ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

Тундра. По отношению к «диалектизмам», провинциальным словам, в литературной практике со второй половины XVIII века до 10—20-х годов XIX века существовало деление их на «неизвестные или неупотребительные в столицах» и «понятные», бытующие (хотя бы пассивно и на периферии) в городском просторечии и в городском простонародном языке. Но искание норм дворянского литературного языка — в связи с потребностью лексической кодификации — заставило несколько изменить принципы стилистической оценки «провинциализмов». И.  Н.  Болтин в своих «Примечаниях» на «Начертание российского словаря» писал: «Провинциальные слова, неизвестные или неупотребляемые в столицах, напрасно изгонять из словаря, ибо некоторые из них послужат к обогащению языка, каковы суть: луда, тундра и проч.». Это была крайняя позиция собирателя-любителя. Общее же мнение клонилось к необходимости оценочного эстетического и культурно-бытового отбора «всех тех провинциальных слов, кои служат к обогащению нашего языка». (С Болтиным был согласен Фонвизин — ср. его письмо к О.  П. Козодавлеву «О плане Российского словаря»). Но с такой формулировкой не мирился Карамзин, так как нормы стилистического отбора им и его школой определялись по-иному. В «Вестнике Европы» (1803, № 19) примечание Болтина Карамзин снабдил таким комментарием: «Сибирское слово тундра должно быть в русском лексиконе; ибо никаким другим мы не означили обширных, низких, безлесных равнин, заросших мохом, о которых может говорить поэт, географ, путешественник, описывая Сибирь и берега Ледовитого моря, но в луде, кажется, нет большой нужды»).

(Виноградов. Язык Пушкина, с. 381).

В архиве сохранилась также следующая машинописная заметка: «Слово тундра, считавшееся областным, сибирским, впервые употреблено в литературном языке Державиным воде «Осень на взятие Очакова» («Осень во время осады Очакова»):

Ушел олень на тундры мшисты,

И в логовоще лег медведь;

По селам нимфы голосисты

Престали в хороводах петь;

Дымятся серым дымом домы,

Поспешно едет путник в путь,

Небесный Марс оставил громы

И лег в туманы отдохнуть.

(строфа 6)».

— Л.  А.


Назад Содержание Вперед