ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ПОТУСТОРОННИЙ

Многие иностранные слова сначала употребляются в русском языке как «цитаты», как чужеязычная примесь. В тех случаях, когда такое применение чужих слов и выражений вызывается не модой и не индивидуальным двуязычием, а отсутствием соответствующих слов и значений в семантической системе самого русского языка, возникает естественное стремление или к созданию своих национальных эквивалентов для выражения тех же мыслей, или к русификации, к национализации чужого слова. Для внедрения нового слова в лексическую систему русского языка необходима благоприятная социально-идеологическая почва.

Слово потусторонний появилось в русском литературном языке не ранее 30—40-х годов XIX в. Оно было внушено идеалистическими системами немецкой философии, главным образом, влиянием Шеллинга. Оно употреблялось сначала или как эпитет к слову мир («потусторонний мир»), или как субстантивированное прилагательное среднего рода. С морфологической точки зрения потусторонний представляет собою как бы производную (с помощью относительного суффикса '-) форму прилагательного, связанного с словосочетанием — по ту сторону, эквивалентом русского выражения — тот свет. По ту сторону — потусторонний — это переводы немецких jenseits, jenseitig. Ап. Григорьев в «Листках из рукописи скитающегося софиста» (1843—1844) еще пользуется немецким jenseitsдля выражения потустороннего: «С чего бы я ни начал — я приду всегда к одному: к глубокой, мучительной потребности верить в идеал и в jenseits. Все другие вопросы проходят мимо меня: сен-симонизм в своих последних, или по их, разумных результатах мне противен, — ибо я не могу ничего найти успокоительного в мысли о китайски-разумном идеале жизни. Оттого — ко всему я в состоянии божественной иронии, ко всему, кроме jenseits» (Воспоминания, с. 86—87).

Слово потусторонний не отмечено ни одним толковым словарем русского языка до словаря Даля включительно. Широкое употребление этого слова в значении: `нездешний, загробный, неземной' в стилях книжного языка наблюдается не ранее 80—90-х гг. XIX в. Впервые ввел это слово в толковый словарь русского языка И. А.  Бодуэн де Куртенэ. Он поместил его в словаре Даля с пояснением и с скрытой цитатой, очевидно, взятой из газетно-журнальной рецензии на русский перевод книги М. Корелли «История детской души» (The mighty Atom — «Могущественный Атом»), 1897 (изд. К.  П. Победоносцева).

«Потусторонний, по образцу не[мецкого] jenseits, jenseitig `по ту сторону лежащий, находящийся; относящийся к предполагаемой загробной жизни'. ”Лионель, душе которого были присущи страстные стремления к идеальному, к потустороннему, не выносит позитивного воспитания и убегает от холодной скуки здешней жизни, путем самоубийства, к неведомому для него Богу“» (сл. Даля, 1912—1913, 3, с. 939).

Опубликовано в журнале «Вопросы языкознания» (1989, № 4) вместе со статьями «Охрана»; «Уничижать — уничтожать»; «Застой»; «Поклонник»; «Момент»; «Мохры»; «Постепеновец»; «Решимость — нерешимость» под общим названием «Из истории слов».

Заметка сохранилась в архиве в рукописи, состоящей из четырех листков бумаги разного формата. В архиве есть также машинописная копия с авторской правкой, гранка и верстка, правленные рукой автора. Текст заметки подготовлен по машинописи с авторской правкой, здесь печатается с некоторыми необходимыми уточнениями. — В.   П.


Назад Содержание Вперед