ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ТВОРЧЕСТВО

Среди слов, которые и по своему морфологическому облику, и по смысловой структуре, и даже по непосредственному впеча тлению напоминают церковнославянизмы, — много литературных русских новообразований XVIII и XIX веков. Таково слово — творчество, соотносительное со словами творец, творческий (ср. иконоборчество, иконоборец, иконоборческий; жрец, жреческий, жречество и др. под.).

М. Горький писал в статье «О пьесах»: «Не совсем уместно и слишком часто молодые литераторы употребляют громкое и т оже не очень определенное церковное словцо — “творчество”. Сочинение романов, пьес и т. д. — это очень трудная, кропотливая, мелкая работа, которой предшествуют длительное наблюдение явлений жизни, накопление фактов, изучение языка» (Горький, О лит-ре, 1937, с. 151). В «Беседах о ремесле»: «Прежде всего очень советую начинающим поэтам и прозаикам выкинуть из своего лексикона аристократическое, церковное словечко — “творчество” и заменить его более простым и точным: работа» (там же, с. 243). В статье «О прозе»: «Особенно часто и резко эта слабость заметна в области литературной работы, которую у нас принято именовать туманным и глуповатым словцом — “творчество”. Я думаю, что это — вредное словечко, ибо оно создает между литератором и читателем некое, — как будто, — существенное различие: читатель изумительно работает, а писатель занимается какой-то особенной сверхработой — “творит”. Иногда кажется, что словцо это влияет гипнотически и что есть опасность выделения литераторов из всесоюзной армии строителей нового мира в особую аристократическую группу “жрецов” или — проще говоря — попов искусства» (там же, с. 119).

Между тем слово творчество вовсе не является церковнославянизмом. М. Горький в своей оценке смыслового строя этого слова исходил из непосредственного ощущения его связи со словом творец, на котором и до сих пор еще лежит резкий отпечаток религиозно-культового и мифологического применения к божеству. Современное и особенно — индивидуальное восприятие слова очень часто вступает в противоречие с его семантической историей.

Слово творчество, обозначающее в современном литературно-книжном языке, в его торжественных стилях, процесс созидания или производства каких-нибудь культурных, исторических ценностей, а также результат этого процесса, совокупность созданного, сотворенного кем-нибудь, является продуктом предромантической эпохи. Оно возникло или в самом конце XVIII, или в самом начале XIX века.

А. С. Шишков в «Мнении моем о рассматривании книг или цензуре» (1815) возражал против применения «таких новоязы чных слов, как отборность, безвкусность, разумность, значимость, животность, творчество и тому подобных» (Записки, мнения и переписка адмирала А. С. Шишкова. Berlin, 1870, т. 2, с. 51). Таким образом, вполне привычные для нас литературные слова разумность, творчество, значимость — казались в начале XIX в. излишними неологизмами, образованными на немецкий лад (ср. Schöpfer — творец, Schöpfung — творчество; ср. франц. crèateur, crèation, crèatrice).

Характерно, что слово творчество не включено даже в словарь 1847 г. В предшествующих лексиконах его и подавно нет. В словаре 1847 г. отмечены лишь слова: творец (со значениями: «1) Бог, создатель мира... 2) церк. Производитель, исполнитель... 3) Сочинитель»), творить (делать, производить), творческий (принадлежащий, свойственный творцу) (сл. 1847, 4, с. 273—274).

Очевидно, слово творчество к 20—30-м годам XIX в. еще не получило всеобщего признания. Следовательно, оно не было очень распространено в стилях карамзинской школы, в новом слоге российского языка, с которым связывал образование этого слова А. С. Шишков.

Можно думать, что особенную активность слово творчество приобретает в языке любомудров 20—30-х годов. У Н. В. Станкевича в письме Я. М. Неверову (от марта 1833 г.: «Моя метафизика»): «Жизнь природы есть непрерывное творчество и хотя все в ней рождающееся умирает, ничто не гибнет в ней, не уничтожается, ибо смерть есть рождение» (Западники 40-х г., с. 22). У В. Г. Белинского в статье «И мое мнение об игре г. Каратыгина» («Молва», 1835, № 18, с. 289): «Я сценическое искусство почитаю творчеством, а актера самобытным творцом, а не рабом автора».

У В. Ф. Одоевского в «Записках для моего праправнука о ру сской литературе» («Отечественные записки», 1840, т. 13, с. 8): «Нет! мы не лишены творчества; оно, напротив, сильнее у нас, нежели у других народов, но оно в зародыше». У Гоголя в «Авторской исповеди» (1847): «Почти у всех писателей, которые не лишены творчества, есть способность, которую я не назову воображеньем, способность представлять предметы отсутствующие так живо, как бы они были пред нашими глазами».

В письме Гоголя к П. А. Плетневу «О Современнике»: «Сп особность вымысла и творчества есть слишком высокая способность и дается одним только всемирным гениям, которых появленье слишком редко на земле...». У Ф. М. Достоевского в статье «Г-н -бов и вопрос об искусстве» (1861): «...творчество... основание всякого искусства живет в человеке как проявление части его организма, но живет нераздельно с человеком». У П. М. Ковалевского в его мемуарных очерках «Встречи на жизненном пути»: «У Брюллова позаимствоваться творчеством нельзя. За процессом же Ивановского творчества можно следить, как за постепенным ходом созревания» (цит. по: Григорович, с. 372). В письме И. Н. Крамского к П. М. Ковалевскому (от 21 сентября 1886 г.): «Говорить о Смерти Ивана Ильича и тем паче восхищаться будет, по меньшей мере, неуместно. Это нечто такое, что перестает уже быть искусством, а является просто творчеством» (там же, с. 405). У К. С. Станиславского: «Творчество есть прежде всего — полная сосредоточенность всей духовной и физической природы» (Станиславский, с. 531).

С середины XIX в. слова творец, творческий, творчество приобретают оттенок парадной торжественности, величавого, приподнятого стиля.

Характерно признание И. С. Тургенева в письме В. П. Боткину (от 17 мая 1856 г.): «Сплю очень хорошо — читаю историю Гр еции Грота — и, поверишь ли, мысли — так называемой творческой (хотя, между нами сказать, это слово непозволительно дерзко — кто осмелится сказать не в шутку, что он — творец?!) одним словом, никакого сочинения в голове не имеется» (Боткин, Тургенев, с. 81).

У И. И. Панаева в очерке «Внук русского миллионера» (1858): «Листок из во споминаний — не художественное произведение. Я пишу, как пишется, не имея ни малейшей претензии на художественность, на чистое искусство, на творчество и тому подобное.

Говоря откровенно, я даже не совсем понимаю, из чего так хлопочут защитники чистого искусства и художественности? Сколько бы они ни заботились об нас, по доброте души своей, они из нас, простых писателей, не сделают художников, и как бы мы сами ни желали угодить им, как бы мы ни усиливались превратиться в творцов, все наши усилия останутся не только тщетными, но и смешными» (Панаев 1912, 4, с. 508). У М. Н. Каткова в статье об анненковском издании сочинений А. С. Пушкина: «Теперь, кажется, мы уже не признаем никакой особенности в состоянии умственного творчества, и самое слово творчество употребляем только по навыку, не придавая ему никакого особенного значения, а учение о бессознательности творчества относим к пустому хламу наших прежних романтических бредней» (Русск. вестник, 1856, т. 1, с.161—162).

Таким образом, с середины XIX в. меняется экспрессивная о краска слов творчество и творец. С этим были связаны и изменения в стилистической оценке этих слов. Стилистический круг их применения сузился. Многим казалось, что на словах творец и творчество лежит налет религиозной и романтической метафизики.

Опубликовано в сб. «Доклады и сообщения филол. фак-та МГУ», вып. 2 (М., 1947). В архиве сохранилась рукопись на 7 пронумерованных листках разного формата, озаглавленная «История слова творчество в русском языке», машинопись с авторской правкой (6 стр.) и оттиск. Печатается по оттиску, сверенному с рукописью, с внесением нескольких необходимых поправок и уточнений.

В архиве сохранились также две выписки из «Московского журнала» (1792, № 6), не вошедшие в окончательный текст: «Се знамение во веки ж ивущего ”творческого духа“ И. (И. И. Дмитриев). Похвала Элизе Драпер, сочиненная аббатом Реналем» (с. 17); «Творческий дух обитает не в одной Европе; он есть граж-данин вселенной. Сцены из Саванталы. От издателя К.» (с. 125). — Е. X.


Назад Содержание Вперед