ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

МАЛАЯ ТОЛИКА

В истории изменения значений старорусизмов играли большую роль переходы слов из одной социальной среды в другую или из одного стиля речи в другой. Особенно разнообразно и широко было преломляющее влияние официально-делового языка с примыкающими к нему профессиональными диалектами и жаргонами служивого люда. Форма толика в современном русском языке встречается обычно лишь в выражении малая толика (очень редко — некоторая толика). Следовательно, это — не полноценное слово, а лишь потенциальное. Ср., впрочем, у К. Федина в романе «Первые радости»: «Ну, что же, может, пожертвуете толику на сооружение храма во имя преподобной великомученицы Полбутылки — поклонился Парабукин» (гл. 3). Выражение малая толика относится скорее к фразеологическим сращениям, чем к фразовым сочетаниям (ср. у П. Боборыкина в повести «Ранние выводки»: «У него никак и деток малая толика»). Обособление формы толика, как отдельного слова (ср. «Конечно, толику всыпать бы можно, но если и повременить, беды никакой не будет» (Правда, 1942, № 199), является комическим и не очень удачным приемом стилизации нелитературного бытового просторечия.

Выражение малая толика значит `немного', `какое-нибудь, очень малое количество'. В современном языке это сложное речение входит в систему склонения слов женского рода (ср. вин. пад. малую толику). Выражение малую толику может употребляться и в знач. количественного наречия. Например, в «Недоросле» Фонвизина (слова Цыфиркина): «Молу толику арихметике маракую». Ср. также в письме Г. С. Батенькова (от 15 апреля 1817 г.): «Еще бы надобно, чтобы, оправясь малую толику, вы благоволили вытребовать к себе Леонида Лучшева... также потребно... отыскать и молодого маркиза» 192.

Полного ансамбля падежных форм единственного числа у этого выражения нет. Вернее: не все эти формы употребительны. Потенциальное имя существительное женского рода толика восходит к форме среднего рода множественного числа старославянского местоимения толикыи — толикъ (ср. коликъ `количество') — `такой, столь великий'. Ср., например, в Хронике Георгия Амартола (Уваровск. сп.): «Како толма и толика прегрhшившему, за толика лhть прегрhшившему въ едино лhто и час прощенiю сподоби его (τóν τοσα τα καì τηλıκα τα πλημμεληκóτα χρóνοıς τοσούτοıς )» (Срезневский, 3, с. 974). Ср. у Чехова в рассказе «Свистуны»: «Как взглянешь на диван, так и вспомнишь толикая многая...».

Форма среднего рода единственного числа толико широко употреблялась в старославянском и древнерусском книжном языке в субстантивированном значении: `так много, такое большое количество' (ср. образованный в период второго югославянского влияния церковнославянизм толичество) (см. сл. 1867—1868, 4, с. 596). Например, в «Житии Бориса и Глеба» (приписываемом Нестору): «Оуне есть мнh единому оумрети, нежели толику душь» (Срезневский, 3, с. 974). Выражение на толицh(т. е. форма местного падежа с предлогом на) в церковнославянском языке применялось в значении `за столько'. Ср. в «Деяниях святых Апостодов» (V, 8): «Отвhща же ей Петр: рцы ми, аще на толицh село отдаста. Она же рече: ей, на толицh» (сл. 1867—1868, 4, с. 596).

В церковнославянском языке, а затем и в приказно-канцелярском языке издавна было употребительно словосочетание мало толико. Ср., например, в письме А. Н. Оленина К. П. Брюллову (от 14 мая 1840 г.): «Чем мне возблагодарить любезного и досужего Карла Павловича Брюллова (истинно, можно сказать, знаменитого живописца нашего времени) за показание мне гениального его рисунка, незабвенной ”Осады Пскова“! Спасибо, несколько раз сряду! Чем же я его возблагодарю? Ничем другим, как тем, что может, хотя мало толико способствовать к вернейшему изображению сего важного для нашей истории события! — Итак кланяюсь Карлу Павловичу прилагаемыми при сем прорисями» (Архив Брюлловых // Приложение к Русск. старине, 1900, октябрь, с. 185—186).

Таким образом, выражение малая толика является устно-бытовым видоизменением церковно-книжной и канцелярской формулы мало толико. Сложилось это выражение в среде духовенства и малого чиновничества. В литературный обиход оно вошло гораздо ранее XVIII в.

Опубликовано в 1992 г. (см комментарий к статье «Маковая росинка»). Рукопись не сохранилась. В архиве есть только машинопись с авторской правкой, по ней публикуется настоящий текст. — В. П.

192 См. Курилова Л. А. Эпистолярный стиль декабриста Батенькова // Науковi зап. Харьк. Держ. пед. iн-ту, 1941, т. 7. С. 69.


Назад Содержание Вперед