ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

НАИВНЫЙ. Стилистические оттенки, отличающие слово наивный от синонимов — образных выражений — простодушный, простосердечный, обеспечили ему устойчивое широкое распространение в литературном языке. П. А. Вяземский писал: «У нас жалуются и жалуются по справедливости на водворение иностранных слов в Русском языке. Но что же делать, когда наш ум, заимствовавший некоторые понятия и оттенки у чужих языков, не находит дома нужных слов для их выражения? Как, например, выразить по-русски понятия, которые возбуждают в нас слова naif и sérieux, un homme naif, un esprit sérieux? Чистосердечный, простосердечный, откровенный, все это не выражает значения первого слова; важный, степенный не выражают понятия, свойственного другому; а потому и должны мы поневоле говорить наивный, серьезный. Последнее слово вошло в общее употребление. Нельзя терять из виду, что западные языки — наследники древних языков и литератур, которые достигли высшей степени образованности и должны были усвоить себе все краски, все оттенки утонченного общежития» (Вяземский 1883, 8, с. 38—39). Ср. у того же Вяземского: «Канцлер Румянцев когда-то сказал, что Наполеон не лишен какого-то простодушия (bonhomie)» (там же, с. 61; см. также с. 22).

Слово наивный вошло в литературный оборот в 20—40-х гг. XIX в. У Некрасова в «Современниках» (ч. 1, № 9):

В саду толпится

Народ наивный,

Рискуют прачки

Последней гривной.

У Н. И. Греча: «Воспитанницы первых выпусков Смольного Монастыря, набитые ученостью, вовсе не знали света и забавл яли публику своими наивностями, спрашивая, например: где то дерево, на котором растет белый хлеб?» (Греч 1930, с. 125). У П. А. Каратыгина: «Какое нежное наивное чувство наполняет тогда молодое сердце!.. А наивность, замечу в скобках, есть грация глупости» (Каратыгин 1929, 1, с. 124). У Б. Маркевича в романе «Бездна»: «Вы правы, — воскликнул он опять, вскакивая с места, — я наивен, глуп, — я совсем глуп, чувствую!» (Маркевич 1912, 8, с. 10). У Боборыкина в романе «Василий Теркин»: «Мать — умная женщина, да и я не наивность, не институтка» (Боборыкин 1897, 11, с. 178).

Заметка ранее не публиковалась. Сохранилась недатированная рукопись (3 листка) и более поздний машинописный текст. Печатается по машинописи, сверенной с рукописью. — И. У.


Назад Содержание Вперед