ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ОТСЕБЯТИНА

Слово отсебятина в современном русском языке очень употребительно. Оно носит стилистический отпечаток разговорной речи. Его основное значение можно определить так: `ни на чем, кроме собственных измышлений, собственной прихоти, не основанное суждение или действие'. Напр.: «тут точная передача фактов кончается, далее идет отсебятина».

Из оттенков этого значения, по-видимому, более рельефно выделяется такой: `свои собственные слова, собственные измышления, вставляемые в какую-нибудь речь, требующую точной передачи'. Напр.: «актер роли не знает и все время несет отсебятину».

Морфологический состав этого слова выдает его ироническую, пренебрежительную или шутливую окраску. Слово отсебятина образовано от разговорного выражения от себя (т. е. от своего имени, с своей стороны, исходя только из своей особы, из собственных вкусов, желаний и потребностей; ср. «от себя скажу, что так делать не годится»). Суффикс -ятин-(а) служит средством образования слов, обозначающих рыбную или мясную пищу, мясо какого-нибудь животного как пищу (телятина, гусятина, голубятина, сомятина и т. п.). Кроме основ имен существительных, обозначающих живые существа или трупы, падаль когда-то живых существ (стервятина), этот суффикс присоединяется также к основам некоторых качественных прилагательных со значением отрицательным, например, дохлятина, тухлятина, кислятина, рыхлятина и еще далее: пошлятина. В этих случаях слова с суффиксом -ятин-а выражают качественную характеристику, пренебрежительную оценку (сначала пищи физической, а потом и духовной; ср. французятина. В письме художника В. Е. Савинского к П. П. Чистякову (от 7 марта 1885 г.): «О французятине, конечно, не думаю и не думал никогда. Буду писать эту картину потому, что вижу ее, вижу совсем живую, всю как есть» (Чистяков, Савинский, с. 111).

Слово отсебятина, не подходя ни под одну из этих словообразовательных морфологических категорий, представляет собою явно каламбурное образование, продукт индивидуального творчества. Его можно сопоставить с таким же каламбурным образованием 10—20-х годов XIX в. — со словом коцебятина, выражающим отрицательную оценку творчества и литературной манеры Коцебу.

Слово коцебятина едва ли не впервые появилось в послании Д. П. Горчакова (известного сатирика начала XIX в.) С. Н. Долгорукову («Невероятные»):

«Гуситы», «Попугай» предпочтены Сорене

И Коцебятина одна теперь на сцене.

В дневнике Жихарева под18 апреля 1805 г. отмечено, что пьесам Коцебу «кн. Горчаков дал общее название коцебятины» (Жихарев 1890, с. 40, ср. с. 301).

Эта кличка стала очень популярной. Пушкин пишет А. А. Бестужеву от 30 ноября 1825 г.: «Жду твоей новой повести, да возьмись-ка за целый роман — и пиши его со всею свободою разговора или письма, иначе все будет слог сбиваться на коцебятину»254. П. А. Катенин в письме к Н. И. Бахтину от 28 апреля 1829 г. иронизирует: «...прошла пора Коцебятины, так взялись за Шиллерщину...» (Русск. старина, т. 147, № 7, с. 169—170). В «Летописи русского театра» П. Н. Арапова (СПб., 1861) под 1806 г. имеется запись: «Князь Дмит. Петрович Горчаков, короткий приятель Николева, досадуя, что его трагедия Соренаи Замир не допущена была на сцену..., сказал:

Гуситы, Попугай предпочтены Сорене,

И коцебятина одна теперь на сцене».

История слова коцебятина представляет некоторую параллель к истории слова отсебятина. Можно даже предполагать, что оба эти выражения появились одно вслед за другим и в однородной социальной среде. В слове коцебятина нашел выражение художественный протест, полемический задор против стилистической манерности Коцебу, отразилось эстетическое презрение к драматургическим приемам этого фразера. Но слово коцебятина умерло вместе с упадком интереса к пьесам Коцебу, вместе с общественным выздоровлением от увлечения ими (в 30—40-е годы XIX в.).

В слове отсебятина также ощущается протестующая ирония, направленная на пустое и бесплодное фантазирование, сочинительство. Этому слову посчастливилось укрепиться в системе русского литературного языка, потому что оно составлено из живых, исконных элементов славянской речи (в отличие от слова коцебятина). Есть основания предполагать, что это слово возникло в среде художников. Живое предание, имеющее характер достоверности, приписывает изобретение этого слова великому русскому художнику К. П. Брюллову.

Еще В. И. Даль знал это слово как плод словотворчества знаменитого К. Брюллова. В «Толковом словаре» читаем: «Отсебятина ж. слово К. Брюллова: `плохое живописное сочиненье, картина, сочиненная от себя, не с природы, самодурью'» (сл. Даля 1881, 2, с. 781). Сведениями, извлеченными из словаря В. И. Даля, ограничился М. И. Михельсон в своей коллекции «Ходячих и метких слов». В последнем издании своей книги под заглавием «Русская мысль и речь» он определяет слово отсебятина так же, как и в первых своих фразеологических сборниках: «плохое (живописное) сочинение (не с природы, самодурью, — от себя плохо придуманное» (Михельсон, 1912, с. 589). В связи с этим определением тут же делается указание, что слово отсебятина пущено в оборот К. Брюлловым. Это заявление подтверждается ссылкой на фельетон И. Буренина «Приятельские разговоры» (Новое время, № 6868, 14 апреля 1895 г.).

Известно, что К. П. Брюллов расшатал классические устои русского живописного искусства. Он требовал от учеников точного воспроизведения модели в рисунке. Впоследствии это превратилось в бессмысленную копировку всех мелочей натуры. Но метод работы самого К. П. Брюллова был далек от такой слепой, рабской копировки натуры. В создании эскизов Брюллов искал и требовал соответствия между содержанием темы и ее воплощением в образах. Он ввел у нас живой рисунок, т. е. единство формы, в которой выражалось общее движение характера фигуры. Он связал рельеф с природой рисунка: предметы стали отделяться от фона. Изучая непрестанно натуру, он уничтожал единую манеру, а находил для каждой натуры новый, соответствующий ей стиль изображения255. «Душа художника, — говорил он, — как зеркало, должна отражать в себе всю природу... »256. Н. Н. Ге так отзывался об этой, не всегда находившей адекватное художественное выражение, тяге Брюллова к реалистическому искусству: «Этот поворот к натуре, к правде, и был так плодотворен в последующих художниках, составляющих его школу. В этом освобождении заключается возможность своего народного и свободного искусства»257. Творчество Брюллова прошло сложный путь развития от неоклассицизма через романтизм к начаткам реализма. Любовь к жизни и природе у Брюллова вызывала резкий протест против художества «от себя».

Таким образом, слово отсебятина экспрессивно отражало существенные стороны художественного мировоззрения Брюллова, его склонность к реализму. Как отрицательная характеристика живописной надуманности, чуждой истинному искусству, слово отсебятина укрепилось в профессиональном языке художников (наряду с выражением от себя). У старых мастеров этот термин возводился непосредственно к К. Брюллову. Например, в рассказе художника В. Г. Перова «Наши учителя. М.  И.  Скотти и А. Н. Мокрицкий» передаются слова А. Н. Мокрицкого — ученика К.  П. Брюллова: «К. П. Брюллов был и небольшого роста, но великий мастер; он мало беседовал со святыми и угодниками, но изучил натуру до мельчайших подробностей и запрещал писать от себя, он считал это пагубой для учеников!..» («В. Г. Перов», с. 150). Слово отсебятина очень быстро стало общим достоянием.

У Я. Д. Минченкова приводится такой рассказ художника С. Г. Никифорова об одном живописце-любителе: «Пошли мы с ним на берег моря, стал он писать камни и воду. Положит мазок, а я говорю: ”Не так, всмотритесь, тон не тот, проверьте его соотношение к камню, возьмите точное отношение неба к скалам. Каждый мазок кладите без повторения и верный, в упор“. Он туда-сюда, хочет отделаться попроще, смазать как-нибудь, а я не даю, наседаю, шагу не позволяю сделать в отсебятину» (Минченков, с. 229).

В книге Игоря Грабаря «Моя жизнь» читаем: «В таком роде я написал несколько картинок, но чувствовал, что все они выходят неизмеримо хуже портретов и этюдов с натуры, ибо все писаны ”от себя“. Элементы этой отсебятины я вскоре стал замечать и на картинах Маковского, которые мне понемногу разонравились» (Грабарь, с. 54—55). «У меня не было натурщиков, и я все должен был делать ”от себя“, не имея ни необходимых костюмов, ни даже нужных для справок старинных журналов» (там же, с. 92—93). Тут же передаются советы проф. П. Л. Чистякова: «Возьмите натурщика, посадите прислугу позади себя и только велите через каждые пять минут повторять: ”Барин, поглядите на натуру“. Только и всего. Мигом она вас научит. А то ведь вы все от себя рисуете, на натуру-то не смотрите» (там же, с. 101)258. «Нам хотелось большей правды, более тонкого понимания натуры, меньшей условности, ”отсебятины“, меньшей грубости, кустарности, трафарета» (там же, с. 126).

От художников слово отсебятина переходит в смежные области искусства — к литераторам и актерам. Слово отсебятина встречается в письме А. П. Чехова к И. Щеглову в таком контексте: «Письма и дневники — форма неудобная, да и неинтересная, так как дневники и письма легче писать, чем отсебятину» (Русск. писатели о лит-ре, 2, с. 451). Нередко употреблял слово отсебятина и М. Горький: «Вот что значит учиться мастерству, и вот откуда мы должны брать аналогии и уроки, — из области творчества классового, а не из мутной, непродуманной ”отсебятины“, не из страха перед работой, не от мещанского анархизма!» (Горький, 1953, 25, с. 45). «И остерегайтесь выдумывать ”отсебятину“. У Вас сорокалетний мужик, женатый второй раз на девушке и вообще лакомый до женщин, не различает ночью, со сна, тещу свою, женщину, которой за сорок и, значит, истощенную, от своей восемнадцатилетней жены. Это — так маловероятно, что Вам не поверят» (там же, с. 135).

Опубликовано вместе со статьями о словах и выражениях свистопляска, на мази, стрелять — стрельнуть под общим названием «Из истории русской литературной лексики» в журнале: Вестник МГУ (1947, № 7). В архиве сохранилась рукопись на 11 листках ветхой бумаги (написано в разное время чернилами и карандашом). Здесь публикуется по оттиску, сверенному и исправленному по рукописи.

К слову отсебятина В. Виноградов обращается также в кн.: «Русский язык»: «Местоименные слова и основы глубоко проникают в круг именного словопроизводства и синтаксического употребления (напр., итог, себялюбие, отсебятина, тождество, ничтожество, всячина, лирическоеЯ“, самость, самец, самка и т. п.)» (Виноградов. Русск. яз., 1947, с. 51). — М.Л.

254 Переписка А. С. Пушкина под ред. В. И. Саитова, т. 1. СПб., 1906. С. 308.

255 Лясковская О. Карл Брюллов. М.; Л., 1940. С. 151—152

256 Мокрицкий Апол. Н. Воспоминание о Брюллове // Отеч. зап., 1855, № 12. С. 176.

257 Н. Н. Ге, его жизнь, произведения и переписка. Составил В. В. Стасов, М., 1904. С. 58.

258 Ср. в письме В. Е. Савинского к П. П. Чистякову от 29 марта 1887 г.: «Пробовал от себя, да все не то, мало жизни, один только рассказ» (Чистяков, Савинский, С. 192).


Назад Содержание Вперед