ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ЧРЕВАТЫЙ

В истории значений многих «славянизмов» на русской почве причудливо переплетаются семантические отголоски их перви чных старокнижных употреблений с влиянием живой народной русской речи и с воздействием западноевропейских языков.

Слово чреватый в современном русском языке носит печать архаизма, устарелости. Оно встречается — и притом сравнительно редко — в стилях книжного языка, выражая значение `такой, что может породить, произвести что-н., что может вызвать те или иные последствия' «(...) Спустилась мгла, туманами чревата. Блок... Капиталистические страны чреваты пролетарской революцией... Сталин (”Итоги первой пятилетки“)» (Ушаков, 4, с. 1291).

Слово чреватый употребляется лишь в очень ограниченных контекстах. Его значение — фразеологически связанное, несвободное. Особенно широко распространено фразеологическое сочетание чреватый последствиями.

Этимологический состав этого слова прозрачен. В нем выдел яется старославянская основа чрhв- (= `брюхо, живот, внутренности'), суффикс имени прилагательного -ат, обозначающий `обладание чем-нибудь, наличие чего-нибудь' (ср. пузатый), и окончание -ый.

Это слово могло сложиться в русском литературном языке XVI — XVII вв. Во всяком случае слово чреватый не отмечено И. И. Срезневским в древнерусских памятниках XI — XV вв. Ср. в живой народной речи — черевастый в значении `пузатый', напр., в Хождении на восток Ф. А. Котова в первой четверти XVII в. (Изв. ОРЯС Акад. Наук, 1907, 12, кн. 1, с. 115).

В русском литературном языке XVIII в. слово чреватый употреблялось как синоним народных слов, слов простого стиля, — брюхатый, беременный. Например, в «Полном немецко-российском лексиконе, изданном Обществом ученых людей» (1798, ч. 2, с. 459) немецкое schwänger переводится так: брюхатая, чреватая, беременная, schwängern — обрюхатить, очреватить, беременною сделать, die Schwangerschaft — беременность, чреватость.

В повести о папе Григории по списку XVIII в. находим: «Егда же прииде в по лгодишное время, уведал король, что сестра его чревата» (Изв. ОРЯС Имп. Акад. наук, 1914, 19, кн. 4, с. 236)

Ср. в прошении Московского 2 гильдии купца П. А. Седельн икова 1781 г.: «он, Седельников, с нею, Крюковой впал уже в грех и она имеется чревата» (Русск. архив, 1894, кн. 3, с. 324—325). Ср. в том же деле: «от чинимого ими блудного грехопадения она Дарья имеется чревата».

Итак, первоначальное значение слова чреватый должно было быть `имеющий чрево, с большим чревом, беременный'. Именно с этим значением слово чреватый отмечается в словарях Академии Российской XVIII и XIX в., в словаре 1847 г. Так, в последнем из названных словарей указаны слова: «Чреватая... Имеющая во чреве младенца; беременная, брюхатая. Чреватость, и, с. ж. Состояние чреватой. Чреватеть, тею, теешь; очреватеть, гл. ср. Делаться чреватою; брюхатеть».

Ср. у Державина:

плодотворительным чреватеет лучом...

(Посылка плодов)

Рядом с этим словом отмечено слово чревастый `имеющий большое чрево; брюхастый'. Стилистических помет нет. Однако не подлежит сомнению, что эти слова были малоупотребительны в стилях художественной литературы (после карамзинской реформы). Чреватый не встречается в языке Карамзина, Батюшкова, Жуковского, Пушкина. Это слово стало архаизмом и применялось, по большой части, с экспрессией иронии. Оно было характерно в эту эпоху для среды приказной, купеческой, для среды духовенства. В переносном значении оно было свойственно архаическим стилям стихотворного языка. Так, Н. И. Надеждин в своем стихотворном переводе орфических гимнов («Русский зритель», 1929) образует сложное слово на греческий образец — громочреватый407.

В 30—40 годах XIX в. в научно-публицистических сочинениях оно применяется со значением `способный вызвать, породить что-нибудь' (какие-нибудь события, последствия). Это значение поддерживалось и употреблением французского gros. Ср. événements gros de conséquences — события, чреватые последствиями; le présent est gros de l'avenir — настоящее чревато будущим. В пародической книжке «О царе Горохе (Подарок ученым на 1834 г.)» читаем: «...все, по его мыслительности, чревато силою, все поставлено над ним» (Русск. старина, 22, 1878, с. 356). В письме Е. А. Колбасина к И. С. Тургеневу (от 29 сентября 1856 г.): «Мы пока только чреваты надеждами; дай-то бог, чтобы хоть половина их исполнилась» (Тургенев и «Современник», с. 275); у Салтыкова-Щедрина в «Пестрых письмах»: «Почем вы знаете, чем чревато будущее?»; у В. В. Стасова в статье «Академическая выставка 1863 г.» (Библиотека для чтения 1864 г.): «И за этакую картину (”Неравный брак“ Пукирева. — В. В.) академия дает нынче профессорство? Шаг решительный, profession de foi, важный, чреватый последствиями» (Стасов 1937, 1, с. 97).

В рецензии на сочинение А. Г. Дювернуа «Об историческом наслоении в славя нском словообразовании» (Газ. «Голос», СПб., 1867, № 207) И. Г. Прыжов неодобрительно замечал: «С первой и до последней страницы диссертации в ней не найдете и не услышите ничего другого, как только: ...при этих посредствах мы хорошо объясним себе чреватость значения слова ”медъ“ в славянщине; суффикс, имеющий весьма чреватое словообразовательное значение; ошибка, чреватая последствиями... и так далее, далее, далее» (Прыжов, с. 282). И. Г. Прыжов называл эти фразы «варварскими русско-немецкими». У В. И. Даля в «Похождениях Виольдамура и его Аршета»: Но чреватая бедою туча в коварной тишине уже домчалась до деревянного крылечка, и вот ударит гром, и молния поразит стрелой своей неостороннего» (Даль 1898, 10, с. 37). Ср. в «Обероне» Уланда: wolkenschwanger. У К. Леонтьева в письме Н. К. Страхову об А. А. Григорьеве (1869): «...нация, в которой варварство самое темное и чреватое будущим живет рядом с усталой утонченностью» (Григорьев Ап., с. 554). У Л. Ф. Пантелеева в книге «Из воспоминаний прошлого» (1934) — в передаче речи П. Л. Лаврова (1862): «Был день, который мог быть чреват последствиями, но он пропущен» (с. 311). У П. Боборыкина в романе «На ущербе»: «Такая поездка... с рестораном в перспективе... была чревата последствиями».

М. И. Михельсон указывает на выражения « чреватый замыслами» и «чреватая грозою туча» как очень употребительные в начале XX века (Михельсон, Русск. речь и мысль, с. 914).

Ср. у К. Федина: «Громадный, необъятный гром из чреватых, тяжелых туч нависал ниже и ниже над лесом» (Первые радости // Новый мир, 1945, № 5—6, с. 87).

Таким образом, фразовый круг употребления слова чреватый в переносном смысле до конца XIX в. был несколько шире, чем в средней норме современного литературного употребления. Слово чреватый, утратив свое прямое наминативное применение, развивает фразеологически связанное значение и реализует его в сочетании с формой творительного падежа ограниченной группы отвлеченных существительных (чаще всего последствиями).

Статья ранее не публиковалась. В архиве сохранилась рукопись на 13 листках разного формата. Печатается по рукописи.

Кратко история слова чреватый рассмотрена В. В. Виноградовым в статье «Основные типы лексических значении слова» (Вопросы языкознания 1953, № 5; см. Виноградов. Избр. тр.: Лексикология и лексикография, с. 177) — И. У.

407 Н. К. Козьмин. Николай Иванович Надеждин. Жизнь и научная деятельность 1804 — 1836. СПб., 1912 // Записки истор.-филологич. факультета С.-Петерб. университета, ч. СХI. С. 61.


Назад Содержание Вперед