ИСТОРИЯ СЛОВ
В. В. ВИНОГРАДОВ

Назад Содержание Вперед

ЗАВСЕГДАТАЙ

Акад. А. И. Соболевский в своей заметке «К истории русского языка» писал: «Мы имеем некоторое число существительных в форме прилагательных и с склонением прилагательных: великор. провожатый, позыватый, вожатый, белор. ораты пахарь. Они нам известны с XVI — XVII веков, когда провожатый уже часто встречается в московских грамотах».

А. И. Соболевский указывал на то, что это— потомство древних существительных на -ай. «Срв. ц.-сл. возатай возница (употребляемое Гнедичем), глашатай, съгл#датай, ходатай, ратай и т. п., др.-русск. слугатай (письмо Ио. Грозного к Курбскому).

Современный русский язык сохранил несколько таких существительных с древним окончанием и склонением: ратай, оратай, завсегдатай, содержатай, не принадлежащих совсем или по преимуществу литературному языку» (РФВ, 1905, № 1—2, т. 53, с. 10).

Но в этом общем морфологическом анализе русских именных образований на -атай недостаточно дифференцированы разные исторические пласты лексики и разные модели словообразования. Ходатай, соглядатай, глашатай (ср. древнерусск. водатай) и т. п. — старославянизмы. По их типу были сформированы в русском литературном языке XVI — XVII вв. несколько семантически близких слов: позыватай (ср. глашатай), вожатай, провожатай, праздношатай (ср. водатай, ходатай) и нек. др.; ср. содержатай. Несколько обособленно стоят севернорусские слова — ратай, оратай. И из всех этих отглагольных образований резко выделяется своей наречно-местоименной основой слово завсегдатай.

Слово завсегдатай представляет собой разговорное новообразование середины XIX в. Оно и теперь имеет яркую ироническую окраску. Этот экспрессивный тон создается сочетанием простонародного наречия завсегда, некогда употребительного в простом литературном слоге, с мертвым книжным суффиксом -атай. Ср. у П.  А.  Вяземского: «Дмитриев беспощадный подглядатай (почему не вывести этого слова из соглядатай?) и ловец всего смешного» (Вяземский 1883, 8, с. 174).

Ясно, что слово завсегдатай образовано тогда, когда наречие завсегда еще имело все права литературности. В словаре 1847 г. (2, с. 9) слова завсегда и завсегдашний еще признаются общелитературными. Ср. у Ломоносова: «Которой завсегда журчит...» (Ломоносов 1891, 1, с. 12). У Пушкина:

...Товарищ завсегда, везде,

Готов нам оказать услугу...

(Евгений Онегин, 4)

У Крылова в басне «Щука и кот»:

Да и примечено стократ,

Что кто за ремесло чужое браться любит,

Тот завсегда других упрямей и вздорней...

У Гнедича в «Илиаде»:

Он завсегда милосердо молящего милует мужа.

По-видимому, завсегда окончательно выпадает из нормы литературного языка лишь в половине XIX в. Ср., однако, у Тургенева в «Нови»: «...проговорил Соломин с своей завсегдашней улыбкой...».

Вероятно, около середины XIX в. — не ранее 30—40-х годов возникло и слово завсегдатай. Оно образовано под влиянием народного завсегдатель. Даль в свой «Толковый словарь» вносит лишь слово завсегдатель в шуточном употреблении вместо заседатель. Даль ссылается на «Мертвые души» Гоголя: «Гоголь назвал Петрушку кабацким завсегдателем». Ср. в «Мертвых душах» Гоголя: «...в этом заведенье (кабаке. — В. В.) видели их (Петрушку и буфетчика Григория. — В. В.) все часы дня. Там стали они свои други или то, что называют в народе — кабацкие завсегдатели».

Ср. позднее у С. В. Максимова: «Это какой-нибудь прощалыга, забубенный забулдыга, по выражению простого народа, — кабацкий завсегдатель, попрошайка...» (Лесная глушь). У Б.  М. Марковича: «Под портретом, у Царской ложи, восседала аристократия маскарадных завсегдателей» (Две маски).

Таким образом, слово завсегдатель возникло как каламбурное народно-этимологическое видоизменение официального термина заседатель. Попавши в литературный язык, слово завсегдатель подверглось деформации на книжный лад и превратилось в слово завсегдатай.

В 50—70-х годах слово завсегдатай было уже в широком употреблении. Например, у Никитенко в «Дневнике»: «Так как сегодня пятница, то меня, по обыкновению, посетили некоторые из пятничных завсегдатаев». У Тургенева: «Ты проведешь этот вечер с П.  В.  Анненковым, который у меня завсегдатаем» (письмо).

В. В. Крестовский в «Петербургских трущобах» пользуется словом завсегдатай в диалоге: «...приходи на Разъезжую улицу, спроси там заведение «Ерши», а в «Ершах» Юзича — там тебе и покажут. Я, брат, там завсегдатаем». Слово завсегдатай выделено курсивом, и к нему сделано примечание: «Завсегдатай — постоянный, обычный посетитель, habitué» (Крестовский 1899, 1, с. 20).

Очевидно, в литературном языке 60-х годов слово завсегдатай еще ощущалось как неологизм. Ср. у Салтыкова-Щедрина: «Я побежал в кафе, при котором он состоял в качестве завсегдатая...» («За рубежом»).

В Воспоминаниях А.  Д.  Галахова «Литературная кофейня в Москве в 1830—1840 гг.» (Русск. старина, 1886, апрель): «[Ленский]: он был, как говорится теперь, ”завсегдатаем“ в кофейной, нередко с утра оставаясь там до начала спектакля, а иногда и до поздней ночи, если в спектакле не участвовал». Ср. у А.  Ф. Кони в «Судебных речах»: «Те сведения, которые мы получили здесь о покойном, представляют его охотником выпить, человеком, которого народ метко называет кабачным завсегдатаем».

Опубликовано в Ученых записках МГПИ им. Ленина (т. 56. М., 1948. Кафедра русск. яз., вып. 2). Вместе со статьями «В сорочке родился (родилась)», «Двурушник. Двурушничество», «Отчитать — отчитывать», «Себялюбие, себялюбивый» статья «Завсегдатай» составляет часть публикации под общим названием «Из истории русской литературной лексики».

Сохранилась авторская рукопись(6 листков разного формата, пронумерованных автором).

Здесь публикуется по печатному тексту, сверенному с рукописью.Е.X.


Назад Содержание Вперед