ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

Прелестная звезда. Одним из характерных для Пушкинского стиля принципов переосмысления церковнославянизмов был прием отождествления, слияния их с соответствующими русскими «омонимами». Процесс национализации церковнославянизмов осуществлялся посредством морфологической и семантической ассимиляции их с «двойниками» из сферы общелитературной лексики. В сущности, эта форма освоения церковнославянизмов национально-литературной стихией больше всего противоречила заветам и принципам «славянофилов», которые, напротив, просторечие приспособляли к мифологии и идеологии церковнославянского языка.

Для освещения этой особенности Пушкинского языка интересен такой пример из «Евгения Онегина» (7, 52):

У ночи много звезд прелестных,

Красавиц много на Москве,

Но ярче всех подруг небесных

Луна в воздушной синеве.

(Принято видеть в этих стихах отражение таких стихов из «Тавриды» Боброва:

Все звезды в севере блестящи,

Все дщери севера прекрасны;

Но ты одна средь них луна

И даже будто бы такого места из «Натальи, боярской дочери» Карамзина: «Много было красавиц в Москве белокаменной... но никакая красавица не могла сравняться с Натальею — Наталья была всех прелестней»).

Выражение: «прелестная звезда» в церковнославянском языке означало планету или метеор. А. С. Шишков писал в «Рассуждении о старом и новом слоге»: «Прелестными звездами называются те воздушные огни, которые, доколе сияние их продолжается, кажутся нам быть ниспадающими звездами, кои потом исчезают...» Ср. «Послание Иуды», гл. 1, где нечестивые люди сравниваются с «звездами прелестными, которыми блюдется мрак тьмы на веки» (13). «В противомыслие сему под именем непрелестных звезд разумеются настоящие, не обманчивые звезды». Так в «Патерике» «преподобные отцы» приравниваются к звездам непрелестным» (Рассуждение, с. 278). В «Словаре Академии Российской» (1809, ч. 2) сказано: «Звезда прелестная. То же, что звезда блудящая, планета» (с. 829).

Пушкин, пользуясь этим термином, каламбурно играет двойственностью его возможных осмыслений, связью эпитета «прелестный» со словом «красавица» и, следовательно, возникающим пониманием выражения «прелестная звезда» в значении `прекрасная звезда' (между тем как первоначально прелестный здесь значило: `обманчивый, коварный, не настоящий'). Ср. то же объяснение термина «звезда прелестная» в словаре П.  Соколова (1834, 1, с. 940) — при таком определении значения слова прелестный: `пленительный, привлекательный красотой, пригожеством' (2, с. 780). Ср. более примитивный пример слияния омонимов в «Руслане и Людмиле»:

Там русский дух... там Русью пахнет.

(Виноградов. Язык Пушкина, с. 182—183).


Назад Содержание Вперед