ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

Четверть, четверик, осмина. Особенного внимания заслуживает процесс формирования в XV—XVI вв. норм московской государственно-деловой речи, в состав которой мощной стихией вошла разговорная речь (а отчасти и традиция славяно-книжного типа языка). Интересны наблюдения и над поглощением местных слов «московизмами», т. е. будущими общерусизмами, и над принципами и мотивами московской канонизации областной лексики, за которой, таким образом, признавалось право на включение ее в общенациональную словарную сокровищницу.

Известно, например, что до половины XVI в. в феодальных государствах Северо-Западной Руси (в Великом Новгороде и его областях, в Пскове) господствовали свои местные системы мер с своеобразной номенклатурой, вытесненные московской государственной системой мер и московской терминологией лишь в XVII в.

Так, местные названия мер сыпучих тел со второй половины XVI в. начинают уступать московской системе четверти, заключавшей в себе две главные единицы — четверть и осмину. В начале XVII в. явилась и меньшая единица измерения — четверик, который с 1680 г. стал рассылаться всюду в качестве образцовой меры.

Тот же процесс унификации государственной номенклатуры наблюдается и в истории названий мер жидких тел. ВXV—XVI вв. в новгородской системе мер жидких тел основной единицей считалась бочка (= 10 ведер), делящаяся на насадки (= 2½ ведра) и ведра, в псковской — та же бочка, делившаяся на ведра и корцы.

Из геометрических, пространственных поземельных мер Московское государство распространило по всем краям русского государства десятину и четверть.

Малая изученность путей развития и изменений письменно-деловой речи до сих пор еще отражается и на колебаниях оценки ее роли в процессе формирования русского национального литературного языка.

(Основные проблемы изучения образования и развития древнерусского литературного языка //Виноградов. Избр. тр.: История русск. лит. языка, с. 125—126).


Назад Содержание Вперед