ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ПРИЗВАНИЕ

Количество славянизмов, испытавших семантическое воздействие западноевропейских языков, очень велико. Семантическая история слова призвание может служить ярким примером органического объединения народно-русских, старославянских и западноевропейских элементов в структуре слова.

Среди глаголов, производных от звать, одни носят яркую печать живой разговорной экспрессии (напр., позвать, созвать, вызвать, назвать в значении `наприглашать' и т.  п.; ср. позвать и обозвать), другие ведут к контекстам книжного языка (напр., воззвать; ср. воззвание), в-третьих, книжные оттенки несколько затушеваны официально-бытовыми и разговорными. Таков глагол призвать (см. призванный на военную службу; ср. призыв и призвание). Не подлежит сомнению, что глагол призвать появился в русском литературном языке в связи с влиянием старославянского языка (ср. примеры употребления слов призъвати— призывати, призъвание, призывание у Срезневского, 2, с. 1402—1403). Но тесная связь и соотносительность этого слова с однородными русскими образованиями от глагола звать ослабили его старославянскую основу. Однако производное от него имя существительное призвание не вышло из сферы книжного языка.

В современном русском языке слово призванье обозначает `склонность, внутреннее влечение или предрасположение к какому-нибудь делу, профессии'. Напр.: чувствовать призвание к музыке; артист по призванию и т.  п. Как нюанс этого же значения выступает такой смысловой оттенок: `предназначение, цель жизни или деятельности'. Например, у Некрасова в стихотворении «Памяти Асенковой»:

Увы, наивна ты была,

Вступая за кулисы —

Ты благородно поняла

Призвание актрисы.

Первоначальное значение этого слова— `призыв, приглашение', т.  е. действие по глаголу призвать — призывать устарело и не употребительно. Между тем оно было единственным значением этого слова до романтической эпохи, т. е. до 20—30-х годов XIX в.

В словарях Академии Российской призвание определяется так: «Действие призвавшего. Призвание кого к себе. Призвание к судье» (сл. 1822, ч. 5, с. 310). Карамзин, Жуковский, Пушкин широко употребляют слово призвание в этом первоначальном значении. Например, в языке Пушкина:

Здесь ночью нега и покой,

А днем и шум и пированье.

Приди на дружное призванье,

Приди, о путник молодой!

(Руслан и Людмила, песнь 4).

Услышь, поэт, мое призванье,

Моих надежд не обмани.

(К Языкову, 1824 г.)

Итак — хвала тебе, Чума!

Нам не страшна могилы тьма,

Нас не смутит твоепризванье!

Бокалы пеним дружно мы,

И Девы-Розы пьем дыханье

Быть может — полное Чумы!

(Пир во время чумы, 1830).

Однако уже в конце 20-х — начале 30-х годов XIX в. новое значение, дошедшее и до нашего времени, проступает очень явственно (быть может, отчасти под влиянием семантики немецкого Веruf ср. франц. vocation). В новом значении слово призвание вошло в философский лексикон русской интеллигенции 30-х годов, увлекавшейся шеллингианством. У Гоголя в статье «Несколько слов о Пушкине» (1832—1834): «...у всякого, кто только чувствует в себе искру святого призвания, есть тонкая разборчивость... не позволяющая ему выказывать свой талант таким средством» (1894, 1, с. 228). У Н.  В. Станкевича в письме к Я.  М. Неверову (от 14 октября 1833 г.): «Мое призвание не то, хотя я и не вижу настоящего моего призвания» (Западники 40-х годов, с. 33). К нему же в письме Н. В. Станкевича от 2 декабря 1835 г.: «Ты говоришь, что я всегда ошибался в призвании. Иногда. Это участь всех. Но философию я не считаю моим призванием; она, может быть, ступень, через которую я перейду к другим занятиям» (там же, с. 43). В словаре 1847 г., отражающем литературное употребление не позже 30-х годов XIX в., уже отмечено это новое значение: «`Состояние призванного'; `предназначение'. Даровитый юноша, не изменяя своему призванию, укрепляет врожденные способности учением» (3, с. 465).

Около середины XIX в. — в период пересмотра романтической терминологии и фразеологии — слово призвание приобретает привкус риторической экспрессии, книжной парадности, приподнятости, ложного пафоса. В письме И. С. Тургенева к Е. М. Феоктистову (от 27 декабря 1852 г.): «Положению Вашему я сочувствую и мысли Ваши об уединении разделяю вполне — воспользуйтесь им, чтобы уяснить себе свое призвание — или если это слово Вам кажется слишком пышным — чтобы узнать по какой дороге Вам надобно пойти» (Тургенев и «Современник», с. 155). Ср. в «Дворянском гнезде» (гл. 25): «Со всем тем Михалевич не унывал и жил себе циником, идеалистом, поэтом, искренно радея и сокрушаясь о судьбах человечества, о собственном призвании, и весьма мало заботясь о том, как бы не умереть с голоду».

Статья ранее не публиковалась. В архиве сохранилась машинопись с авторской правкой. Здесь печатается по машинописи с внесением отдельных необходимых уточнений и поправок.

Об истории значений слова призвание В. В. Виноградов пишет в статье «К вопросу об упорядочении современного русского правописания»: «Русский язык не остался неизмененным со времен Пушкина... Некоторые старые слова вышли из литературного употребления (например, разлученье, вотще, прельстительный и другие подобные), другие изменили свои значения (например, призванье, возмутительный, молодушка, малодушный, кулак и т.  п.)...» (журнал «Русский язык в школе», 1954, № 4, с. 34). См. также о слове призвание в заметке о слове «Последовательный» в настоящем издании. — ВП.


Назад Содержание Вперед