ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

Вонь, отрыгнуть, поносный, разрешить, расточить. В истории русского литературного языка [...] процесс омонимической дифференциации основ осложнялся соотношением и взаимодействием русизмов и славянизмов. Некоторые омонимические ряды русизмов и славянизмов или сливались, или, напротив, вытесняли друг друга. Так, в русском литературном языке XVIII в. было много омонимов, отделенных друг от друга границами разных стилей. Например: расточить в значении `рассеять', `разогнать' — слово высокого стиля («Полки врагов я расточил». Пушкин «Кольна»), а расточить — `растратить' — среднего и простого стилей; разрешить в значении `развязать' — слово высокого стиля, разрешить — `позволить' — среднего и простого стилей; поносный в значении `позорный' — в высоком слоге, в значении прилагательного к слову — понос — в просторечии; отрыгнуть в значении `открыть, произнести, объявить' — в высоком слоге; отрыгнуть — `извергнуть из желудка', `произвести отрыжку' — в просторечии и т. д.

Омонимические русизмы и церковнославянизмы нередко становились антонимами, т. е. словами с противоположными значениями, например, русские: вонь, вонять, вонючий, вонючка и церковнославянские: благовоние, благовонный (ср. зловоние, зловонный).

Уже из приведенных иллюстраций ясно, что множество лексических ответвлений, отделившихся от основного словарного фонда, остается в разных специальных или стилистически ограниченных сферах словарного состава языка, обнаруживая здесь большую или меньшую производительность.

(Об основном словарном фонде и его словообразующей роли в истории языка // Виноградов. Избр. тр.: Лексикология и лексикография, с. 63—64).


Назад Содержание Вперед