ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

НАДЛЕЖАТЬ, ПРИНАДЛЕЖАТЬ

Историческое изучение «книжнославянской» лексики должно считаться с явлениями омонимии.

Слово надлежащий в современном русском языке тесно связано по своему значению с устарелым безличным глаголом надлежит в значении `следует, надо, необходимо, требуется'. Надлежащий значит `должный, такой, какой требуется, нужный'. На этом слове до сих пор лежит отпечаток официально-книжного стиля. Естественно предположение, что оба эти слова возникли в книжном официально-деловом языке.

Глагол надлежать (надълежати) употреблялся в древнейших письменных памятниках русского языка, восходящих к старославянской традиции, например, у Нестора Печорского в «Житиях Феодосия». Но там значения этого слова другие по сравнению с русским литературным языком XVIII — XIX вв.: 1) «Лежать на чемъ...»; 2) «Угрожать: — Голицъмъ напастъмъ надълежаштамъ. Изб. 1073 г.» (Срезневский, 2, с. 282). Понятно, что данный глагол изменялся по формам лица и неизвестен в безличном употреблении. Едва ли допустимо генетически связывать с этим глаголом глагол надлежит в значении `следует, должно'.

Это слово и значение в русском книжно-деловом языке развивается не раньше конца XVII — начала XVII в., т. е. с ростом западноевропейских влияний.

Естественно рождается предположение, не появляется ли надлежит в качестве калькированного слепка с латинского или немецкого слова. В Лексиконе Вейсмана (1731) это слово уже отмечено и поставлено в связь с латинским id tibi incumbit и немецким es liegt dir ob: «сие тебе надлежит; сие твое дело, твоя должность; до тебя принадлежит» (с. 453).

Характерно, что М.  В. Ломоносов подчеркнул слово надлежит в экземпляре «Нового и краткого способа к сложению российских стихов» В. К.  Тредиаковского, очевидно относя его к «диким и странным словам нелепостям», проникшим в русский литературный язык XVIII в. из других языков213. Слово надлежит очень часто встречается в языке В. К. Тредиаковского. Например, в «Новом и кратком способе к сложению российских стихов»: «И буде желается знать, но мне надлежит объявить, то поэзия нашего простого народа к сему меня довела» (с. 24). Таким образом, в слове надлежит, несмотря на его архаически книжную и канцелярски-официальную окраску, нельзя видеть «церковнославянизма», а тем более «старославянизма». То же следует сказать и о слове надлежащий (ср. от следует официально-канцелярское образование следуемый).

В тесной связи с глаголом надлежать находится новый ряд слов, возникших в русском официально-деловом языке первой половины XVIII в.: принадлежать, принадлежность. Приставка при- придавала глаголу надлежать значение ближайшего отношения, касательства (ср. нем. Zugehörigkeit, zugehörig). Глагол принадлежать сперва обозначал: `относиться, касаться к чему-кому или до кого или чего'. Например: «Решение сего вопроса принадлежит до математики. Дело сие принадлежит до такого-то судебнаго места» (сл. АР 1822, ч. 5, с. 369). Ср. принадлежащий в значении `относительный, приличный, свойственный кому, касающийся до кого или чего': « Принадлежащие до какого-либо суда дела. Принадлежащие к землемерию орудия» (там же).

На основе этого значения и употребления глагола принадлежать тогда же развивается значение: `в ведении чьем быть, или к чему причисляться, находиться в чьем-либо владении'. Сей дом, место принадлежит мне.

От глагола принадлежать при помощи суффикса -н- (ср. прилежный при прилежать; облыжный при облыгать и т. п.) образуются прилагательное принадлежный, вытесненное причастием принадлежащий, и отвлеченное существительное принадлежность: `относительность, зависимость; то, что кому или чему принадлежит'. «Продать дом, деревню со всеми к ним принадлежностями» (там же, с. 370).

Первоначальное официально-деловое значение глагола принадлежать `относиться к чему, иметь касательство, касаться до чего-нибудь' отмирает уже к началу XVIII в. Оно уже не вносится акад. П. Соколовым в «Общий церковно-славяно-рос-сийский словарь» (1834, ч. 2, с.  845—846).

В «Записках» Е. Ф. Комаровского (СПб., 1914): «Граф Сергей Петрович... познакомил меня с Настасьею Николаевною Нелединскою, с которою он жил в одном доме и у коей воспитывалась одна девица, как говорили, близко принадлежавшая князю Н.  В. Репнину» (с. 27).

Статья ранее не публиковалась. Сохранился машинописный экземпляр с авторской правкой, озаглавленный «7. Надлежит», и три листка рукописи, на которых содержится материал по истории слова принадлежать и которые могут рассматриваться как продолжение статьи надлежит. В текст настоящей публикации включены фрагменты, сохранившиеся на отдельных листках. — И. У.

213 Но ср.: П. Н. Берков. Ломоносов и проблема русского литературного языка//  Изв. АН СССР.Отд-ние обществ. наук, 1937, № 1. С. 208.


Назад Содержание Вперед