ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ВОРЧУН

В словаре Ушакова помещен ряд слов с основой ворк- (ср. ворковать — о голубях34— и переносно: `вести вдвоем нежный влюбленный разговор'), относящихся к разным стилям речи и обнаруживающих своеобразные колебания в своих значениях.

Так, в разговорных словах воркун и воркунья отмечаются лишь «голубиные» значения: «Воркун, а, м. 1. Кто воркует (разг.). 2. Голубь особой породы (спец.). Воркунья, и, р. мн. -ний (разг.) Женск. к воркун, в 1 знач.».

То же и в областном глаголе воркотать: `ворковать; мурлыкать'.

Этой цепи слов противостоят другие, по смыслу сблизившиеся с однозвучным глаголом ворчать. Это: «Воркотня, и, мн. нет, ж. (разг.). 1. Брюзжание, ворчание. Бабушкина в[оркотня]. 2. Воркованье голубей (редко). Воркотун, а, м. (обл.). Тоже, что ворчун. Воркотунья, и, мн. -ний (обл.). Женск. к воркотун» (Ушаков, 1, с. 364).

Сразу же кажется странным отсутствие у глагола воркотать значения `ворчать'.

Обратившись к предшествующим словарям русского литературного языка, убедимся в произвольности этого разграничения, предложенного составителями современного толкового словаря. В словаре 1847 г. эти слова определяются так:

«Воркотáть, кочý, кóчешь, гл. ср. Ворчать. Воркотня, и, с. ж. 1) Воркование многих голубей. Голуби подняли воркотню. 2) Ворчаливость, брюзжание. Ваша воркотня нам надоела. Воркотýн, á, с. м. То же, что воркýн. Воркотýнья, и, с. ж. То же, что воркýнья. Воркýн, á, с. м. 1) О голубях: часто воркующий. 2)* Тот, кто беспрестанно ворчит, брюзжит. Воркýнья, и, с. ж. Та, которая беспрестанно ворчит, брюзжит. Воркýша, и, с. ж. Род утки» (сл. 1867—1868, 1, с. 329—330).

В словаре Даля уже всем словам с основой *ворк-, кроме ворковать и воркованье, приписываются значения, порожденные влиянием образований от подобозвучной основы *ворч-, и оба словарных гнезда сливаются в одно. Например: «Воркотáть юж. ворковать; // также ворчать, изъявлять неудовольствие свое полугласным бормотом... Воркотня, ж. воркованье, о многих голубях (как стукотня, болтовня и пр.); или ворчанье. Воркотéнь пcк. ворчýн, воркýн, воркотýн м. -нья, воркýша ж. бормот, голубь сильно и много воркующий; // человек брюзгливый, воркотливый, недовольный; но лучше различать голубя воркунаот человека воркотунá... Ворчея воркунья, ж. женщина воркýша. // Ворчýн, влд. индейский петух. Воркотýха в животе идет, ворчанье, воркот, воркотня» (сл. Даля 1912, 1, с. 242).

В. И. Чернышев считал это смешение основ *ворк- и *ворч- характерной особенностью петербургского говора. В своей книге «Правильность и чистота русской речи» (СПб., 1914, вып. 1, с. 71) он писал: «В петербургском говоре нередко слышатся необычные по своей фонетической форме образования воркун, воркунья (он большой воркун),дракун, дракунья (какая ты дракунья!). Хотя эти формы и включены в Академический словарь, редактированный Гротом, их трудно считать литературными: в московском наречии едва ли они есть; у авторитетных писателей они не встречаются».

Ср. в письме А. А. Бестужева-Марвинского к Ф.  В. Булгарину (от 21 февр. 1834 г.): «Любезный мой воркун Фаддей Бенедиктович!» (Русск. старина, 1901, январь-март, с. 401). А. Ф. Писемский писал А.  Н. Майкову (12 марта 1854 г.): «Дурочка — чудо, а Ребенок прелесть, только в первой употреблено одно слово неправильно воркотня. Этого слова, во-первых, я не слыхал, а если оно и есть, то может произойти только от слова ворковать, что значит нежничать, а не от ворчать» (Писемский, Письма, с. 62).

Акад. Я. К. Грот как представитель петербургского говора дал место этим значениям и в академическом «Словаре русского языка» (1891, т. 1, с. 510). Здесь находим: «Воркотня, и, ж. 1. Воркование многих голубей. Голуби подняли воркотню. 2. Ворчливость, брюзжание. Ваша воркотня нам надоела». Ср. также: «Воркотун, а, м. То же что воркун. Воркотунья, и, ж. Воркун, а, м. 1. Кто беспрестанно ворчит, брюзжит. Воркунья, и, ж. 2. Род козырных голубей; также вообще: часто воркующий голубь. 3. Сиб. Отлогий водопад, порог речной; перебор». Ср. также: «Воркотать, кочу, кочут, ср. То же, что ворковать; также: ворчать» (сл. Грота — Шахматова, т. 1, вып. 1, с. 510).

Надо думать, что это сближение ворк- и ворч- вообще свойственно народным русским говорам, особенно северно-великорусским. Так, А.  Грандилевский в архангельском говоре отмечает слова: «Воркотá `ворчливый, бранчливый, сварливый'. Воркотáть: 1) ворковать, 2) бурлить, 3) мурлыкать» (Грандилевский, с. 114).

У С.  Ауслендера в статье «Петербургские театры»: «Вероятно, петербургская осенняя слякоть располагает к брюзжанью. Только этим можно объяснить, что новая постановка вызвала воркотню и даже злобность» («Аполлон», 1910, № 11, с. 30). У А.  М. Горького в «Жизни Клима Самгина»: «Но Самгин не слушал его воркотню» (Горький 1974, 22, с. 574).

Статья ранее не публиковалась. Печатается по рукописи, сохранившейся в архиве на 6-ти листках. — Е.  К.

34 Ср. у И. И. Дмитриева — о голубе («Стонет сизый голубочек»): Он уж боле не воркует / И пшенички не клюет.


Назад Содержание Вперед