ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

НУДНЫЙ

Многие слова, некогда входившие в лексическую систему русского литературного языка, были затем вытеснены из нее своими семантическими конкурентами, чаще всего более вескими и выразительными синонимами. Такие слова нередко сохранялись, однако, в областных народных говорах. Спустя некоторое время после своего удаления из области литературной речи, иногда измеряемое веками, эти слова вновь проникали из местных народных говоров в литературный язык — с новыми значениями, с иной экспрессией и иными стилистическими возможностями. Таково, например, слово нудный.

В современном русском языке оно значит `скучный, надоедливый' и свойственно преимущественно стилям разговорной речи (нудный характер, нудное времяпровождение и т. п.). Оно напрашивается на сопоставление с устарелым глаголом нудити `принуждать, с трудом заставлять': ср. нудитися `употреблять усилие, быть понуждаемым'). Этот глагол в древнерусском языке широко употреблялся в церковно-сла-вянской и деловой письменности. Отмечено в «Материалах» И. И. Срезневского слово нудныи в Житии Андрея Юродивого. Здесь слово нуден (нуденъесть поуть) заменило труден более древних списков (Срезневский, 2, с. 473). Однако в этом значении (`требующий усилий, понуждения, тягостный') слово нудный не укрепилось в древнерусском литературном языке. По-видимому, оно к XVII в. уже вышло из литературного употребления. Во всяком случае, Ф.  Поликарпов не поместил его в свой «Ле-ксикон треязычный» (1704). Нет слова нудный ни в словарях АР, ни в словаре 1847 г.

Легко догадаться о причинах, которые содействовали утрате, отмиранию слова нудный в русском литературном языке древнейшей поры. У этого слова были более сильные литературные синонимы, притом же почти омонимичные с словом нудный, так как они восходили к тому же корню. Это старославянское слово нуждьныи и его русский эквивалент нужьныи. Эти прилагательные образованы от слова нужда (нужа), выражавшего в древнерусском языке значения: `1) необходимость, принудительная сила, потребность; 2) насилие, принуждение; 3) притеснение, козни; 4) стеснение, бедствие'. Поэтому и в слове нуждьныи (нужьныи) сочетались значения: `1) вызываемый силой, необходимый; 2) трудный, тягостный, требующий усилий; 3) насильственный, сопряженный с насилием, с силой'. Это слово укрепилось в литературном языке и прошло сложный, долгий путь семантического развития (тем более, что фонетически нуждныи и нужныи совпали после утраты редуцированных звуков в XIII в.). Так слово нудный было вытеснено из литературного употребления словом нужный.

Об этом слове писал еще П. А. Лавровский238: «Нужный отчасти потеряло в современном употреблении значение коренное. Мы употребляем слова эти как синоним надобный, должный, необходимый, не подразумевая при этом понуждающей силы; в языке древних летописей эта сила неразрывно соединялась с значением слова нужный; отсюда — нужная смерть значило `насильственная смерть'» (ср. в «Опыте обл. влкр. сл.» значения слова нужный: «1) Бедный, голодный, неурожайный. Нужный год. Арханг. Мез. Шенк. Новгор. Тихв. 2) Больной (Олон.)» (с. 130).

Впервые слово нудный в лексикографической традиции XIX в. является у Даля. В «Толковом словаре живого великорусского языка» находим: «Нудный, стар. трудный, нужный (в этом же значении), тяжкий, невольный; // ныне юж. несносный, противный, гадкий, рождающий тошноту, нуду, рвоту» (сл. Даля 1880, 2, с. 576)239. Таким образом в русский литературный язык слово нудный возвращается из живой народной речи с новым значением. В словаре Даля помета «южное» указывала не только на принадлежность к южновеликорусским говорам, но и на связь с украинским языком. Слово нудный в областном употреблении воспринималось как производное от глагола нудить и от существительного нуда, выражавшего значения: «1) неволя, принужденье, крайнее стесненье, гнет; худое житье; 2) немочи телесные, особенно накожные, свороб, чесотка, короста, смлниж.прм. // тошнота, длительная дурнота. В нудеживучи, помянешь Бога. Я нудоюпошел, неволей. Рад жить и худо, коли изнялануда. Изнимаетна чужбине нуда, чесотка. Натощак нуда донимает, знать от глистов. // Мученье, докука; комар, мошка, слепень, овод, тмб.арх.Такая нуда, скоту некуда деваться.Нуда стоит третью неделю, пен. жара, духота, марит» (сл. Даля 1881, 2, с. 576)240.

Ср. в словарях Академии Российской и в словаре 1847 г.: нуда, стар. — короста, чесотка (в «Словаре Академии Российской» то же определение, но с прибавлением еще одного слова: свербота).

У Тургенева: «— И с чего ты это выдумал, — затрещала она [карлица Пуфка] своим картавым голосом, — наших господ обижаешь? Меня, убогую, призрели, приняли, кормят, поют — так тебе завидно? Знать, у тебя на чужой хлеб глаз коробит? И откуда взялся, черномазый, паскудный, нудный, усы как у таракана...» (Новь).

Слово нудный свойственно украинскому и польскому языкам. В польском языке nuda — `скука', nudy — `скука, сплин'; nudny — `скучный, нудный'; украинские нудь, нудный и т. п. со знач. `скучливый, скучный'.

Очевидно, что слово nudny в чешском языке развивалось не без влияния польского языка. Так, В. Кипарский (V. Kiparsky) в своей работе о неологизмах в чешском языке (über Neolodismen im Tschechischen) отмечает в языке А. Марека (A. Marek)(Logica nebo Umnice. Praha, 1820) nudny в соответствии с немецким langweilig как новообразование, созданное по польскому образцу241.

Таким образом, современное литературное слово нудный в значении `надоедливый, скучный' вошло в язык русской художественной реалистической литературы около середины XIX в. из южновеликорусских говоров.

Опубликовано под названием «Из истории лексических взаимоотношений между русскими диалектами и литературным языком. Слово нудный» в «Бюллетене диалектологического сектора Института русского языка» Вып. 1 (М.; Л., 1947).

Сохранилась недатированная рукопись (6 стр.), на листках разного формата. Текст публикации уточнен по рукописи.

В архиве есть также карточка с текстом из романаИ. С. Тургенева «Новь», включенным в публикуемый текст. — И. У.

238 Лавровский П. А. Замечания об особенностях словообразования и значения слов в древнем русском языке // Исторические чтения о языке и словесности в заседаниях II Отд. Импер. Академии Наук 1852 и 1853 гг., СПб., 1854. С. 215.

239 Ср. в «Опыте обл. влкр. сл.» (1852):Нудно, нар. Тошно, грустно, скучно. Кур., Смол., Рост. (С. 130).

240 Ср. «Опыт обл. влкр. сл.», С. 130; «Дополнение к Опыту обл. влкр. сл.», С. 146, 1858.

241 Slavia, 1931, rocn. 10, seš. 4. С. 713.


Назад Содержание Вперед