было признано удачным и начинало входить в литературное употребление. Так, в журнале «Цветник» (1808, ч. 21, с. 267—270) слово кругозор ставится в один ряд с такими уже укоренившимися тогда сложными словами, возникшими во второй половине XVIII в., как водопад, водомет, олицетворить: «Хорошо, есть ли писателю вспадет на ум счастливая мысль, хорошо, есть ли он удачно изобретет новое слово или удачно переведет какое-нибудь иностранное, так например выдуманы: самодержец, терпимость, скороход; так переведены: водопад (каскад), водомет (фонтан), кругозор (горизонт), олицетворить (personifier); но неужели изрядство сих слов дает право выдумывать скиптродержавныеруки, преломимость, скоротеча?».

Постепенно слово кругозор завоевывает себе права литературного гражданства. Но оно еще не применяется ни Пушкиным, ни Лермонтовым. И в прямом значении `горизонт' этому слову так и не удалось войти в норму литературного употребления до 40—50-х годов XIX в.

Лишь во второй половинеXIX в. слово кругозор получило как в прямом, так и в переносном значении очень широкое употребление. А В. И. Даль в своем словаре окончательно утвердил это образование в правах лексикографического гражданства: «Кругозор, горизонт, небосклон, пространство, окидываемое глазом, взором, видки, озор, овидь. Кругозорный, ко кругозору относящс.» (1881, 2, с. 204).

Опубликовано в «Докладах и сообщениях Института языкознания АН СССР» (№  6, М., 1954) вместе со статьями «История выражения ”перемывать косточки“» и «История слова ”простофиля“» под общим названием «Из истории русской лексики и фразеологии». В архиве сохранилась рукопись — 6 листков разного формата. Статья писалась в разное время. К основным 4 листкам были добавлены две вставки; одна из них были включена в публикацию, другая, по-видимому, сделана уже после выхода статьи, эта вставка, касающаяся новообразований с морфемой -зор (у Н.  Курганова), введена в настоящую публикацию.

Косвенное отношение к содержанию статьи имеет выписанный автором пример из рассказа Тургенева «Гамлет Щигровского уезда»: «О кружок! ты не кружок: ты заколдованный круг, в котором погиб не один порядочный человек».

Статья публикуется здесь по оттиску, сверенному с рукописью, и с внесением ряда необходимых исправлений и уточнений. — В.  П.


Назад Содержание Вперед