Жимерин Дмитрий Георгиевич

Не ко двору

1953 - 1958

Отрывок из книги В.Л.Гвоздецкого «Дмитрий Георгиевич Жимерин: Жизнь, отданная энергетике»,Москва, Энергоатомиздат, 2006 г.

Главная

В должности первого заместителя министра электростанций и электротехнической промышленности Д.Г. Жимерин проработал практически лишь два месяца – с середины марта по середину мая 1953 г. Вторая половина года ушла на лечение и реабилитацию после перенесенного инфаркта. После окончания восстановительного периода перед Дмитрием Георгиевичем встал вопрос: как быть дальше? Вердикт врачей был однозначен и категоричен: оперативную работу по руководству отраслью, связанную с большими физическими и эмоциональными перегрузками, частыми командировками со сменой часовых поясов и режима сна, необходимо оставить.

«Моя работа в энергетике, – вспоминал позже Д.Г. Жимерин, – прервалась неожиданным образом. В мае 1953 г. я перенес инфаркт миокарда и, хотя успешно преодолел недуг, было признано целесообразным переместить меня в аппарат Совета Министров СССР на пост, не связанный с оперативной, напряженной работой». Перевод в центральный аппарат Совмина объяснялся не только ограничениями по здоровью, но и продолжавшейся перекройкой отраслевых министерств и ведомств и перетряской управленческих кадров.

7 декабря 1953 г. М.Г. Первухин, остававшийся в ранге руководителя объединенного Министерства электростанций и электропромышленности, был назначен одновременно заместителем Председателя Совета Министров СССР и Председателем Бюро по электроэнергетике, химической и лесной промышленности при Совмине. Осознав ошибочность своего решения о создании объединенного Министерства электростанций и электропромышленности, Г.М. Маленков и Н.С. Хрущев в апреле 1954 г. возвратились к предыдущей модели двух ведомств: Министерства электростанций и Министерства электротехнической промышленности. М.Г. Первухин, отказавшись возглавить какое-либо из двух министерств, остался заместителем Председателя Совета Министров СССР и Председателем Бюро по электроэнергетике, химической и лесной промышленности. Дорожа опытом совместной работы с Д.Г. Жимериным и высоко ценя его профессиональные и человеческие качества, Михаил Георгиевич вновь, как и при создании год назад объединенного министерства, пригласил Дмитрия Георгиевича продолжить совместную работу – уже в Бюро по электроэнергетике, химической и лесной промышленности – в качестве своего первого заместителя. Д.Г. Жимерин согласился с этим. Работа первым заместителем председателя Бюро по электроэнергетике, химической и лесной промышленности имела координирующе-контролирующую направленность и не несла в себе стратегического и оперативного управленческого начала. По признанию самого Д.Г. Жимерина, он «не был от нее в восторге». Но вариантов практически не было: состояние здоровья и охватившая «верха» кадровая лихорадка сузили возможности выбора работы. 28 февраля 1955 г. М.Г. Первухин назначается первым заместителем Председателя Совета Министров СССР, и вновь в паре с ним на новую должность переводится Д.Г. Жимерин: он назначается помощником М.Г. Первухина.

В это же время нарком, министр нефтяной промышленности СССР Н.К. Байбаков неожиданно для него самого назначается руководителем Госплана СССР. Н.К.Байбаков понимал, что важнейшим направлением в работе Госплана является топливно-энергетическое и он не видел другой кандидатуры на должность своего первого заместителя, который возглавил бы этот сложнейший участок, кроме Д.Г. Жимерина. Высокое мнение нового Председателя Госплана о Д.Г. Жимерине сформировалось в период их совместной многолетней работы в Совнаркоме, а затем в Совмине. Два наркома, позже министра, работали в постоянном и тесном контакте: энергетика и нефть всегда были рядом. О своем первом кадровом намерении Н.К. Байбаков сообщил Н.С. Хрущеву и тот был вынужден согласиться: Никита Сергеевич не питал симпатий к Дмитрию Георгиевичу – самодостаточному, независимому и принципиальному выдвиженцу И.В. Сталина, но отдавая должное его управленческому таланту, знаниям, волевым качествам, не отказал Николаю Константиновичу. Теплые отношения Н.К. Байбакова и Д.Г. Жимерина были взаимными, и Дмитрий Георгиевич согласился занять предложенную должность. Кроме того, место помощника М.Г. Первухина сковывало инициативу и лишало его самостоятельности. Новая работа снимала эти ограничения и позволяла вновь заняться любимым делом, но уже в более широком формате и одновременно размеренном, «кабинетном» режиме.

За недолгое пребывание в Госплане СССР Д.Г. Жимерин провел большую координационную работу по планированию развития электрификации промышленности, сельского хозяйства, коммунально-бытовой сферы. Дмитрий Георгиевич внес большой вклад в разработку планов перевода железнодорожного транспорта с паровой тяги на электровозную и тепловозную. Но главным направлением его деятельности была разработка программ развития топливно-энергетических отраслей в шестой пятилетке.

У истоков больших планов энергетического развития в шестой пятилетке стоял Д.Г. Жимерин и руководимый им многочисленный коллектив разработчиков, костяк которого составляли работники Отдела энергетики Госплана СССР.

Во второй половине 1956 г. хрущевский перестроечный вал достиг апогея: глава партии предложил общественности страны для обсуждения идею перехода в управлении народным хозяйством от отраслевого принципа к региональному. Это вызвало острейшую реакцию в промышленно-экономических кругах. Протесты и недоуменная реакция руководителей центральных ведомств слились в один общий гул с заинтересованными голосами региональных властей. Воцарилась обстановка неразберихи в делах и хаоса в умах. На страницах центральных газет развернулась острая многомесячная дискуссия.

На февральском (1957 г.) Пленуме ЦК Н.С. Хрущев в своем докладе оправдывал введение совнархозов, как возврат к экономической политике, проводимой Лениным.

Д.Г. Жимерин полностью разделял настороженно-критическое отношение Н.К. Байбакова к проекту реорганизации управления народным хозяйством.

Н.К.Байбаков и Д.Г. Жимерин, которые выступили против совнархозов, попали в «черный список» Хрущева. Байбакова перевели на должность руководителя Госплана РСФСР. На этот раз ему было отказано в представлении на должность первого заместителя Д.Г.Жимерина. Дмитрий Георгиевич был назначен одним из заместителей Председателя Госплана РСФСР.

Предвзятое и недальновидное отношение Н.С. Хрущева к Д.Г. Жимерину было к тому же еще и непоследовательным. В течение нескольких лет первый секретарь ЦК проводил линию на удаление главного энергетика страны с хозяйственной авансцены. В то же время он, соблюдая формально принятые процедуры и желая показать объективность оценок, наградил Д.Г. Жимерина в связи с 50-летием четвертым орденом Ленина.

С переходом на новую работу Н.К. Байбаков, Д.Г. Жимерин, другие руководители Госплана РСФСР занимались в основном организационными вопросами совнархозов. За время реорганизации выявились серьезные недостатки: управление промышленностью раздробилось, нарушились хозяйственные связи между районами страны, усилились местнические настроения в республиках. Госплан неоднократно предупреждал правительство о возможности возникновения указанных тенденций. В служебных записках, направлявшихся руководителями Госплана РСФСР в вышестоящие инстанции, имелся специальный раздел «О борьбе с местничеством», в котором постоянно обращалось внимание на невыполнение совнархозами обязательств по поставкам оборудования и нарушении ими плановой дисциплины.

Освобождение Н.К. Байбакова от должности председателя Госплана РСФСР и его назидательная отправка руководителем одного из провинциальных совнархозов не сулила ничего хорошего Д.Г. Жимерину. Николай Константинович и Дмитрий Георгиевич были единомышленниками, приверженцами четко отстроенной вертикали централизованного отраслевого управления, ее активные создатели. Н.С. Хрущев прекрасно знал это и, полагая, что частью затеянного им демонтажа системы управления народным хозяйством должна быть широкая «кадровая зачистка», считал, что и Д.Г. Жимерину необходимо пройти «школу управленческого перевоспитания». Окончательно эта точка зрения сформировалась у руководителя партии после выступления Дмитрия Георгиевича на февральском совещании 1958 г., где он полностью солидаризировался с Н.К. Байбаковым и всеми теми, кто критически оценил первые итоги работы совнархозов.

После публичного озвучивания позиции над Дмитрием Георгиевичем начали «сгущаться тучи». Гнетущая неопределенность и нервное напряжение отрицательно сказывались на душевном и физическом состоянии. Снятие Н.К. Байбакова было сигналом к неизбежной отставке и его заместителя. Без каких бы то ни было объяснений постановлением Совета Министров РСФСР от 29 мая 1958 г. №529 Д.Г. Жимерин был «освобожден от обязанностей заместителя председателя Госплана РСФСР в связи с переходом на другую работу». В действительности никаких предложений ему сделано не было, Кремль молчал, и Д.Г. Жимерин находился в полном неведении о своей дальнейшей судьбе.

Через день после снятия с работы, 31 мая 1958 г., у Дмитрия Георгиевича произошел второй обширный инфаркт. Д.Г. Жимерин был помещен в реанимационное отделение. И в это время… ему пришло предложение о работе в должности заместителя председателя Саратовского совнархоза. Состояние здоровья Дмитрия Георгиевича было настолько тяжелым, что врачи категорически потребовали оградить его от встреч с коллегами и любой служебной информации. Выздоровление протекало медленно. В трудовой книжке Д.Г. Жимерина записано: «С 31/V-58 г. по 16/IX-58 г. – больничный лист. С 17/IX-58 г. – пенсионер». В возрасте 52 лет с нарушением трудового и пенсионного законодательства Дмитрий Георгиевич был полностью отстранен от работы и причислен к разряду пенсионеров.