ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ОБЩИТЕЛЬНЫЙ

Слово общительный в современном русском языке означает: `легко входящий в общение, в сношения с людьми', `не замкнутый, склонный поддерживать живое общение с окружающими'. Это же значение отражается и в производном существительном: общительность — `склонность к общению с людьми, разговорчивость'. Слово общительный кажется производным от глагола общаться — `быть в общении, поддерживать взаимные отношения'. Это слово носит на себе печать глубокой старославянской древности. В древнерусском языке был употребителен глагол общитися, произведенный от старославянского прилагательного общии. Наряду с церковнославянской формой обьщитися у Срезневского отмечено это слово и в русском виде: — опчитися: Черньцемъ же съ женами опчитися и бесhы съ ними творити бhдно есть (Киприан, Послание игумену Афанасию 1390 г.). Старинное значение этого слова близко к современному, но неоднородно с ним: `сообщаться, соединяться в общество, в союз' (Срезневский, 2, с. 583). Общиться позднее было воспринято как форма совершенного вида; к ней соотносительная форма вида несовершенного — общатися. В «Словаре Академии Российской» глагол общатися признается «словенским» и определяется так: `делаться участником в чем; иметь сообщение' (сл. 1822, ч. 4, с. 146). Очевидно, это слово было чуждо простому и среднему стилям литературного языка XVIII в., было чуждо и деловому языку, так как оно иллюстрируется только церковной цитатой: «Да общается же учайся словеси учащему во всех благих» (Послание к Галатам, гл. 6, стих 6). Таким образом, можно думать, что глагол общиться — общаться не вошел в систему общелитературного словаря второй половины XVIII в., в норму складывавшегося национального русского языка. На то же указывает и дальнейшая судьба этого слова в русском литературном языке первой трети XIX в. В словаре 1847 г. слово общатися квалифицируется как «церковное», устарелое и определяется так: `делиться; делать участником'. Остается та же ссылка на церковно-библейский текст Нового завета, что и в «Словаре Академии Российской» (см. сл. 1867—1868, 3, с. 78). Однако, по-видимому, в разночинско-демократических стилях русского литературного языка 30—40-х годов, в том числе и в стилях официально-деловых, слово общаться получает более широкое распространение и изменяет свое значение, семантически объединяясь с общеупотребительными словами община — общество, общий, сообща и т. п. В словаре В. И. Даля находится такое объяснение этого слова: «Общать, общитьчто чему — приобщать, соединять, смешивать; считать вместе, заодно. Не общи одного дела к другому, разбирай порознь. Не общай моих счетов с чужими. Общаться, чему, приобщаться, соединяться, быть заодно; // быть соединяему; // с кем, знаться, водиться, общаться, дружиться; // црк. делиться сообща, давать кому волю, участье. Общаяся гордому, точен ему будеши. Не общайся гулякам или с гуляками» (сл. Даля 1881, 2, с. 654).

В связи с этой стилистической переоценкой глагола общаться происходят изменения и в употреблении слова общение. Общение — старославянизм, вошедший в древнейшую пору в состав русского литературного языка. Это слово в старославянском языке служило для передачи греч. κοινωνία и лат. communio. Те же значения — 1) сообщество, сношение, участие; 2) причастие — оно сохраняло и в языке древнерусской письменности до конца XVII — начала XVIII в. (см. Срезневский, 2, с. 579). В «Словаре Академии Российской» слово общение признано «словенским». Его употребление иллюстрируется только библейскими, церковнославянскими выражениями. Его значения определяются так: 1) Участие, участвование в чем. 2)  Индhе берется за подаяние, снабдевание кого потребнымь... 3) Причащение, причастие (сл. 1822, ч. 4, с. 147). Очевидно, слово общение также не входило в общелитературный активный словарь XVIII в. и не было включено в лексическую норму русского литературного языка конца XVIII в. Оно оставалось за пределами живых литературных стилей и в первой трети XIX в. Во всяком случае, словарь 1847 г. квалифицирует это слово, как «церковное», т. е. в общелитературном языке первой четверти XIX в. неупотребительное или не очень употребительное (3, с. 79). В слове общение отмечаются те же три церковнославянских значения, которые указаны в словарях Академии Российской: 1) Сообщество; 2) Подаяние. 3) Причащение. Иллюстрации все заимствованы из текста церковных книг.

Надо думать, что слово общение получило право литературного гражданства не позднее 30—40 гг. XIX в. Во всяком случае, сами составители словаря 1847 г., не включившие слово общение в свой лексикон, свободно пользовались этим словом в нашем, современном его значении. Так, сообщение определяется как `средство к общению' (сл. 1867—1868, 4, с. 385).

В словаре Даля указано новое общелитературное понимание слова общение, отличное от его старинного церковного употребления: `действие по глаголу (общаться), сообщенье, сообщество, взаимное обращенье с кем' // црк. `подаяние, милостыня'. Святое общение, причащенье (сл. Даля 1881, 2, с. 654).

Слова общительный, общительность не указаны в «Материалах» Срезневского. Однако употребление слова общительный в позднем языке библейских книг засвидетельствовано («благодатливым быть, общительным». 1 Тимоф. 6.18). По-видимому, слово общительный было образовано в высоких стилях словенского языка XVI—XVII в. Оно обозначало: `податливый' (т. е. щедрый), `уделяющий другим что-нибудь'. С таким значением оно вошло и в словари Академии Российской (см. сл. 1822, ч. 4, с. 149). Здесь оно помещено без всяких стилистических помет, следовательно, признано годным для высокого и среднего стиля. Однако в словаре 1847 г. слово общительный уже признается церковным, т. е. не свойственным общеупотребительному литературному языку. В связи с этим и объясняется оно по-старому: `уделяющий другим, щедрый' (сл. 1867—1868, 4, с. 385).

Таким образом, есть основания предполагать, что и слово общительный в его современном значении широко распространилось в русском литературном языке не ранее 30—40-х годов XIX в. Ср. у Д. В. Григоровича в «Литературных воспоминаниях»: «Наружность его (Даля)... отвечала его характеру, несколько жестокому, педантическому, далеко не общительному» (с 165). У Даля отмечено как употребительное выражение: «Общительный человек — кто охотно общается с людьми, любит общество, дружелюбный, приветливый, радушный, откровенный. Общительность, свойство, качество это» (сл. Даля 1881, 2, с. 655). Однако можно думать, что эти новые значения слов общительность, общительный смутно вырисовывались еще раньше — именно в русском литературном языке конца XVIII — начала XIX в. Характерно, что в «Словаре Академии Российской» слово общительность было семантически обособлено от общительный и объяснялось так: «Склонность к соблюдению всех обязанностей в обществе» (сл. 1822, ч. 4, с. 149).

На активизацию этих слов и их новых значений не могли не повлиять ближайше родственные слова, широко распространенные в языке XVIII в.: сообщать, сообщаться (ср. сверх значения `передаваться' — старое церковнославянское значение: `делаться участником в чем-либо'), сообщение, сообщество, сообщитель, сообщительно, сообщительность и сообщительный (`охотно сообщающий, открывающий свои мысли', напр., «он — человек сообщительный»; сл. 1867—1868, 4, с. 385).

Статья ранее не публиковалась. В архиве сохранилась рукопись — 8 непронумерованных листков.

Здесь публикуется по рукописи с необходимыми поправками и уточнениями. — В. П.


Назад Содержание Вперед