ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

Ужасть. [Анализируя стилистические поправки И. И. Дмитриева к сказке «Причудница», В. В. Виноградов замечает:] [...] И. И. Дмитриев невольно оставляет некоторые просторечные выражения, нередко с областной, провинциальной окраской, типичные для простого слога XVIII в.

Тот глуп, другой урод, тот ужасть неразлучен [...]

К слову ужасть сделано примечание: «Слово, употребительное и поныне в губерниях».

Известно, что слово ужасть в значении ужасно входило в жаргон щеголих второй половины XVIII в. (ср. словарь щегольского наречия в «Живописце» Новикова, 1772, ч. 1, л. 10). Ср. у И. И. Дмитриева в «Модной жене» реплику «модной жены»:

Да если б там еще... нет, слишком дорога!

А ужасть как мила!

Ветрана, николи

Диковинок таких не видя на земли,

Со изумленьем все предметы озирает [...]

(Из наблюдений над языком и стилем И. И. Дмитриева // Виноградов. Избр. тр.: Язык и стиль русск. писателей, с. 64).

В набросках этого романа («Роман в письмах» А. С. Пушкина. — Л.  А) стиль светской девушки глубже погружен в атмосферу национально-бытового просторечия... Правда, в эту общую массу «прсторечия», в строй «нейтральных» его форм иногда врываются такие разговорные выражения, которые составляли стилистическую особенность именно дворянского «светского» языка той эпохи, во всяком случае распространялись из его пределов. Например: «На твоем месте я бы завела, его далеко» (ср. франц. mener loin); «какая ужасная разница между идеалами бабушек и внучек» (ср. свидетельство «Живописца», 1772, о возникновении этого значения слова — ужасный, ужасно, ужесть в жаргоне щеголих); «Z. по своему обыкновению была одета уморительно» (ср. примеры «Живописца» из арго щеголих: «Ты уморил меня...» «уморить ли, радость?» и т. д.) и др. под.

(Виноградов. Язык Пушкина, с. 230—231).

Необходимо помнить, что в книге «Справочное место русского слова» (2-е изд., 1843. — Л.  А. ) предисловие гласит: «В справочном месте русского слова собраны и исправлены ошибочные выражения, вкравшиеся в наш разговорный и письменный язык, слова, произносимые неправильно или употребляемые не в точном их значении, и притом не одними простолюдинами, но и людьми образованными. На ошибки простонародья не обращено здесь никакого внимания...». Далее подтверждается, что примеры «выбраны из разговорного языка хорошего общества, из новейших сочинений писателей, занимающих не последнее место в нашей литературе, из журналов и газет» (3 — 4). В связи с этим приобретают особенный исторический интерес и правила произношения некоторых русских и церковно-книжных слов: отсрочка, а не отстрочка(78); понравиться, а не пондравиться(87); поздравить, а не проздравить (86); завтрак, а не завтрик (40); вторник, а не авторник(20); нынче, а не нонче (69); жизнь, а не жисть(39); ужас, а не ужесть, про ужести (111) и др. под.

(Виноградов. Очерки, с. 345).


Назад Содержание Вперед