ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ПИСЬМОНОСЕЦ

Многие славянизмы на протяжении веков то выталкиваются из лексической системы русского литературного языка, то вновь включаются в нее. Изучение этого явления прежде всего должно быть дифференцировано в отношении непроизводных и производных слов. Ведь производные слова могут не только реставрироваться, но и вновь создаваться из соответствующих морфологических элементов по живым моделям. В каждом отдельном случае вопрос должен быть подвергнут всестороннему обследованию на фоне общей истории русского литературного словообразования, и только реконструкция полной, конкретной истории отдельных слов или семантических рядов слов даст вполне надежный материал для открытия общих закономерностей в развитии этих семантических процессов.

Интересна судьба слова письмоносец. Его нет в «Материалах» И. И. Срезневского. Однако есть все основания утверждать, что в позднем церковнославянском языке XVI—XVII вв. такое образование уже существовало (ср. в кн. «Эсфирь», 8, 10: «Послаша писания чрезъ писмоносцы»). В русском литературном языке XVIII в. это слово не было употребительно (ср. в «Русском словотолке» проф. Н. Курганова (1796): «Постилион, почтарь — гонец, баскак» — ч. 2, с. 258). Оно было вытеснено заимствованиями — постильон, почталион, почтарь (ср. польск. postyliion и росztarz, нем. Postillion, франц. postillon). Н. А. Смирнов отметил в официальном языке начала XVIII в. обе формы — почталион и постильон (Смирнов. Зап. влияние, с. 235). Понятно, почему в словарях Академии Российской слово письмоносец квалифицируется как чисто «славенское», т. е. свойственное преимущественно церковнославянскому языку или высокому, торжественному слогу. Употребление этого слова иллюстрируется лишь цитатой из Библии. Определяется слово письмоносец так: «Посыльный к кому с письмами» (сл. АР 1806—1822, ч. 4, с. 1084). Но, понятно, в высоком слоге XVIII в. индивидуальное употребление слова письмоносец было вполне возможно. Между прочим, слово письмоносец встречается в Вейсмановом «Латино-немецко-русском-лексиконе» (с. 729).

В словаре 1847 г. слово письмоносец уже прямо признается церковным. Оно истолковывается так: «Посыльный с письмами» (сл. 1847, 3, с. 221). Во всяком случае ясно, что слово письмоносец не употреблялось в официальном, деловом стиле XVIII и XIX вв. Здесь ему соответствовали образования: письмовручитель (отмеченное лишь в словарях Академии Российской как возможный синоним слова письмоподатель) и письмоподатель. Слово письмоподатель указывается и в словаре 1847 г. — без всякой стилистической пометы. Оно определяется так: «Подающий, приносящий письмо» (там же).

В словаре В. И. Даля, как и следует ожидать, слово письмоносец, взятое из словаря 1847 г., приводится без всяких ограничительных указаний: «Письмоносец — разнощик писем, писемщик» (сл. Даля 1882, 3, с. 115). Очевидно, Даль был не прочь ввести это слово в общее употребление. Тем более что слово почтарь, так же как и почталион, имело более широкий объем значения: «присяжный почтовый служитель, для провожанья, отвоза почты и разноски писем, гонец» (там же, с. 384).

Конечно, и тогда в индивидуальном употреблении слово письмоносец могло возникать и применяться, выражая свой прямой этимологический смысл. Но оно не было официальным термином и не входило в активный словарь литературного языка в течение всего XIX в. и начала XX в. — до эпохи революции. М. Хостник в «Словинско-русском словаре» (с. 196) при славенском слове pismonôsec выражает пожелание, чтобы такое же слово было введено в русский язык вместо почтальон. Академик П. А. Лавров в рецензии на словарь Хостника не оспаривал этого замечания: «Поправки к этимологиям оспариваемым неудобны уже и потому, что обременяют справочную книгу. Но г. Хостник и вообще вводит в словарь совершенно излишние замечания. Вместо таких не соответствующих словарю отступлений лучше было бы позаботиться о большей полноте словарного запаса... Уместно ли в словаре сообщение о том, ... что слово pismonosec желательно было бы ввести в русский язык вместо почтальон» (ЖМНП, 1902, январь, с. 185, 186).

А. М. Селищев в своем исследовании «Язык революционной эпохи» еще не отметил возрождения слова письмоносец. Очевидно, широкое распространение слова письмоносец в наше время относится лишь к 30-м годам XX в. Не может быть сомнения в том, что это слово вновь образовано по типу орденоносец, знаменосец, оруженосец и т. п. Нет никаких оснований предполагать, что в современном русском языке произошла реставрация древнерусского славянизма.

Опубликовано в сборнике «Этимология (Исследования по русскому и другим языкам)» (М., 1963) вместе со статьями об истории слов светоч, почва, плюгавый, поединок, предвзятый, предумышленный, представитель, царедворец под общим названием «Историко-этимологические заметки». В архиве сохранилась также рукопись на 5 пронумерованных ветхих листках разного формата.

Здесь печатается по оттиску, сверенному и уточненному по рукописи с внесением необходимых поправок и уточнений.Е.К.


Назад Содержание Вперед