ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ОЧЕНЬ

Семантическая история слова, проникшего в литературный язык из областной народной речи и не получившего сразу всех прав литературного гражданства, не может быть восстановлена без изучения его употребления в живых народных говорах.

Материалов, извлекаемых из истории самого литературного языка, часто недостаточно для того, чтобы уяснить весь ход изменений значений такого слова. Само собою разумеется, что в тех случаях, когда этимологический состав слова прозрачен и его первоначальные значения реконструируются легко и с известной долей вероятности, туман прошлого несколько рассеивается. Но если сама этимология слова бывает покрыта мраком, то только показания диалектологии могут помочь разрешению вопроса. Показательна история наречия очень, оторвавшегося от гнезда, связанного с основой очут-.

О происхождении этого слова были высказаны разные предположения. Проф. Р. Ф. Брандт в своем разборе этимологического словаря Миклошича пишет: «Поставленное рядом с очень малорусск. ачень(?) может быть показывает, что М[иклошич] склонен делить его на о и чень. По-видимому, весьма правдоподобна связь очень с око — но как оно может быть от него произведено?» (Брандт Р. Об этимологическом словаре Миклошича. Варшава, 1887, с. 7, отд. оттиск из РФВ, 18).

Г. А. Ильинский доказывал, что очень восходит к *о-tъč-еnь или *о-tьč-inь, где tъč или tьč — тот же корень, что и в церкслав. тъкъ `сравнение', тъкъмъ `равный' и т. п. Доказательством этого, по Ильинскому, служит и областная нижегородская (горьковская) форма отчунь, отченно. Первоначальное значение: `то, чтонаходится выше всякого сравнения, слишком'263. Р. Ф. Брандт сопоставлял очень с око, но это каламбурное сближение ни на чем не основано. Н. В. Горяев связывал это слово с еще, още (Горяев, Этимол. сл., 1896, с. 104) (ср. древнерусское оче в значении `если'; Срезневский, 2, с. 844). Но и эта связь фантастична. А. Преображенский признал этимологию слова очень не объясненной (Преображенский, 1, с. 673). Н. В. Шляков сопоставлял очень (по его мнению, из очьнь) с чешск. глаголом čniti `выдаваться' (ср. РФВ, 19, № 1—2, с. 57; ср. также Известия по русскому языку и словесности Акад. Наук, 1928, 1, кн. 2, с. 487, примеч. 3).

Наиболее правдоподобным и вероятным является объяснение очень из очунь. Так, проф. А. М. Селищев связывает наречие очунь с существительным очутье и глаголом очутити(ся ). Во всех этих словах этимологически выделяется основа ot-jut-. Следовательно, «некогда в далеком доисторическом прошлом» тут была приставка ot- и корень -jut (ср. литовск. at-jausti)264. Однако само образование наречия очунь и тут остается не вполне ясным. В «Диалектологическом очерке Сибири» А. М. Селищева об очунь говорится: «Наречие очень в прежнем звуковом виде, с коренным чу... представлено во многих говорах Сев. востока Европ. России: очунь, очун. Даже в Москов. у. держится еще очюнь (с. Радомля)» (Иркутск, 1921, с. 261). Проф. М. А. Колосов заметил: «Слово очень в Вятской губ., как и в Новгородской, почти не слышится, но в последней оно заменяется словом гораздо, в первой вместо его говорят больно»265.

В «Дополнениях» к «Материалам», И. И. Срезневского указано прилагательное очуньный в значении `настоящий, прямой', собственно: `ощутительный', `прямо, не-посредственно воспринимаемый'. «А онъ мужикъ очюнной, вретъ и самъ себh не вhдаетъ, что. Посл. ц. Ив. Вас. Кирил.-Белоз. мон. ок. 1578 г.» (Срезневский, 3, Дополнения, с. 212). Наречием к прилагательному очунной будет форма очуньно. Она и отмечена в разных народных говорах. Например, в Кирилл. районе: «Мине очунно нужно сходить в город». «Уж очунно он словясён» (Труды Моск. диалектологич. Комиссии. Программа № 186 и № 44)266. Ср. холмогорск. очунно `очень, чрезвычайно' (см. Грандилевский). Это наречие фонетически (в силу эмоциональной интонации) деформируется в очунь. Ср. вятск. очунь (Зеленин); ёчунь (Ончуков), отчунь— нижегородск. (Труды Моск. диалектологич. комиссии. Прогр. № 16)267.

Конечно, форма оченно является более поздним фонетическим видоизменением очунно. Ср. в Копанск. Псковск. обл.: «Я оченно больна»; в Муромск. очинно; в Смол. обл. «оченно дужапьян» (Добровольский)268. Из народных говоров эта форма проникает в мещанское и купеческое просторечие. У Печерского в романе «В лесах»: «Оченно бы рад попробовать». У Гл. Успенского в «Нравах Растеряевой улицы»: «А шатался я собственно потому, что уж оченно было мне отвратительно хозяйское безобразие».

Переход от значения `чувствительно, ощутительно' к выражению сильной степени вполне естественен. Ж. Вандриес отметил: «Понятие боли легко ассоциируется с понятием величины, как и понятие насилия и силы» (ср. в немецком языке sehr из sero `болезненный, тяжкий')269. Ср. крепко любить; больно здорово врать. Понятие чувствительности, ощутимости также может перейти в значение количества, величины (напр., чуть-чуть). Немецкое sehr первоначально означало `schmerzlich' — `больно'; затем оно стало употребляться гиперболически как усиление (ср. современные schrecklich, schauerhaft и русские больно в значении `очень', страшно, ужасно) и в этом употреблении утратило свое конкретное значение; последнее сквозит еще в генетически связанном с ним слове unversehrt (`целый, невредимый').

Слово очень в современном русском языке выражает высшую степень качества или состояния действия. Например, «очень прошу вас не забывать меня»;

Мне блещут очи очень, очень

Надежды Львовны Зариной

(Андрей Белый, «Первое свидание»)

...вкусу очень мало

У нас и в наших именах

(Не говорим уж о стихах)

(Пушкин, «Евгений Онегин»)

Итак, влияние конструктивных грамматических категорий обнаруживается в приемах образования и употребления слов. Оно определяет морфологические классификации слов. Оно же ведет и к реорганизации гнезд. Выпадение слова из лексического гнезда чаще бывает обусловлено переосмыслением его морфологического состава. Такое обособление слова решает всю его последующую судьбу.

Публикуется впервые как композиция из разрозненных фрагментов рукописи на 12 листках, написанных в разное время. В архиве сохранилась выписка на отдельном листке: «Аннушка... весма очень плакала и сожалела о разлучении со Фролом Скобеевым» (по ркп. Тихонравова, № 486, XVIII в. — цит. по: Покровская В. Ф. Повесть о Фроле Скобееве // Труды отдела древнерусск. лит-ры, т. 1. Л., 1934, с. 294).

Слово очень В. В. Виноградов упоминает также в своей книге «Русский язык»: «В группах количественных наречий наблюдается сложная гамма переходов от качественно-оценочного, иногда очень эмоционального и субъективного понимания степени и количества до точного объективного обозначения степени и количества, иногда выраженных даже в числах (ср., с одной стороны: очень, крайне, совершенно, чрезвычайно, замечательно и т. п., а с другой стороны: вдвое, втрое, много, трижды и т.  п.)» (Виноградов. Русск. язык, 1972, с. 297). — М.Л.

263 Ильинский Г. А. Славянские этимологии // Уч. записки Высшей школы г. Одессы. Отдел гуманитарно-общественных наук, 2. Посв. Б. М. Ляпунову по случаю тридцатилетия его преподавательской деятельности. Одесса, 1922. С. 9.

264 Селищев А. М. Критические заметки по истории русского языка // Уч. зап. Моск. Городск. Педагогического института. 1941, 5, вып. 1. С. 194—195.

265 Колосов М. А. Заметки о языке и народной поэзии в области северно-великорусского наречия. СПб., 1876.

266 Ср. Никулин А. С. Степени сравнения в современном русском языке. М.; Л., 1937. С. 33.

267 Там же, С. 34.

268 Там же, С. 34.

269 Вандриес Ж. Язык. М., 1937. С. 193—194.


Назад Содержание Вперед