ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ПРЕДВЗЯТЫЙ

На разных этапах истории русского литературного языка менялись формы и принципы отношения русской лексико-семантической системы к семантическим системам западноевропейских языков. Эти изменения отражались и на выборе заимствованных слов, и на приемах их русской национализации, и особенно на методах калькирования чужеязычных слов. В области этих семантических явлений особенно резкая грань между прошлым и новым обозначается в 30—40-е годы XIX в.

Слова предвзятый, предвзятость — книжные, интеллигентские. Они употребляются преимущественно в стилях рассуждения, публицистического и научного трактата. Предвзятый означает: `основанный на предубеждении, сложившийся заранее, до ознакомления с сущностью чего-нибудь, являющийся плодом какого-нибудь предрасположения'. Например, предвзятая мысль, предвзятая точка зрения, предвзятое решение, суждение. Естественно, что слово предвзятость, кроме обозначения отвлеченного качества по прилагательному предвзятый (предвзятость мысли, решения), выражает также значение: `предубеждение, предвзятое отношение к кому-чему-нибудь'. Например, судить без предвзятости (Ушаков, 3, с. 711).

Эти слова по своему морфологическому строю связаны с церковнославянскими элементами в составе русского литературного языка (пред-взять, пред-взимать). Однако эти слова в их нынешних значениях сложились не ранее 40—50-х годов XIX в. В самом деле, они еще не находят отражения в словаре 1847 г. Здесь глагол предвзимáти— предвзяти рассматривается как устарелое, церковное слово. Значение его определяется так: «Предварительно брать; занимать или захватывать, упреждая других» (сл. 1847, 3, с. 426). Слова же предвзятый и предвзятость здесь вовсе не отмечены. Отсюда можно сделать вывод, что образование этих слов произошло независимо от активного употребления устарелого церковнославянизма предвзять. Впрочем, в «Лексиконе» Вейсмана образование предвзятый в прямом этимологическом значении встречается (Вейсман, с. 725). Причастие-прилагательное предвзятый возникло тогда, когда глагол предвзять уже выпал из активного словаря русского литературного языка, перестал применяться в общелитературной речи. Очевидно, морфологическая структура и значение слова предвзятый слагались под некоторым влиянием западноевропейских языков. Это слово понадобилось для перевода чужого слова и понятия (по-видимому, в научно-философском языке). Трудно возводить генезис русского слова предвзятый к французским выражениям раrtiрris `предвзятое мнение, решение', sans parti pris (ср. предвзято `de parti pris'). Следовательно, слово предвзятый вызвано к жизни немецким vorgefasst. Ср. в «Полном немецко-российском лексиконе» (ч. 2): «Vorgefasst... Прежде надлежащего исследования принятый. Eine vorgefasste Meinung, предрассуждение, предубеждение. Eine vorgefasste Liebe, любовь пристрастная, преждевременная, предубежденная» (Аделунг, Полн. лекс., ч. 2, с. 865).

Любопытно, что в 50-х годах и в самом начале 60-х годов еще намечается колебание между предвзятый и предзанятый. Ср. у М.  А. Антоновича в статье «Два типа современных философов» (1861): «При таких условиях и с такою подготовкой старые философы принимались за изучение философии. У них была уже готовая, предзанятая система, и укоренилось непоколебимое убеждение, что всякая философия ложна и зловредна...» (Антонович, с. 10).

Но к середине 60-х годов слово предвзятый глубоко вошло в лексическую систему русского литературного языка, и прежде всего в его философские и публицистические стили.

У И. С. Тургенева в статье «По поводу ”Отцов и детей“»(1868—1869): «Нет! без правдивости, без образования, без свободы в обширнейшем смысле — в отношении к самому себе, к своим предвзятым идеям и системам, даже к своему народу, к своей истории, — немыслим истинный художник; без этого воздуха дышать нельзя» (Тургенев 1967, 14, с. 108). У Ф.  М. Достоевского в «Дневнике писателя» (1873 г.): «...всякое художественное произведение, без предвзятого направления, исполненное единственно из художнической потребности...» (Достоевский 1889, 10, с. 83 [IX. По поводу выставки]). Но ср. у него же в рецензии на «Рассказы Н.  Успенского» (1861 г.): «Но взгляд и идея писателя, выведенные уже вследствие разработки накопленного матерьяла, совсем другое дело, совсем не предзаданный и идеальный взгляд, а реальный взгляд, выражающий, судя по силе писателя, иногда даже всю современную общественную мысль о народной жизни в данный момент» (Достоевский 1979, 19, с. 179). У Н. И. Пирогова в «Дневнике старого врача»: «Я — независимый, то есть независимый от предвзятых мнений и доктрин» (Пирогов Н., 2, с. 175).

У М.  И. Сухомлинова в «Истории Российской Академии» (1880): «...назвать эту мысль предвзятою нельзя уже потому, что с этим названием соединяется большею частью понятие об умысле, о сделке с своею совестью, о намеренном уклонении от ясно сознаваемой правды» (Сухомлинов, вып. 5, с. 583). У К. С.  Станиславского в книге «Моя жизнь в искусстве»: «Нехорошо, если художник сразу наметит себе такую точку, от которой будет смотреть на все произведение, и зафиксирует ее на первом же законченном и проработанном рисунке. Тогда ему уже трудно будет отойти от этого рисунка для дальнейших поисков, и он сделается односторонним, предвзятым, точно обнесенным какой-то стеной, через которую нельзя видеть новых перспектив...» (Станиславский, с. 583).

Образование слова предвзятый, хотя и было стимулировано воздействием немецкого vorgefasst, свелось, в сущности, к переосмыслению причастной формы от глагола предвзять, сохранившегося в архивном фонде русского литературного языка.

Опубликовано в сборнике «Этимология (Исследования по русскому и другим языкам)» (М., 1963, с. 99—101) вместе со статьями по истории слов письмоносец, светоч, почва, плюгавый, поединок, предумышленный, представитель, царедворец под общим названием «Историко-этимологические заметки».

В архиве сохранилась рукопись на9 пронумерованных ветхих листках разного формата. Здесь печатается по оттиску, сверенному и уточненному по рукописи. с внесением ряда необходимых поправок и уточнений. — Е.   К.


Назад Содержание Вперед