ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

Пентюх. Социально-экспрессивные факторы сыграли огромную роль в образовании и истории просторечного слова пентюх. А. И. Соболевский указал, что пентюх произошло от личного имени Пантелея, Пантелеймон, которое иногда произносилось как Пентелеймон (Соболевский А. И. Лингвистические и археологические заметки // Воронежский историко-археологический вестник. 1921, вып. 2, с. 31). Как из этого собственного имени возникло значение `неуклюжий, неловкий парень' — об этом Соболевский не говорит. Слово пентюх как простонародное со значением `мужиковатый, нерасторопный, непроворный человек' было включено уже в «Словарь Академии Российской» XVIII века. Оно встречается в простом комедийном слоге XVIII века, например, у Фонвизина в «Выборе гувернера»; ср. у Гоголя в «Ревизоре» (д.  2, явл.  5) в речи Хлестакова о деревенских помещиках: «Они, пентюхи, и не знают, что такое значит: ”прикажете принять“. К ним если приедет какой-нибудь гусь-помещик, так и валит, медведь, прямо в гостиную».

В. И. Чернышев полагает, что имя Пантелей — Пентелей было распространено в низовых социальных слоях. Оно и теперь широко известно в областных народных говорах (ср. в Пушкинском районе Псковской области — Пентюха и т. п.). Образования с экспрессивным суффиксом -ух- также продуктивны в народной речи в кругу личных имен. Можно думать, что имя Пентюх подверглось этимологизации — в связи с применением к слову пень в прямом и метафорическом понимании. Отсюда и перенос ударения пентюх (при сохранении в некоторых областных говорах, например, в вятском, вологодском, более старого акцентологического типа Пентюх). Очевидно, что это ироническое осмысление имени Пентюх на основе слова пень зародилось и развилось за пределами народного языка, в другой социальной среде — в мелком дворянстве, дворне, духовенстве, мещанстве. Так, простонародное имя Пентюх стало восприниматься как символ некультурности, грубости, служило предметом насмешек и стало характеристической, презрительной кличкой (Чернышев В. И. Присхождение некоторых нарицательных имен от собственных // Сб. Язык и мышление, М., 1935, 3—4, с. 174—178).

(Словообразование в его отношении к грамматике и лексикологии (На материале русского и родственных языков) // Виноградов. Избр. тр.: Исслед. по русск. грам., с. 206—207).

Очень интересны наблюдения В. И. Чернышева над семантической эволюцией собственных имен: Омельфа, Охреян, Охрюта, Пеньтюх. Ср. у Тургенева: ”охреян неприличный“ (Разговор на большой дороге).

(Виноградов. В. И. Чернышев как исследователь русского литературного языка // Русский язык в школе, 1947, № 2, с. 63).

Переосмысление собственного имени, переход его в экспрессивное слово нарицательного значения в основном определяется такими условиями: 1) исторической и литературно-образной знаменательностью имени, его культурно-общественным смыслом (Хам, Фома неверный, Хлестаков, Альфонс, Крез, Обломов и т. п.); 2) созвучием морфологического состава имени с живыми формами и элементами данной языковой системы, возможностями его народной этимологизации (Пантелей— Пентелей— Пентюх — пень; Елисей— лиса; Емеля— молоть, мелю и т. п.); 3) фонетическим строем имени, экспрессивно-смысловыми потенциями, заложенными в звуковом облике слова.

(Виноградов В. В. Из истории русской лексики и фразеологии // Доклады и сообщения Института языкознания АН СССР. 1954, № 6, с. 14).

В архиве сохранилась рукопись на одном листке, текст которой частично расходится с публикацией. Здесь приводится полностью рукописный вариант заметки: «Пентюх, известное по сочинениям Фонвизина (в комедии ”Выбор гувернера“ — в реплике княгини Вертушкиной: ”Я... взбесилась бы с досады отдать князя Василья на руки русскому пентюху, каков, верно. Нельстецов“), Гоголя (в ”Ревизоре“, в отзыве Хлестакова о деревенских помещиках: ”они, пентюхи, и не знают, что такое значит: ”прикажете принять“), Тургенева (в очерке ”Разговор на большой дороге“ — в речи кучера: ”мы... не такие, уже, однако, пентюхи, чтобы, примером будучи, коровы от свиньи не опознать“) и других писателей, происходит от личного имени Пантелеймон — Пантелей (в областных диалектах Пентелей), но, по-видимому, подверглось переосмыслению по созвучию со словом пень. Такому сближению содействовала та ”мужицкая“социальная окраска, которую приобретала эта простонародная форма в глазах образованных верхов городского общества (см. Чернышев В. И. Происхождение некоторых нарицательных имен от собственных // Язык и мышление, М.; Л., 1935, 3—4, с. 174—178). Любопытно определение значения слова пентюх в Акад. словаре 1793 г.: `мужиковатый, нерасторопный, непроворный' (простонародное). Сюда затем присоединился оттенок: `необразованный, невоспитанный человек, деревенщина'.

Однако, границы между собственными и нарицательными именами подвижны.» — Л. А.


Назад Содержание Вперед