ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

НЕ В СВОЕЙ ТАРЕЛКЕ

Это выражение имеет сложную судьбу и богатую историю в русской литературе и русском литературном языке со второй половины XVIII в.

Общеизвестно, что выражение не в своей тарелке представляет собою калькированную передачу французского (nêtre pas) dans son assiette (ordonaire): «Он не в своей тарелке» — il n'est pas dans son assiette. Это выражение проникло в русский литературный язык из жаргона европеизирующихся «щеголей» и «щеголих» второй половины XVIII в. «Живописец» Новикова (1772 г., л. 4), сатирически изображая светского петиметра, воспроизводит такой его разговор с щеголихой: «Э! кстати, сударыня, сказать ли вам новость? ведь я влюблен в вас, до дурачества: вы своими прелестями так вскружили мне голову, что я не в своей сижу тарелке» (Русск. сатир. журн. XVIII в., с. 168).

Синтаксическая структура этого фразеологизма в языке русской литературы второй половины XVIII и первой половины XIX в. была свободнее и подвижнее. Так, у Долгорукого в «Капище моего сердца» читаем: «...бедная Нелюбова попала в самую несчастную тарелку, из которой и я уже вытащить ее не могу» (Долгорукий, с. 234).

В статье А. А. Фукс («Казанские губернские ведомости», 1844, № 2) — о встрече с Пушкиным: «Мы все сели в гостиной. Ты знаешь, что я не могу похвалиться ни ловкостью, ни любезностью, особенно при первом знакомстве, и потому долго не могла придти в свою тарелку» (Русск. старина 1899, май, с. 259).

Еще А. С. Шишков отметил, что французское выражение il n'est pas dans son assiette первоначально применялось к состоянию корабля, которому нельзя было свободно двигаться вследствие низкого уровня воды, затем получило переносное значение (ср. у Фридриха II в письме к Вольтеру: Je ne suis pas encore dans une assiette tranquille) (Михельсон, Русск. мысль и речь, 1, с. 643).

Вот несколько примеров из художественной литературы XIX в., которые показывают, как произошла синтаксико-фразеологическая стабилизация формы этого выражения: у Грибоедова в «Горе от ума» (в речи Фамусова):

Любезнейший! Ты не в своей тарелке,

С дороги нужен сон. Дай пульс. Ты нездоров.

У Лермонтова в послании «Булгакову»:

На вздор и шалости ты хват

И мастер на безделки.

И, шутовской надев наряд,

Ты был в своей тарелке...

У Тургенева в пьесе «Где тонко, там и рвется»: «...да здравствуют насмешливость, веселость и злость! Вот я опять в своей тарелке!»

Статья ранее не публиковалась. Сохранилась озаглавленная рукопись «Историко-этимологические заметки к текстам русской художественной литературы XIX в.» и далее — «4. Не в своей тарелке» и машинопись. Здесь печатается по машинописи, уточненной по рукописи, с внесением ряда необходимых поправок и дополнений.

О выражении не в своей тарелке В. В. Виноградов упоминает также в книге «Величие и мощь русского языка» (1944): «Пушкинская реформа пресекает проникновение в русский язык случайных калькированных слов и выражений, как это было нередко в XVIII веке (например, не в своей тарелке, присутствие духа, дева красоты вместо красивая девушка, на дружеской ноге, разбить наголову и т. п.)» (с. 22).

О выражении не в своей тарелке см. также в заметке о слове хладнокровие в III ч. настоящего издания. — И. У.


Назад Содержание Вперед