ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

Сальность, сальный. Наряду с процессами функционально-семантической дифференциации слов, иногда связанными с фономорфологическими изменениями словесной структуры, наблюдаются и резко контрастирующие с ними процессы омонимического слияния слов разных языков и диалектов в кругу одной языковой системы. Под влиянием фономорфологического сближения со словом заимствующего языка иностранное слово не переводится и не калькируется, а как бы каламбурно скрещивается с соответствующим или подходящим русским словом и заменяется им. Именно таким образом французское слово salité, а также, французск. sâle `грязный' вызвали к жизни русское слово «сальность» в 20—40-х гг. XIX в (через посредство «сальный», ср. naiv `наивный', serieux `серьезный' и т. п.) и отразились на семантической судьбе самого имени прилагательного — сальный, расширив и преобразовав его значения. Обычно в толковых словарях русского языка отвлеченно-экспрессивные, морально характеризующие значения слов — сальность и сальный рассматриваются как переносные от конкретно-бытовых (см. например, БАС, 13, с. 70—72). Но если под «переносом» значений понимать непосредственное образно-смысловое движение от одного значения к другому в пределах семантики того же слова (ср. лиса — по отношению к хитрому человеку; медведь, колпак, тюфяк и т. д. в переносном значении и употреблении), то в словах сальность и сальный связь между двумя сферами их семантической структуры — конкретно-предметной и эмоционально-характеризующей — и в генетическом и в синхронном плане не являются столь тесными и прямыми. Например, в слове сальность от обозначения свойства сального (ср. сальность кожи, порода свиней высокой сальности) нет прямого перехода или переноса к значению непристойного слова (говорить сальности). Ср. у В. В. Вересаева: «Брошюранты смеялись и изощрялись в ругательствах, поддразнивая Гавриловну. На каждую их сальность она отвечала еще большей сальностью» («Два конца», 2, I). Ср. также изменения в употреблении прилагательного — сальный у Н.  Г. Чернышевского в «Что делать» (4, 15): «То, что нам кажется слишком сальным, слишком площадным, тогда (во времена Бокаччо) не считалось неприличным». Еще раньше в письме М. П.  Погодина к С.  П. Шевыреву (от 28 апреля 1829 г.): «Разговор был занимателен... Но много было сального, которое не понравилось» (Русск. архив, 1882, № 5, с. 81).

Слово сальность в современном русском языке означает: `непристойность, циничность, похотливость; непристойное, грубо-циничное слово, выражение'. Этим значениям и оттенкам соответствует и особое значение прилагательного — сальный: `непристойный, грубо-циничный, фривольный, похотливый'. Это значение в современном речевом употреблении кое-кому представляется метафорическим видоизменением других значений слова сальный: 1. прилагательное к сало; сделанный из сала. Сальная свеча; `запачканный салом, неопрятный, грязный'. Сальное пятно, сальный пиджак; 2. `жирный, лоснящийся' (напр. Сальная кожа. «Лицо сальное, охваченное бакенбардами, глаза маленькие». Писемский, Леший). Ср. значение глагола засалить и особенно причастия засаленный.

У С.  П.  Жихарева в «Дневнике чиновника» (Отеч. Зап., 1855, № 4 и 5): «Меня встретил высокий лакей, довольно засаленный, которого зовут Макаром» (Литературные салоны и кружки. Первая половина XIX в. / Ред. Н. Л.  Бродского, Academia, 1930, с. 32).

В 20—40-х годах XIX в. слово сальность стало принадлежностью особого стиля литературно-разговорной речи. У И. И. Панаева в очерке «Литературная тля» (1843): «Они (светские люди) говорят ”Кес-ке-са? Сет-афрё! Кель сосьете! Откуда автор взял таких лиц? Можно ли выводить такие сальности на сцену? Се мове жанр!“» (Панаев И. И., 1888, 2, с. 326—327).

Уже к 50—60-м годам слова — сальность и сальный в новом значении стали общелитературными. У Ф. М.  Достоевского в повести «Село Степанчиково и его обитатели» (1859): «Он принялся острить и подшучивать, разумеется, на счет молодых. Все хохотали и апплодировали. Но некоторые из шуток были до такой степени сальны и недвусмысленны, что даже Бахчеев сконфузился». Ср. у Л. Толстого в «Дневнике» (1852 г., 8 апреля): «Очень беспокоился за брата; наконец, он приехал с какой-то сальной кампанией».

В «Дневнике А. П. Сусловой» (1864—1865 гг.): «Страшная грязь этот театр! Говорятся сальности и дамы выделывают такие жесты, что смотреть совестно» (Суслова А. П. Годы близости с Достоевским, 1928, с. 114). У Н. И.  Пирогова в «Дневнике старого врача»: «Каких сальностей я ни наслушался от этого пошляка! Чего ни показывал он мне, и табакерки с сальными изображениями в средине, под крышкою»...«Оказывалось, что каждый из нас, учеников, успел уже приобрести дома порядочный запас сальных сведений, которые и сообщал охотно и сколько можно, наглядно своим товарищам» (Пирогов, 2, с. 157).

Любопытно каламбурное сопоставление разных значений слова сальный в «Деле» Сухово-Кобылина:

[Шило:]

Хочу к купцу итти.

[Чибисов:]

В прикащики — сальными свечами торговать.

[Шило:]

Сальными свечами, да не сальными делами.

(Виноградов В. В. К изучению вопросов омонимии // Slawisch — deutsche Wechselbeziehungen in Sprache, Literatur und Kultur. Berlin: Verlag Academie, 1969, с. 274—276).

5 «О предисловии г-на Лемонте к переводу басен И. А. Крылова» (1825).

6 «Критические заметки» (1830). Французская параллель придает слову рассуждение оттенок разбирательства, расследования, разыскания (см. Татищев, С. 478), который не отмечается в Академическом словаре 1822 г. (5, С. 915), но который словарь П. Соколова пытался передать словом рассмотрение, сделав из него особое значение.

7 Французское слово вносит в «простонародность» оттенок неприличной, не отвечающей требованиям хорошего общества пошлости, низкости, в то время как другое значение простонародности у Пушкина приближалось к понятию народности и не имело отрицательного смысла («О безнравственности поэтических произведений». 1830).

8 Так, слово хороший из плана субъективной или моральной оценки переводится в сферу социологических понятий («Критические заметки», 1830).


Назад Содержание Вперед