ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ПОДЛЫЙ

Слово подлый в современном русском языке имеет только оценочно-этическое значение. Оно заключает в себе отрицательную оценку нравственных свойств чего-нибудь: `бесчестный, низкий, презренный'; напр., подлый поступок, подлый характер, подлая душа и т. п. Те же значения выступают и в производных словах: подлец — `низкий, подлый человек', подлость — 1) `низость, бесчестность, гнусность'. Подлость поведения; подлость характера; 2) `подлый поступок'. Сделать подлость. В вульгарном просторечии основа подл- обрастает и другими экспрессивными суффиксами: подлюга, подлянка, подлятина и т. п. Нередко в словарях русского языка отмечается, что слово подлый, буквально `низший', «первоначально означало: принадлежащий к крестьянскому, податному сословию и употреблялось как термин, без бранного оттенка» (см. Ушаков, 3, с. 403). Это не так. Слово подлый в русском языке не было свободно от презрительной экспрессии, так как оно при своем появлении носило яркую печать классовой, дворянской, шляхетской оценки простого народа. Ср. в областных народных говорах подлый в значении: `бедный'. Перм. Соликам. Черд. (Опыт обл. влкр. сл., с. 164).

Слова подлый нет в «Материалах» Срезневского. В русский литературный язык оно вошло в XVII в. из украинского, где укрепилось в XVI в. под влиянием языка польского (ср. польск. podły, podłosć). М. О. Коялович писал: слово шляхетство «перешло к нам при Петре из Польши и повлекло за собою и свой антитез — подлый народ» (Коялович, с. 343). И. В. Киреевский в своей статье «В ответ А. С. Хомякову» (1838) тоже указывал на то, что применение слова подлый к народу занесено в дворянский язык XVII—XVIII вв. с Запада: «Единовластие само собой рождается из аристократии, когда сильнейший покоряет слабейших, и потом правитель на условиях переходит в правителя безусловного, соединяясь против класса благородных с классом подлых, как Европа называла народ» (Киреевский, 1, с. 197). Ср. у Кантемира: «Гнусно дворянину завидовать благополучию подлейших себя» («На зависть и гордость дворян», 1729). В «Записках» кн. Н. Б. Долгорукой (1767): «С вами будут поступать, как с подлыми»; «ему казалось подло с нами и говорить» (см. Будде, Очерк, с. 116). У И. Н. Болтина в «Примечаниях на Историю Леклерка» отзыв о былинах, старинных песнях: «песнях подлых, без всякого складу и ладу. Подлинно таковые песни изображают вкус тогдашнего века, но не народа, а черни, людей безграмотных, и, может быть, бродяг, кои ремеслом сим кормилися, что слагая таковые песни, пели их для испрошения милостыни» (Болтин, 2, с. 60. См. также Сухомлинов, вып. 5, с. 247).

И. Г. Прыжов в своей «Истории кабаков в России в связи с историей русского народа» (СПб.; М., 1868, с. 245) относит распространение слова подлый к началу XVIII в. Он говорит о новом, модном в XVIII в. слове подлый, прилагаемом ко всему народному: народ — подлые люди, речь народа — подлая речь. Пьянство, — писал Болтин, — «вовсе истребилося у обществе людей благородных... Подлые люди и поныне пьяных напитков употребляют» (Примечания, 2, с. 243).

К концу XVIII в. под влиянием растущего интереса к народу, под влиянием либеральных идей в слове подлый постепенно ослабляется значение `социально низкий'. Симптоматична отповедь реакционно-дворянскому журналу «Патриот» (издававшемуся В. И. Измайловым) со стороны «Северного вестника»: «Выражение подлый язык есть остаток несправедливости того времени, когда говорили и писали подлый народ;но ныне, благодаря человеколюбию и законам, подлого народа и подлого языка нет у нас! а есть, как и у всех народов, подлые мысли, подлые дела. Какого бы состояния человек ни выражал сии мысли, это будет подлый язык, как, напр[имер]: подлый язык дворянина, купца, подьячего, бурмистра и т. д.» (Северный вестник, 1804, ч. 3 [январь], с. 35—36). Однако, как указал проф. Е. Ф. Будде, возражая на статью Я. К. Грота «Карамзин в истории русского литературного языка» слово подлый в значении `низкого звания', `простого сословия' употреблялось еще до 20-х годов XIX в. Ср. в «Цветнике» (1810, ч. 5, с. 14): «вид заимствованный из подлейшей черни» (Будде, Очерк, с. 116—117).

В «Словаре Академии Российской» значения слова подлый определяются так: «1) говорится о роде низкого происхождения, худородный. Он произошел от подлых родителей; 2) нечестно поступающий, заслуживающий презрения. Подлые намерения, поступки, шутки.

Подлость... 1) говоря о роде: низкость, худородие; 2) свойство, качество или состояние того, кто подлую душу имеет, поступает низко, презрения достойно. В подлости воспитан и подлостиюпомрачает благородное звание» (1822, ч. 4, с. 1289— 1290).

В словаре 1847 г. эти значения переставлены. Активным, употребительным признается лишь морально-оценочное: `низкий, безчестный' (Клевета есть подлое дело. Подлые поступки). Второе же значение определяется так: `принадлежащий к черни, к простонародию' — и иллюстрируется выражением подлый народ (3, с. 262—263). Здесь же приводятся слова подловато, подловатость, подловатый, подлость, подлянка `подлая женщина'.

Заметка ранее не публиковалась. В архиве сохранилась рукопись на 7 пронумерованных листках разного формата. На обертке рукописи рукою автора пометка «подл.[ый] кажется, с XVIII в. (Преображ., II, 87)».

Здесь печатается по рукописи с внесением некоторых необходимых уточнений и поправок.

Отдельные замечания о слове подлый см. в настоящем издании в статьях: «Слово и значение как предмет историко-лексикологического исследования», «Бытность» и «Подличать». — В. П.


Назад Содержание Вперед