ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ОПЛОТ

Многие славянизмы, вращаясь в экспрессивной атмосфере красноречия, перестают выполнять прямую номинативную функцию. Они становятся лишь конденсаторами риторической энергии и выступают как вершина той или иной цепи отвлеченных синонимов. Слово оплот в старославянском языке обозначало `плетень, забор, ограду, стену'. С тем же значением оно было воспринято и древнерусским языком. Например, в Остромировом Евангелии: Човhкъ нhкыи домовитъ, иже насади виноградъ и оплотъмь ú огради (XXI. 33); ср. Оплотомъ оплете ú (Мрк. XII. 1. Феоф. толк. ев.). В Слове Даниила Заточника: Ограждень есмь страхомь грозы твоея, яко оплотомъ твердымъ. В Никон. Летоп. (6627 г.): Около же бhграда острогъ тынъ дубовой, а за нимъ два оплота, а межи ими валъ сыпанъ (Срезневский, 2, с. 685).

Уже в XII—XIII вв. в высоком славянизированном стиле, в котором некоторые слова были чужды реально-бытового колорита и выражали не конкретную действительность, а мир неизменных сущностей, слово оплот приобрело переносное значение `твердыня, защита'. Например, в Мол. Феод. (Псалтырь 1296 г.): Покои я на мhстh свhтлh в лици святыхъ в оплотh благаго рая и жизни безконечной (там же).

Это переносное, отвлеченное значение получает перевес над первоначальным, конкретным его значением. По-видимому, именно с этим значением слово оплот вошло и в высокий штиль русского литературного языка XVIII в. Например, в одическом слоге у Ломоносова:

Где Ладога в Неву вливает быстры воды,

Стеною огражден тут остров в древни годы.

Российска сей оплот поставила рука.

(Петр Великий. Героич.поэма, песнь 2)

В «Словаре Академии Российской» (1822, ч. 4, с. 340) отмечены оба значения слова оплот: 1) забор, ограждение, 2) защита, оборона, покров. Но первое значение иллюстрируется лишь Евангельским текстом, т. е. примером из церковно-библейского языка. В словаре 1847 г. это значение уже признано церковным, т. е. устарелым, нелитературным. Значение же `защита и оборона' поясняется таким образцом торжественного официального красноречия: «промысел божий был оплотом России от сил вражеских» (сл. 1867—1868, 3, с. 145).

В ореоле этой риторической внушительности как выражение официально-торжественного стиля слово оплот живет и в современном языке, хотя контексты его употребления несколько изменились.

Заметка ранее не публиковалась. В архиве есть авторская рукопись (4 листка разного формата) и машинопись с авторской правкой. Здесь публикуется по машинописи, сверенной с рукописью, и с внесением некоторых необходимых уточнений. — В. П.

 


Назад Содержание Вперед