ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

Пароксизм. Против присвоения «Письма» Чупрынского творчеству Пушкина говорит [...] применение [...] слов, несвойственных языку Пушкина. Таково расширенное употребление медицинского термина того времени — пароксизм. В письме Калиника Чупрынского читаем о Гаркуше: «Гайдамак сей обирал богатых и наделял бедных. Вся жизнь его была, так сказать, переменными пароксизмами презрения и сострадания, ненависти и любви к человечеству. Посему-то Байский и выбрал его предпочтительно другим многочисленным Атаманам Гайдамаков, когда-то опустошавших Малороссию» (Литературная газета, № 7, с. 56). Слово пароксизм в сочинениях Пушкина не зарегистрировано. Любопытно, что слово пароксизм встречается в языке статей Вяземского, напечатанных в «Литературной газете» за 1830 год, например, в статье «О московских журналах» (Литературная газета, № 8, с. 60): «Наши журналы живущи. Посмотреть на иной: в чем душа держится? Целый год чахнет, чахнет и только тогда, в пароксизмах какого-то воспаления, обнаруживаются в нем признаки судорожной силы. Думаешь, с концом года угаснет и он. Не тут-то было! К новому году газетное объявление извещает нас: жив-жив Курилка».

В «Новом словотолкователе» Яновского (ч. 3, 1806, с. 230) слово «пароксизм» рассматривается только как «речение медицинское». Его значение определяется так: «Подступ, приход, обрат, возобновление, удвоение болезни преждебывшей с сильнейшим иногда первого действием». Далее следует историко-энциклопедическое пояснение: «Вопрос о пароксизмах, или возобновлениях болезней, занимал ученых врачей весьма долгое время. Цель споров их была та, чтобы определить причину таковых возвращений: решение сей задачи было полезно; но какая трудность не предстояла к достижению сего намерения?.. Самые просвещеннейшие врачи нашли ее камнем претыкания».

У Даля слово «пароксизм» определяется так: «приступ, припадок болезни или // сильной страсти. Пароксизм лихорадки у него через день. Он в пароксизме исступления» (3, с. 19).

Употребление слова пароксизм как медицинского термина было широко распространено в литературном и бытовом обиходе русского образованного общества конца XVIII века и первых десятилетий XIX века. Вот несколько иллюстраций.

«Она (больная икотой. — В. В.) была в здравом уме; в самом пароксизме разговаривала без помешательства; но не могла удержать горла своего от невольной икоты, которая столь была громка, что заставляла выходить из избы в поле» (Лепехин, 1781, 4, с. 96); «...Были у него (у Н. Н. Раевского. — В. В.) два лихорадочные пароксизма; второй так был силен, что генерал кричал: ”Я с ума сойду“...» (Записка о предсмертной болезни Н. Н. Раевского // Архив Раевских, СПб., 1912, 4, с. 206); «Сделай милость, мой милый друг, не огорчайся этим. Это был только минутный пароксизм» (Архив бр. Тургеневых, 2, с. 18); «В комнату я воротился в пароксизме сильной лихорадки» (Белинский, Письма, 1914, 3, с. 153); «Прикажу, и она... отдаст руку тому, кто один может составить ее счастье. Не так ли, Никласзон? — Секретарь... не замедлил согласиться, что все это было и будет пустячками, что первый сердечный пароксизм хотя и силен, но пройдет» (Лажечников. Последний Новик // Собр. соч., 1858, 1, с. 22).

Сюда примыкают и случаи переносного употребления выражения — «пароксизм лихорадки». Например: у П. А. Вяземского: «Землетрясения, по нескольку пароксизмов в день, били же, как лихорадка, Смирну» (Вяземский. Старая записная книжка, 1884, 9, с. 296); у Н. Полевого: «...нынешнее состояние нашей литературы... есть последний кризис и пароксизм [курс. авт.] нашей чужеземной литературной лихорадки» (Полевой Н. Взгляд на русскую литературу 1838 и 1839 гг. // Сын отечества, 1840, 1, кн. 4, с. 444).

Есть основания предполагать, что в 20-х годах XIX века начинают распространяться и укореняться приемы переносного, отвлеченно-метафорического употребления слова пароксизм, из которых образуется потом общее значение — `крайняя точка напряжения, острое проявление, приступ — чего-нибудь'. Например: «Экономьте, платите долги, а там, если пароксизм либерализма пройдет, выбирайте службу и место!» (Письмо Н. М. Карамзина П. А. Вяземскому. 2 августа 1821 г. // Старина и новизна, 1, с. 114). «Гнев Липмана дошел до бешенства, когда он узнал об измене своего племянника. Но — прошел пароксизм бешенства, и он опять мудрец на злое» (Лажечников. Ледяной дом // Собр. соч., 1858, 1, с. 88). «Катерина Рабе в объятиях милой подруги заградила своими поцелуями крик радости на ее устах. Этот первый пароксизм дружбы прерван был... необыкновенным криком под окнами Луизиной спальни» (Лажечников. Последний Новик // Собр. соч., 1858, 4, с. 215). «Страсть моя, достигнув крайнего своего предела, разразилась пароксизмом невероятной силы» (Дружинин А. В. Полинька Сакс. М., 1955, с. 40). «Не перечтешь несчастий от сущей безделицы, от того, что иной с высоты своей поленился выслушать внимательно просителя, другой пугнул его в пароксизме воеводского нетерпения» (Лажечников. Внучка панцирного боярина // Полн. собр. соч., 1899, 4, с. 38).

(Виноградов. Проблема авторства, с. 463—465).


Назад Содержание Вперед