ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

СЕНИ. СЕНЬ. ОСЕНИТЬ

Ф. И. Буслаев в «Исторической грамматике русского языка. Синтаксис» т. 2 (М., 1869, с. 10) писал: «...одно и то же слово в различные времена, или по различным н аречиям одного и того же языка, имеет различные значения: так слово сhни в древнерусском имеет значение залы или жилой комнаты вообще (откуда выражение: сенные девушки), а теперь означает, напротив того, такую комнату, в которой не живут, но которая с надворья ведет к жилым покоям; в церковнославянском же языке и у нас в книжной речи, слово сh нь зн. тень, точно так же, как при слове стhна — стhнь, с пcк. твер. стhно к, стhнко тень, бросаемая предметом».

Акад. В. М. Истрин отметил слово сhни в русском переводе «Хроники Георгия Амартола» (в соответствии с греч. λιακός) и признал это выражение русским, восточнославянским. Миклошичу слово неизвестно, но в наших летописях и грамотах оно встречается постоянно. В Житии Евтихия передано через «помост» (Истрин, Хроника Георгия Амарт., 2, с. 304).

Старославянское слово сhнь употреблялось преимущественно в единственном числе. Оно обозначало не только тень, отбрасываемую предметом, но и `навес', а далее `шатер', `палатку', `сооружение, дающее тень'. Например, в «Слове о полку Игореве»: «подъ сh нию зелену древу»; в «Пандектах» Никона: «Единого же домоу пуста доидоста и сhдъша в сhни подъ стhнью»; в «Хронике Иоанна Малалы»: «Създа велику сhнь на четырhхъ стлъпhхъ»; в Юрьевском Евангелии 1119 г.: «Хощеши, да сътворимъ сьде трии сhни» (τρεĩς σκηνάς).

Таким образом, в этом конкретном значении, слово сhнь располагало формами множественного числа. Но, кроме того, с словом сh нь в высоком и отвлеченном славянизированном слоге был связан целый ряд переносных абстрактных значений: 1. Нечто неясное, туманное, мечта. В Октоихе 1250 г.: «Въ истиноу соуета всячьская житие, сhнь и сънъ»; 2. Образ, символ, прознаменование. Например, в Ефремовской Кормчей: «Дрhвльняя же образы и сhни яко истиньнааго въображения начьртания, ц(е)ркви прhlllданыя, чьтоуще, благодhть прhже чьтемъ и истиноу» (σκιάς, umbras); 3. Покров, защита. Например, в книге Исайи: «подъ сhнию рукы моея покры@ т# » (см. Срезневский, 3, с. 897—898).

В дальнейшей истории русского литературного языка значение `тень' и примыкающие к нему отвлеченно-переносные значения слова сhнь укрепились и расширились. Они затем влились и в поэтические, стихотворные стили XVII и XVIII в. Но религиозно-культовые, мистические значения `предзнаменование, образ, символ; туманная мечта' в слове сень отмирают уже к концу XVII в.

Понятно, что прямое конкретное значение — навеса, сооруж ения, дающего тень, а далее: постройки, домашнего крова — перешло к омониму, широко известному и в восточнославянской речи и употреблявшемуся преимущественно в формах множ. числа, к слову сhни, И. И. Срезневский находит в древнерусских памятниках три значения этого слова: 1) крыльцо; 2) дом, палаты и 3) портик. Но вернее видеть здесь оттенки и разновидности одного значения: `строение и сооружение, дающее тень, находящееся перед домом как служащее домом'; а затем шире: `вообще дом, палаты, постройка для жилья'. В этом значении слово сени часто встречается в языке летописи. Например, в Лавр. Летоп.: «налhзоша и подъ сhньми лежаща (6683 г.); Вшедше въ дворъ, узрhша Игоря на сhнехъ и разбиша сhни о немъ, и сомчаша и с сhнии и ту убиша и конець всходъ (6655). В Псковск. летоп. (6835): А Шевкалъ побhже на сhни и зажже князь Александръ отца своего дворъ, и сгорh, а Шевкалъ, ту же сгорhвъ, пропаде» (Срезневский, 3, с. 895—896).

Любопытна судьба производного от слова сh нь церковнославянского глагола осенить. В древнерусской письменности он выражал значения: 1) покрыть сенью, тенью, затмить (напр., в «Пчеле» Публ. б.: Многажды осhн #ють облаци солнце, а страсть оума); 2) в непереходном значении: спускаться, ложиться, покрывать сенью, тенью (в книге «Исход» по сп. XIV в.: Осhняше на немъ облакъ); 3) прикрыть; защитить, оградить. Например, в Еванг. Луки (I. 35. Остром. Еванг.): Сила Вышьняаго осhнить т#έπισκιάσει); в Минее 1097 г.: Идеже осhняеть благодать твоя, всехвальне, отьтоудоу и диявол#прогонис #сила; в «Службе Варл.» XII в.: осhни надъ главою его въ дьнь брани; // оградить, сделав рукою или свечами (рапидами) знамение креста (ср. в Вопросах Феогноста. 1276 г.). (Ср. значение слова осhнение: 1) действие по глаголу осенить, осенять; 2) тень; 3) покров, покровительство, сила) (ср. Срезневский, 2, с. 754—755; ср. синонимы объсhняти, осhневати).

Глагол осенить приблизительно с той же серией значений дожил до конца XVII — начала XVIII в., затем он перешел в высокий славенский штиль русского литературного языка середины XVIII в., сохранив и тут свои основные значения. Он лишь утратил или ограничил чисто культовое, мистическое значение божественного покровительства, защиты в образе облака, тумана, тени.

Во всяком случае, в словарях Академии Российской различ аются лишь два основных значения этого слова: «I) В Слав.: отбрасывая от себя тень, защищать от зноя солнечного; 2) В обыкновенном наречии значит относительно к священным особам: ограждать, благословлять, делая рукою или свещами знамение креста. Архиереи во время служения осеняют свещами. Осенить крестом» (сл. АР 1822, 4, с. 459).

Те же значения как живые регистрируются и словарем 1847 г. При этом основное значение описывается так: «Покрывать т енью. Деревья осеняют нас ветвями» (сл. 1847, 3, с. 93).

Однако эту картину никак нельзя назвать полной. Она не вполне соответствует живой действительности. В словарях не нашло отражений индивидуальное поэтическое словоупотребл ение второй половины XVIII и начала XIX в. На основе старого религиозно-мистического значения — `оградить, защитить неожиданным чудесным появлением' — вокруг слова осенить — осенять складывается новая фразеология: силу божию здесь заменяет поэтическое озарение, мысль, догадка, вдохновение. Представление о защите в образе облака, тумана, тени сменяется представлением о внезапном чудесном озарении.

Общая светлая поэтическая окраска слова осенить содействовала разветвлению оттенков и основного значения — `покрыть тенью'. Вокруг этого значения группируются разнообразные фразеологические контексты.

Статья ранее не публиковалась. В архиве сохранилась рукопись (9 листков разного формата без нумерации), озаглавленная «Осенить», и машинопись (3 стр.). В архиве сохранилась также выписка: «З) перен., чего — `то, что дает защиту, покров, кров, что является убежищем, проютом, домом':

...под сению кулис

Младые дни мои неслись

(Пушкин, Евгений Онегин);

В последний раз в сени уединенья354

Моим стихам внимает наш пенат.

В «Полтаве»:

Соблазном постланное ложе

Ты отчей сени предпочла.

4) `покровительство, защита':

Таитесь вы под сению закона

(Лермонтов, На смерть поэта);

а также не вошедший в статью абзац, написанный на отдельном листке: «К 40-м годам слово сень, за пределами отдельных фразеологических сочетаний, становится малоупотребительным и в поэтической речи. Поэтому в академическом ”Словаре церковнославянского и рус. языка“ 1847 г. оно квалифицируется как слово церковное». — Е. X.

354 В полн. собр. соч. А. С. Пушкина в 16-ти томах представлен другой вариант этой строки: В последний раз в тиши уединенья... — Ред.


Назад Содержание Вперед