ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ПРЕДРАССУДОК

В современном русском языке нет прямой семантической связи между словами рассудок и предрассудок. Предрассудок — это ложный, но укоренившийся в сознании взгляд на что-нибудь. Например: «Самый страшный враг прогресса — предрассудок: он тормозит, он преграждает путь к развитию» (Станиславский, с. 456).

Внутреннее содержание слова предрассудок глубоко раскрыто А. А.  Потебней в его лекциях по теории словесности. Предрассудок — это готовое мнение, «которое невольно переносится нами в наблюдаемый предмет.

В обычном употреблении слово предрассудок имеет значение слишком узкое. Предрассудком называют, например, веру в то, что нехорошо вставать с постели левой ногой и т.  п. Но существуют предрассудки и в науке, и притом не такие только, которые могут быть раз навсегда устранены, но и такие, которые надвигаются постоянно и устранение коих сопряжено с каждым актом правильного наблюдения и обобщения. В буквальном смысле слова предрассудок есть то, что решено нами прежде и что в свое время было справедливо и законно, но что оказывается несправедливым при новом обороте нашей мысли. Я объясню примером, что такое предрассудок науки. Положим, кто-нибудь захотел бы изучать формы древесного листа и с этой целью делал бы наблюдения и обобщения, выражая эти обобщения в рисунках. Таким образом, отвлекаясь от частного, оставляя все несходное в стороне, он получал бы типичные изображения дубового листа или берестового (с кривыми боками). Очевидно, что такие наблюдения и рисунки служили бы на пользу тем, которые вновь приступили бы к изучению этого вопроса. Но если бы последние сочли единственным источником знания эти обобщения, то, очевидно, они лишились бы возможности всякого развития этого знания. Этот пример может показаться нелепым: можно подумать, вряд ли так поступали в науке. Но в естественных науках, например, долгое время поступали именно так. Такое схематическое понятие, такое обобщение составлено было о видах животных и растений, и это было совершенно необходимо; но в то же время это повлекло за собою то явление, что в течение многих лет, до последних десятилетий нашего века, в зоологии и ботанике виды считались постоянными: полагали, что между обобщениями, сделанными человеческой мыслью, которые можно назвать понятиями (о волке, лисице, собаке и т. п.), в самой действительности нет той связи, которой не было на бумаге, схематически, в мысли. Уничтожение этого предрассудка и вместе с тем учение об изменчивости видов составляет крупное явление в истории науки.

Обстоятельство, на которое я указываю,— трагично: то, что необходимо для успехов человеческой мысли, является впоследствии помехой для дальнейшего ее развития.

Общее правило, которое все-таки недостаточно для устранения таких предрассудков, состоит в том, что мы должны рассматривать отвлечения как пособие для нашей мысли; но не должны им подчиняться, не должны смотреть на них, как на единственный источник наших знаний.

Другой пример предрассудка мы видим в понятии о слове. Обыкновенно мы рассматриваем слово в том виде, как оно является в словарях. Это все равно, как если бы мы рассматривали растение, каким оно является в гербарии, т.  е. не так, как оно действительно живет, а как искусственно приготовлено для целей познания»318.

Слово предрассудок свойственно всем стилям современного литературного языка: это слово — общелитературное. В первой трети XIX в. рядом со словом предрассудок в стихотворном языке и в архаических стилях книжной речи употреблялось как синоним другое образование — предрассуждение. Так, характерно, что Грибоедов в разговорном комедийном языке «Горе от ума» пользуется словом предрассудок:

[Чацкий:]

Дома новы, но предрассудки, стары.

Порадуйтесь, не истребят

Ни годы их, ни моды, ни пожары.

Между тем Пушкин в стихотворном стиле свободно употребляет слово предрассуждение. Например, в «Цыганах» (в речи Алеко):

Что бросил я? Измен волненье,

Предрассуждений приговор,

Толпы безумное гоненье

Или блистательный позор.

В «Евгении Онегине»:

...Уничтожать предрассужденья,

Которых не было и нет

У девочки в тринадцать лет!

Слово предрассуждение носило на себе отпечаток большей книжности и архаичности, чем слово предрассудок. Из литературного употребления слово предрассуждение, ставшее архаизмом в 30—40-е годы XIX в., было окончательно вытеснено к середине прошлого столетия. Между словами предрассудок и предрассуждение так и не установилось других дифференциальных признаков, кроме стилистических. Поэтому-то и не было живых оснований для дальнейшего употребления слова предрассуждение (ср. рассудок и рассуждение, пережиток и переживание и т.  д.).

Еще В. И. Далю слово предрассудок казалось «новейшим выражением». В предисловии к своей работе «О поверьях, суевериях и предрассудках русского народа» Даль писал: «Поверьем называем мы вообще всякое укоренившееся в народе мнение, или понятие, без разумного отчета в основательности его. Из этого следует, что поверье может быть истинное и ложное; в последнем случае оно называется собственно суеверием или, по новейшему выражению, предрассудком. Между этими двумя словами разницы мало; предрассудок есть понятие более тесное и относится преимущественно к предостерегательным, суеверным, правилам, что, как и когда делать» (Даль 1898, 10, с. 292).

Между тем слово предрассудок укоренилось в русском языке уже в третьей четверти XVIII в. Сначала — в 30-х годах XVIII в. возникает для выражения того же понятия слово предсуждение. У Ант. Кантемира в переводе сочинений Фонтенелля «Разговоры о множестве миров» (1730) читаем: «Предсуждение. Рréjugé — значит мнение предыдущее о каком деле, которое столько в уме нашем утвердилося, что недопущает беспристрастного о том рассуждения».

Но слово предсуждение в русском литературном языке первой трети XIX в. не укрепилось. Между тем потребность в слове, выражающем то понятие, которое обозначалось французским préjugé (ср. нем. Vorurtheil), была очень велика. Слова предрассудок и предрассуждение, по-видимому, были образованы А.  П.  Сумароковым в конце сороковых годов XVIII в. Они также возникли как калькированный перевод французского préjugé. В. К.  Тредиаковский в «Письме, в котором содержится рассуждение о стихотворении, поныне на свет изданном от автора двух од, двух трагедий и двух эпистол, писанном от приятеля к приятелю» (1750), так отзывался об этом словоупотреблении А.  П.  Сумарокова: «Словом предрассудок и предрассуждение автор переводит французское préjugé вновь. По нашему, сие слово значит: давно затверделое и ложное мнение»319. Однако через десять лет в переводе сочинения А. Deleyre: «Аnаlyse de la philosophie du chancelier François Bacon» (1755) («Сокращение философии канцлера Бакона») сам Тредиаковский также употребляет слово предрассуждение для передачи французского préjugé.

Слово предрассуждение в русском литературном языке XVIII в. было более употребительно, чем слово предрассудок. В журнале «Трутень» (1769, лист 8, июня 16): «Истребляйте закоренелые предрассуждения и угнетайте слабости и пороки» (Русск. сатирич. журн. XVIII в., с. 101). В «Почте духов» (1789): «Их-то [жителей Петербурга] философии обязан ныне свет многими так называющимися людьми без предрассуждения, которые за кусок золота в состоянии продать своих друзей, родню или и все свое отечество, для того только, чтоб посредством оного показаться в хороших нарядах и великолепных колесницах» (там же, с. 240).

Слово предрассуждение и синоним его предрассудок внесены в «Словари Академии Российской». Значение их определяется так: «Предубеждение сильное о чем, принятое или внушенное прежде о чем-либо мнение, препятствующее судить о вещах здраво и основательно. Судить о чем по предрассуждению» (сл. АР 1822, ч. 5, с. 185). По-видимому, в среднем прозаическом стиле уже в конце XVIII в. по преимуществу используется слово предрассудок. Так, А. С. Шишков употребляет это слово: «Надлежит токмо отрясть от себя мрак предрассудка и не лениться черпать из сего неистощаемого источника» [из духовных книг. — В.  В.] (Шишков, Рассужд. о ст. и нов. сл., с. 140—141).

К сороковым годам XIX в. форма слова предрассудок окончательно возобладала над формой предрассуждение. Так, в словаре 1847 г. подвергается определению слово предрассудок: «Ложное, однажды принятое одностороннее мнение; предубеждение» (сл. 1867—1868, 3, с. 920). Слово же предрассуждение лишь истолковывается при помощи ссылки на слово предрассудок («то же, что предрассудок»).

В. И. Даль поставил в своем словаре слово предрассуждение в параллель к слову предрассудок и рассматривал их как живые литературные синонимы. Однако показательно, что во фразовых иллюстрациях, заимствованных из живого языка 60-х годов, употребляется лишь слово предрассудок: «В нашем быту господствуют гибельные предрассудки светского приличия, а в народе — предрассудки суеверия. Мы — невольники общественных предрассудков» (сл. Даля 1881, 3, с. 388).

Статья ранее не публиковалась.

В архиве сохранились пронумерованная рукопись, озаглавленная «Семантическая история слова предрассудок» (13 листков), и машинопись с авторской правкой.

Печатается по машинописи, сверенной с рукописью, с внесением нескольких поправок и уточнений. — Е.  Х.

318 Потебня А. А. Из лекций по теории словесности. Харьков, 1930. С. 37—38.

319 Куник А. А. Сборник материалов для истории имп. Академии Наук в XVIII в., ч. 2, СПб., 1865. С. 490. См. также мои «Очерки...». М., 1938. С. 152, примеч. 1.


Назад Содержание Вперед