ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

Выть, повытчик. [...] наречение имени, выбор названия, образа всегда так или иначе социально мотивированы. Имя, относящееся к той или иной сфере действительности, бывает тесно связано с рядами соотносительных названий, семантически или предметно-логически близких слов, отражающих понимание и оценку однородных явлений в данном языке. Показателен такой пример: в середине 60-х годов XIX в., в связи с так называемыми «крестьянскими реформами», в России предполагалось создать административно-хозяйственную единицу, которая была бы меньше уезда, но больше волости и притом была бы «всесословною». Царское правительство обратилось к проф. Н. В. Калачеву, известному историку и юристу, с просьбой порекомендовать название. Н. В. Калачев ответил (18 апреля 1864 г.): «Перебрав подручные материалы истории русского законодательства, для приискания слова, которым было возможно заменить название ”волость“ с удержанием значения этого названия, я нашел следующие термины, которыми, в разное время, назывались в великой России отдельные части уезда: верьвь, весь, волость, выть, губа, земля (земцы, земляне), ключ, коробья, лук, мир, обжа, область, округа, погост, половина, приказ, присуд, пятина, сотня (сто), соха, стан, треть, четь (четверть). Из всех этих терминов наиболее соответствуют, по моему мнению, предполагаемой цели названия: погост и выть. Но первое из этих названий укоренилось уже у нас в особенном тесном значении (кладбище), напротив, в пользу слова выть (часть) можно сказать очень много. Оно совершенно русское, всем понятное, и выражало бы в настоящем случае — не только часть уезда, но и часть стана (ср. становой, становой пристав — название полицейского чина в царской России. — В. В.), потом оно очень удобно может быть соединяемо как прилагательное со всеми названиями, выражающими должности, собрания и проч., как-то: вытный сход, вытная изба (нынешнее волостное правление, волостной старшина, голова, начальник), вытный писарь, вытный пристав и т. п. Между собою выти различались бы названиями главного селения каждой выти: Салтыковская выть, Покровская, Ивановская и т. д.» (Русск. старина, 1898, апрель, с. 211—212).

Но и это предложение не было и не могло быть принято. Оно противоречило живым тенденциям развития общенародного русского языка в ту эпоху. Слово выть — имело очень разнообразные значения в русском языке, особенно в его местных народных говорах, начиная от обозначения пая, надела земли, меры земли, тяглового участка, подати, еды, времени еды, рабочего времени и кончая общим значением участи, судьбы, рока. Достаточно вникнуть в разнообразие фразеологии, связанной с этим словом: переколачиваемся с выти на выть и не знаем как быть. По три выти зараз отхлестывает; заморить выть — `утолить голод'. В три выти дрова связал, новг.-бор. «в один рабочий день». По зимам выти коротки (т. е. рабочее время от еды до еды и т. п.) (ср. cл. Даля, 3, с. 152). Прилагательное вытный среди своих многообразных значений имело и такое отвлеченное, квалифицирующее значение как `хороший', возникшее из получивший достаточную выть. Кроме того, и теперь нам всем известно, хотя бы из сочинений Гоголя, слово повытчик в значении «начальник отделения, столоначальник» (ср. слова повытье и повыток). Старая поговорка гласила: «Повытчик с пером, что плотничек с топором: что захотел, то и вырубил». Слово повытчик в целях создания исторического колорита употребляется у А. Н. Толстого в романе «Петр I»: «В приказе, в низких палатах, угар от печей, вонь, неметенные полы. За длинными столами, локоть к локтю, писцы царапают перьями. За малыми столами — премудрые крючки —подъячие — от каждого за версту тянет постным пирогом, — листают тетради, ползают пальцами по челобитным... По повыту мимо столов, похаживает дьяк-повытчик в очках, на рябом носу».

Таким образом, так называемое номинативное значение слова неотделимо от других значений слова. Оно — их опора и общественно осознанный фундамент. Его иногда называют свободным значением слова, но и эта свобода его обусловлена социально-исторически.

(О некоторых вопросах русской исторической лексикологии // Виноградов. Избр. тр.: Лексикология и лексикография, с. 73—74).


Назад Содержание Вперед