ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

МЕРЦАТЬ

Семантическая судьба многих «славянизмов» (или «старославянизмов») на русской почве связана с историей русского научного языка. Терминология средневековой науки у восточных славян (так же, как и у южных) опиралась на лексическую базу языка старославянского. Процесс образования русского национального литературного языка, естественно, повлек за собою демократизацию всех стилистических разновидностей литературно-книжной русской речи (ср. высказывания Ломоносова, Шишкова, Пушкина, Гоголя, Герцена о русском научном языке и о русской научной терминологии). Тем не менее историческое значение книжного «славянского» языка в формировании русского научно-делового стиля очень велико и многообразно. В структуре разных специальных ответвлений научной лексики «славянизмы» продолжают играть видную роль (напр., в грамматической терминологии). Однако использование славянизмов в научном языке нередко сопровождалось и сопровождается решительным их переосмыслением, направляющим по новому руслу значений всю последующую жизнь слова. Примером может служить глагол мерцать.

Мерцать в современном русском литературном языке имеет значение: `светиться неровным, колеблющимся светом (а в биологии, сверх того, о ресничных: вибрировать, быстро дрожать, колебаться)'.

Между тем, как доказывают этимологические соображения (связь с корнем мьрк — морк: меркнуть, сумерки, морока, морочить и т. п.; ср. сумрак и т. п.) и старинное употребление, первоначальным значением слова мерцать было `темнеть, меркнуть, тускнеть': «мьрцати — мерьцати, мерцаю — меркнуть; темнеть. Свет не мьрьцаяя. Сб. 1076. Ср. немьрцаемый — немеркнущий» (см. Срезневский, 2, с. 231—232). В Словаре ц-сл. яз. Востокова этого слова нет.

Для семантической истории глагола мерцать в русском языке не безразличны показания других славянских языков, особенно чешского, нижнелужицкого и словенского.

В чешском языке глагол mrkatiи mrkaviti значат: 1. смеркаться, становиться темным... v ocich mu mrkalo; 2. моргать, щурить, хмурить, напр. Mrkal očima, ukazuje k jeskyni. Aesop. 3. дремать, напр. stařec mrká (Kott). Ср. значения слова mrknuti. В нижнелужицком myrkaś и merkaś, myrkuś и merknuś, myrkotaś и merkotaś обозначают: `1. (act.) моргать, мигать, рябить (в глазах), сверкать (schimmern, flimmern, glitzern), откуда — делать быстрое движение глазами, ушами, хвостом; 2. (reflex.) myrkaś se темнеет, смеркается (dunkel werden, dämmern), (Muka).

В словенском глаголы mřkati и mrkévati обозначают: 1) становиться темным; 2) мигать, моргать, жмурить, щурить (Pleteršnik).

Таким образом, в этих языках у семантемы мерк — мерц-, наряду с основным значением — `темнеть, тускнеть, смеркаться' — есть второе значение — `мигать, моргать', откуда производные: `рябить в глазах, делать быстрое движение (глазами и т. п.), дремать'195.

Но в русском языке основное значение слова мерцать — `темнеть, тускнеть' так или иначе дожило до конца XVIII века196. Правда, в «Словаре Академии Российской» 1789—1794 (ч. 4, с. 302—303) самого слова мерцать не приведено. Но указан славянский глагол омерцати — `тускнеть, темнеть, несколько меркнуть' и отмечены торжественно-книжные эпитеты: «немерцающий и немерцаемый... `всегда блестящий, непомрачаемый'. Немерцающий свет. Немерцаемая слава». Ср. у Державина в «Изображении Фелицы»:

Тобою царства возрастают,

Твое орудие цари;

Тобой они и померцают197

Как блеск вечерния зари!

В «Словаре Академии Российской» 1806—1822 (ч. 3, с. 752) уже прямо указаны: «Мерцание... Помрачение, потемнение. Мерцать... Сл(авенское). Темнеть, меркнуть». Почти та же семантическая характеристика слова мерцать неизменно повторяется в церковнославянских словарях. Например, в «Церковно-славянском словаре» Дьяченко: «Мерцати — меркнуть, терять свет, блеск» (с. 303).

Для исторической судьбы слова мерцать очень показательно, что в языке Карамзина сам этот глагол и производные от него слова употребляются в старом, классическом значении. Например, в статье «Что нужно автору»: «Дарования его сияли светом немерцающим» (Карамзин, 1820, 7, с. 14). В статье «Нечто о науках, искусствах и просвещении»: «Вступили в те, давно истлевшие леса, в которых человечество, по словам твоим, о Руссо, блаженствовало в физическом и душевном мерцании» (там же, с. 22). В послании «Мелодор к Филалету»: «Царства разрушались, народы исчезали; из праха их, подобно как из праха фениксова, рождались новые племена, рождались в сумраке, в мерцании» (там же, с. 98); «падем в могилу и закроемся тихою землею...

Там, там за синим океаном,

Вдали, в мерцании багряном,

там венец бессмертия и радости ожидает земных тружеников» (там же, с.  116).

В статье «Деревня»: «Нахожу Томсона — иду с ним в рощу, и читаю — кладу книгу подле малинового кусточка, смотрю на высокие дерева, на густую зелень ветвей, которая, при мерцающем (т. е. тускнеющем. — В. В.) свете солнца, из тени в тень переливается» (там же, с. 120—121). «По светлому небу катится вечернее солнце в тихом великолепии и в кротком величестве. Уже достигает оно до врат Запада — мерцает за тонким, златоволнистым облаком — растопляет его лучами своими — является снова во всей полноте, бросает на землю блеск и сияние — и скрывается» (там же, с. 123—124).

Эти два последних примера показывают, что в слове мерцать к значению `темнеть, тускнеть' — в применении к светилам — мог фразеологически примешиваться смысловой оттенок колеблющегося, переливчатого, неровного сияния.

У Батюшкова в стихотворении «Мечта»:

Когда на западе зари мерцает луч

И хладная луна выходит из-за туч.

В «пиеске» тринадцатилетнего Алекс. И. Тургенева, написанной им 14 ноября 1797 г.: «Сижу один в своей комнате; глаза мои смыкаются, вижу из окошка бледномерцающий свет фонарей. Все вокруг меня спит» (А. Тургенев. Письма, с. 7). В «Похвальном слове князю Пожарскому и Кузьме Минину (1807): «Слова... подобно северному сиянию на краю атмосферы мерцающему» (Сухомлинов, вып. 4, с. 462).

Но для рельефного выделения этого оттенка нужен был дополнительный семантический толчок, чтобы резко отдалить слово мерцать от меркнуть.

Как «высокий» славянский синоним глагола меркнуть, слово мерцать рассматривается во всех иноязычных словарях XVIII в. и первой трети XIX в., изданных с русским переводом. Например, в лексиконе И. Татищева (1798, 2, с. 216) глагол s'obscurcir обставлен такими русскими параллелями: тмиться, мерцать, меркнуть, темнеть, помрачаться, сделаться темным. В словаре Ф. Рейфа (1, с. 554) мерцать с пометою — «славянизм» ставится в синонимический ряд с меркнуть и переводится на французский язык через s'obscurcir, s'offusquer, s'élipser198.

Но, по-видимому, в научном языке началаXIX в. более отчетливо сложилось новое значение слова мерцать, явившееся расширением и видоизменением смутных намеков на тусклое, меркнущее, неровное, переливчатое сияние, которые обозначались в старом употреблении этого слова. Во всяком случае словарь 1847 г. (2, с. 299) уже так определяет значения этого слова: «1) Слабо сиять, угасать, омрачаться, меркнуть; 2) в минералогии: отбрасывать свет, блестеть в некоторых точках. Авантурин мерцает золотым цветом».

В полном соответствии с этими значениями слово мерцание получает такую семантическую характеристику: «1) Борьба света с мраком, угасание, ослабевающее сияние; 2) В минералогии: блистание в некоторых точках, перемешанных с точками тусклыми или темными».

Несомненно, в этом словаре уже нашел отражение семантический сдвиг, происшедший в слове мерцать в начале XIX в. В словаре П. Соколова (ч. 1, с. 1389) эти новые значения слова мерцать еще не отмечены.

Однако не лишено значения то обстоятельство, что в «Словаре минералогическом» Севергина слово мерцать не использовано как минералогический термин. Очевидно, в то время новое значение слова мерцать еще не определилось. Акад. Севергин вследствие отсутствия подходящего термина был вынужден прибегать к таким описаниям переливчатого блеска минералов: «серебристого цвета, мало светящиеся, просиявающие чешуйки слюды» (австральный песок, с. 6); авантурин — «камень, отливающий золотого цвета искрами» (с. 1); «лучистый камень стекловатый внутри более или менее светится стекловатым блеском» (с. 664) и т. п.

Таким образом, в минералогии слово мерцать могло приобрести новое значение в самые первые десятилетия XIX века, во всяком случае, не позднее десятых годов, так как есть бесспорные свидетельства об употреблении мерцать в значении `просвечивать, издавать переливчатый блеск' с конца XVIII — начала XIX в.

Надо думать, что развитие специальных применений слова мерцать в минералогии, в астрономии, позднее в биологии было тесно связано с общими семантическими колебаниями его употребления в литературном языке.

Во всяком случае, показателен тот факт, что новое значение мерцать сразу в первые же десятилетия XIX в. подхватывается поэтическим языком. Оно обнаруживается в применении к звездам, к утренней и вечерней заре, к утру, к глазам. Например, у Раича в переводе «Георгик» Вергилия (1821):

Горит ли чистый свет с денницей молодой,

Иль в час, как блеск его мерцает за горой...

В «повести странного содержания» «Дева безмолвия» (перевод с немецкого, М., 1823): «Бледная луна едва мерцала сквозь гонимые ветром облака» (ч. 1, с. 1). «Мерцавший свет, по-видимому, показывал ей место, где обитали люди» (ч. 1, с. 4). Ср. также: «Вдруг увидел слабое мерцание света» (ч. 2, с. 210). «Темные, меланхолические глаза Фаустины, устремлявшиеся на меня с скромною страстию, смотрели теперь подобно слабо мерцающим звездам в пурпуре солнечного захождения» (ч. 1, с. 114).

Ср. у Пушкина:

Напрасно поздняя зарница

Мерцает в темноте ночной,

Иль в зыбких облаках денница

Разлита пламенной рекой.

(«Окно», 1816, перв. ред. )

Как эта лампада бледнеет

Пред ясным восходом зари,

Так ложная мудрость мерцает и тлеет

Пред солнцем бессмертным ума.

(Вакхическая песня)

Ее глаза то меркнут, то блистают

Как на небе мерцающие звезды.

(Как счастлив я..., 1826)

Все тихо. На Кавказ идет ночная мгла,

Мерцают звезды надо мною.

(На холмах Грузии лежит ночная мгла, перв. черновая

редакция)

Ср. в 30-х годах XIX в. у Бенедиктова:

С тех пор, тоскуя, небо ночи

Наводит там— в немой дали

Свои мерцающие очи

На лоно сумрачной земли.

(Прости)

Новое употребление и переосмысление слова мерцать199, определившееся в десятых годах XIX в., вызвало резкий протест со стороны А. С. Шишкова. В письме к А. X. Востокову (от 5 июня 1820 г.) он возмущался: «Хотя бы сам Аполлон сказал мерцающее утро, я бы из языка доказал ему, что мерцающее есть смеркающееся, и что утро не может быть смеркающимся (Переписка А. X. Востокова // Сб. ОРЯС АН, т. 5, вып. 2, 1879, с. 37). А. С. Шишков по поводу стихов Раича из перевода «Георгик» Вергилия:

Горит ли чистый свет с денницей молодой,

Иль в час, как блеск его мерцает за горой,

И утру ясному уступят мраки нощи...

— писал И. И. Дмитриеву от 13 сент. 1821 г.: «Когда «при уступающих утру мраках блеск мерцает за горой», то глагол мерцает должен значить: сияет, светится; но откуда вопреки языку дано ему сие значение? Меркну, мерцаю, померкаю, померцаю, смеркаюсь суть слова, происходящие от мрак и значащие помрачение, потухание света, а не сияние. Каким же образом по утру блеск «молодой денницы», т. е. восходящего солнца, мерцает, когда глагол сей по разуму языка значит: меркнет, потухает, становится мраком» (Шишков, Записки, 2, с. 357, 358).

Востоков вполне согласился с мнением Шишкова «об ошибочном употреблении слова мерцающий в значении: рассветающий или просвечивающий вдали, в тумане». Вместе с тем Востоков высказал блестящую догадку о происхождении нового значения: «Слово сие введено таким образом в употребление вероятно переводчиками с немецкого, по аналогии слова: dämmern, которое значит: 1) смеркаться, 2) рассветать, и Abenddämmerung — сумерки» (Переписка А. X. Востокова, с. 38). Однако, семантический толчок со стороны немецкого языка мог лишь ускорить и обострить развитие тех смысловых возможностей и оттенков, которые уже раньше наметились в русском употреблении глагола — мерцать.

Опубликовано в Уч. зап. Моск. пед. дефектол. ин-та (т. 1, 1941) в составе большой статьи «Лексикологические заметки» вместе с статьями об истории слов и выражений витать, животрепещущий, злободневный, втереть очки, квасной патриотизм. Сохранился более полный машинописный экземпляр с авторской правкой, не вошедшей в опубликованный текст. Здесь печатается по этому машинописному экземпляру с добавлениями нескольких цитат из художественной литературы, сохранившихся в архиве на отдельных очень ветхих рукописных листках. — Е. К.

195 См. статью Н. Н. Зарубина. Заря утренняя или вечерняя (Из комментария к «Слову о полку Игореве») // Тр. Отд. древнерусск. лит-ры АН, т. 2, 1935. С. 111—113.

196 Бросается в глаза отсутствие слова мерцать в азбуковниках, в словарях Л. Зизания, Памвы Берынды и Фед. Поликарпова, в «Синониме словяноросской», в «Русском словотолке» Курганова, вообще во всех словарях до «Словаря Академии Российской» 1806—1822. Но сделать отсюда какой-нибудь исторический вывод опасно.

197 (Первоначально: померкают).

198 Ср. там же: мерцание — obscurcissement; немерцающий и немерцаемый — qui ne se ternit pas, toujours brillant, inaltérable, indéfectible; немерцающий свет — lumière inextinguible, немерцающая слава — gloire inaltérable.

199 Отсюда замерцать — `засветиться'. Например, у Тургенева в рассказе «Конец Чертопханова»: «Глаза Чертопханова медленно раскрылись... Что-то замерцало в их тусклой белизне, подобие взора в них проявилось...».


Назад Содержание Вперед