ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ПРИВИТЬ, ПРИВИВАТЬ

К числу профессиональных терминов, получивших в русском литературном языке около середины XIX в. отвлеченно-переносные значения, относятся глаголы привить — прививать и привиться — прививаться (со страдательным причастием привитый — привитой).

До 30—40-х годов XIX в. слово привить — прививать выражало лишь прямые, конкретные значения, которые были осложнены и дополнены распространившимся в XVIII в. медицинским значением: 1) Прикрепить посредством витья, свивая присоединить, срастить. Привить шелку в снурок. Привить одну веревку к другой; 2) Всадить черенок или пересадить часть живого растения на ткань другого (под кожу или кору) так, чтобы пересаженное растение срослось с этой тканью и передало ей те или иные свойства. Привить яблоню, привить абрикосовое дерево.

Медицинское значение этого слова сначала было связано лишь с предохранительными прививками от оспы. Привить оспу значило — `вложить оспенный гной в проколотую ранку' (см. сл. АР 1822, ч. 5, с. 266—267; сл. 1867—1868, 3, с. 967). Но по мере разработки метода лечения вакцинами глагол привить расширил свое значение и применение в области медицины. Привить — это стало значить: `ввести в чей-нибудь организм ослабленное или обезвреженное заразное начало какой-нибудь болезни (вакцину) для предупреждения заболевания этой болезнью или для лечения уже начавшейся болезни'. Например: привить скарлатину, привить противодифтерийную сыворотку. Это значение сложилось не раньше второй половины XIX в. [Ср. Никитин, Врачебн. сл. (1835) (здесь еще нет слова вакцина). Ср. также А.  Н. Чудинов. Словарь иностранных слов (СПб., 1894): Вакцинация — `оспопрививание', с. 174].

Показательно, что В. И. Даль, сам бывший врач по профессии, в «Толковом словаре» говорит лишь о прививке оспы: «Привить оспу, взять на иглу или острее гною из оспенного нарыва и перенести на другое тело, оцарапав то место, куда нарыв переносишь». Но тут же Даль приводит фразу: «Прививали и скотскую чуму, полагая этим предупредить ее» (сл. Даля 1881, 3, с. 402).

Сельскохозяйственное и медицинское значения слова привить находились в близкой связи. Эта семантическая связь укреплялась и тем, что оба значения ярко выступали в средневозвратной форме привиться — прививаться: 1) срастись с тканью другого растения, передавая ему свои свойства (о дичке какого-нибудь растения); 2) оказать свое действие на организм (о введенной в организм вакцине какой-нибудь заразной болезни). Внутренняя форма этих значений — представление пересадки, присоединения к одному растению, организму чего-то другого, стороннего с целью изменения или улучшения состояния и свойств этого организма — растения — кажется однородной (ср. значения производных слов прививка, прививочный). Понятно, что первоначальное, основное конкретное бытовое значение глагола привить — `свивая, прикрепить' все дальше отходило от понимания этих профессиональных терминов. Показательно, что в словаре Ушакова (3, с. 773) глагол привить в значении `свивая, прикрепить' рассматривается как омоним глагола привить во всех других значениях.

От растений и организмов, особенно от растений, от образа пересадки так легок был перенос на внутреннюю природу человека. И этот перенос происходит в русском литературном языке 30—40-х годов XIX в. в период романтической ломки художественных стилей. Глагол привить — прививать начинает выражать общее, отвлеченное значение: `вкоренить какое-нибудь свойство, заставить усвоить какую-нибудь привычку'; привиться — прививаться — `укорениться, сообщиться кому-нибудь' (о свойстве, привычке и т. п.). Ср. во французском языке inoculer la vaccine à qn и inoculer как синоним implanter в переносном значении.

Например, у проф. Кудрявцева в работе «Римские женщины»: «Чувство силы... придало ему много этой высокомерной, заносчивой силы..., которая так легко прививается к тварям, ничтожным внутренне...» (см. Михельсон, Русск. мысль и речь, 2, с. 117). В «Былях» Алекс. Никитина (1837, 1, с. 20): «Но чахотка привилась к сердцу этого прелестного создания». Ср. у А.  Н. Островского в рецензии на повесть Е. Тур «Ошибка» (1850): «История русской литературы имеет две ветви, которые, наконец, слились: одна ветвь прививная и есть отпрыск иностранного, но хорошо укоренившегося семени».

Статья ранее не публиковалась. Сохранилась рукопись (3 пронумерованных листка) и машинопись с авторской правкой. Печатается по машинописи, сверенной с рукописью, с внесением ряда поправок и уточнений. — ЕX.


Назад Содержание Вперед