ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

РУБАХА-ПАРЕНЬ, ЧЕЛОВЕК-РУБАХА

Просторечные выражения рубаха-парень, человек-рубаха приблизились к русскому литературному языку не позднее начала XVIII в.

В «Словаре Академии Российской» читаем: « Рубаха... рубашка... Говорится также *в простонародном употреблении о бесковарном, весьма простосердечном» (1794, ч. 5, с. 192). Однако это выражение до середины XIX в. носило областной характер. Оно вошло в «Опыт областного великорусского словаря» (1852), где отмечено: «Рубаха, и, с. ж. Простой человек, простяк. Эко парень-то рубаха. Нижегор.» (с. 193). П. П. Дубровский, найдя в этом словаре данное значение слова рубаха в том же экспрессивном употреблении, сопоставил его с польск. rubacha `толстая, дюжая женщина'; ср. и rubaszny `дюжий, дородный; грубый, сквернословный'339

Отсутствие носового звука в этом гнезде польских слов как будто говорит о том, что лежащий в основе их корневой элемент rub- следует отделять от ставшего однозвучным корневого элемента rQb- (рубить, рубаха и т. п.).

Акад. Б. М. Ляпунов указывал на необходимость обособлять от серии слов, имеющих в своем составе корень rQ b, эти группы, связанные с корнем *руб- (ср. др.-русск. рути из руб-ти в значении `грабить, взимать налог', хорв. и хорут. rúbiti `грабить, брать в залог', словенск. robíti, итал. rubare, немецк. rauben. Ср. в старохорватских глаголических текстах: рубали едну марку в значении `поборов, насилия'340

Таким образом, первоначальным значением слова рубаха могло быть `грубый, сильный, простой человек'. Суффикс -аха придавал корневому элементу rub- яркую экспрессивную фамильярную окраску.

У Ушакова выражение парень-рубаха названо разговорно-фамильярным и почему-то помещено под словом рубаха `рубашка' (т.3, с. 1391—1392). Ср. тут же: «Из дома вышел Алексей в белой холщевой рубахе, в синих портах. М. Горький».

У И. С. Тургенева в «Дыме»: «Григорий Литвинов, рубашка-парень, русская душа, рекомендую, — воскликнул Бамбаев, подводя Литвинова к человеку небольшого роста и помещичьего склада...».

У П. Д. Боборыкина в романе «Китай-город»: «Я думал, из вас Чичиков выйдет, а вы — человек-рубашка». У него же в романе «На ущербе»: «Ты его и по батюшке знаешь? — Как не знать, сударь. Барин — рубашка!.. И овсеца когда купишь у них... в кредитец».

У А. П. Чехова в повести «Дуэль»: «Самойленко... видел в Л аевском доброго малого, студента, человека-рубаху, с которым можно было и выпить, и посмеяться, и потолковать по душе» (гл. 1).

У М. Горького в рассказе «Супруги Орловы»: «Этакой-то рубаха-парень, а? Рабочему, говорит, человеку в меру выпить всегда следует... слышь, Мотря? Ну-ка, нацеди мне рюмочку, — есть, что ли?».

В толковых словарях русского языка в «гнездо» слов рубать `ударяя с размаху острым оружием, разделять на части; рассекать, рубить', рубануть (ср. у А. Н. Толстого в романе «Петр I»: «[Петр] выхватил шпагу и с размаху рубанул ею по столу перед лицом отшатнувшегося генералиссимуса. Полетели осколки стекол»), рубать — о добыче угля в шахтах; рубать `говорить резко, грубо, напрямик', рубать `есть много и алчно', рубаться `сражаться холодным оружием', рубиться, рубаха, рубашка, рубашечный, рубашечка, рубашонка, рубашоночка и т. п. систематически включаются и выражения рубаха-парень и рубашка-парень. Так, под словом рубаха и рубашка в семнадцатитомном словаре (БАС, т. 12, 1961, с.1498 и 1499—1501) помещен фразеологизм рубаха-парень, рубашка-парень.

Опубликовано в сборнике «Советское славяноведение», М., 1968, № 4, в серии статей, озаглавленной «Об экспрессивных изменениях значений и форм слов» вместе со статьями: «Клеврет», «На ять», «Солдафон».

Сохранилась рукопись — пять пронумерованных листков разного форм ата, из которых два сильно пожелтели от времени.

Печатается по опубликованному тексту, уточненному с рукописью. — Е. X.

339 Дубровский П. П. Областные великорусские слова, сходные с польскими. [СПб., 1852]. С 21.

340 Ляпунов Б. М. Этимологический словарь русского языка А. Г. Преображенского// Изв. ОРЯС АН, 1925 г., т. 30, С. 19—20.


Назад Содержание Вперед