Жимерин Дмитрий Георгиевич

 

На переднем крае науки

1964-1994

Отрывок из книги В.Л.Гвоздецкого «Дмитрий Георгиевич Жимерин: Жизнь, отданная энергетике»,Москва, Энергоатомиздат, 2006 г.

Главная

Советская энергетика в своем развитии всегда опиралась на фундаментальные исследования и прикладные разработки. В годы индустриализации в СССР были созданы крупные научно-исследовательские, проектно-конструкторские и учебные институты энергетического профиля. Их главной задачей было обеспечение опережающих темпов энергетического строительства в стране, проведение всеобщей электрификации народного хозяйства. Энергетическая индустрия играла важнейшую роль в укреплении обороноспособности Советского Союза, и это налагало дополнительную ответственность на научно-исследовательский сектор отрасли.

Особое место в ряду исследовательских учреждений принадлежало Энергетическому институту им. Г.М. Кржижановского (ЭНИН). Его лидирующая роль, статус научного флагмана определялся тремя факторами: тематической полнотой разрабатывавшихся вопросов, сбалансированностью фундаментальных и прикладных изысканий, наличием крупнейших в мире научных школ.

В 1959 г. в возрасте 87 лет ушел из жизни выдающийся советский ученый-энергетик, основоположник плана ГОЭЛРО, директор ЭНИН Г.М. Кржижановский. Печаль и дань глубочайшего уважения крупнейшему ученому и энергетику выплеснулись апрельской траурной процессией на Красную площадь Москвы. ЭНИН осиротел. Смерть лидера стала предпосылкой к дестабилизации обстановки, осложнению межличностных отношений, возникновению конфликтов и административных амбиций. Назначенный директором института Г.Н. Кружилин не смог взять ситуацию под контроль. Талантливый исследователь и крупный специалист в области атомной и тепловой энергетики, Георгий Никитич не обладал необходимым административным опытом и твердостью характера. В жизни института продолжали нарастать центробежные тенденции, коллектив утрачивал монолитность, обострялось противостояние научных группировок, ряд крупных исследователей покинули ЭНИН. Ухудшению ситуации способствовали и объективные факторы, в том числе перевод института из Академии наук под юрисдикцию Министерства энергетики и электрификации СССР. С изменением статуса ЭНИНа возникло ожидание перемен в его структуре и тематике исследований. Напряженность в коллективе еще более возросла.

Наступил момент, когда необходимость укрепления руководства института стала очевидной для всех. ЭНИНу был нужен твердый и опытный ученый и администратор, известный в широких партийно-хозяйственных, научных и энергетических кругах, прошедший большую школу руководства крупными коллективами, профессионализм и авторитет которого никем не ставились бы под сомнение – фигура, сопоставимая по своим масштабам с Г.М. Кржижановским. Мнение о кандидатуре нового директора было единодушным и безальтернативным: только Д.Г. Жимерин. Инициатива перевода Дмитрия Георгиевича в ЭНИН принадлежала председателю Государственного производственного комитета по энергетике и электрификации СССР П.С. Непорожнему.

В трудовой книжке Д.Г. Жимерина появилась новая запись: «В соответствии с решением Государственного комитета Совета Министров РСФСР по координации научно-исследовательских работ от 29 января 1964 г. освобожден от обязанностей начальника Отдела координации научно-исследовательских работ по энергетике и электротехнике и откомандирован, в порядке перевода, в Научно-исследовательский институт им. Г.М. Кржижановского Государственного производственного комитета по энергетике и электрификации СССР ».

«В Энергетическом институте им. Г.М. Кржижановского,– вспоминал Дмитрий Георгиевич,– после смерти Глеба Максимиллиановича начались крупные неурядицы и брожение. Мне предложили пост директора с широкими полномочиями. Выбора по существу не было. Сколь ни заманчива работа на кафедре, она не поглощала накопленного опыта и знаний энергетики.

Д.Г.Жимерин - Директор ЭНИН. 1964 год.

В ЭНИН я сразу попал в накаленную атмосферу различных научных школ и направлений. Многие научные исследования ни в какой мере не отвечали интересам энергетики, а некоторые из них висели в безвоздушном академизме. Но все это было создано и покоилось на “традициях”. Носителями различных “теорий” были маститые люди с маститым самомнением… Вскоре, что, пожалуй, было самым удивительным, склочники и “инородные тела” без какого-либо нажима стали уходить из института».

Уходу «инородных тел» удивляться не приходится. Само назначение Д.Г. Жимерина было определяющим фактором стабилизации обстановки в институте, ее «самонастройки». Все знали о широчайшей эрудиции нового руководителя, его твердости, бескомпромиссности и последовательности в осуществлении намеченных планов. Годы безвременья в жизни ЭНИНа прошли. Наступала эпоха стабильности, дисциплины, порядка, а главное – выверенности и обоснованности всех направлений деятельности.

Первоочередной задачей, которую поставил перед собой Д.Г. Жимерин, придя в ЭНИН, были анализ и совершенствование исследовательской тематики института. Как отмечал Д.Г. Жимерин: «Дело требовало безотлагательной перестройки и концентрации усилий коллектива на работах, непосредственно относящихся к энергетике». Оценка исследовательского спектра ЭНИНа, более тесная привязка его к проблемам развития энергетической промышленности не представляла трудности для Д.Г. Жимерина. Разрабатывавшиеся институтом вопросы создания и объединения энергетических систем, гидроэнергетического освоения Волжско-Камского каскада, роста мощностей оборудования и начальных параметров пара на ТЭС, строительства высоковольтных ЛЭП, автоматизации технологических процессов на электростанциях и другие были прекрасно известны ему со времен работы на посту руководителя отрасли. Дмитрий Георгиевич в совершенстве знал все проблемы энергетического производства и это позволяло ему принимать в качестве директора ЭНИНа безошибочные решения по активизации и развертыванию одних исследований, продолжению в прежнем формате других, консервации или прекращению бесперспективных и неактуальных направлений.

О научной тематике Энергетического института в годы своего руководства им Д.Г. Жимерин писал: «Основой дальнейшего развития энергетики будет все более широкое объединение энергетических систем и формирование Единой энергетической системы Советского Союза.

При выборе исследовательских приоритетов ЭНИНа доминирующее значение для Д.Г. Жимерина имели: производственные запросы отрасли, мнение крупнейших ученых института, собственная оценка конкретной научной проблемы, кадровое обеспечение проводившихся изысканий с одновременным вовлечением в исследовательский процесс молодых перспективных ученых. Из множества исследовательских тем и направлений особое внимание Дмитрий Георгиевич уделял пяти. Он писал: «Были укреплены научные подразделения по комплексной переработке твердого топлива – энерготехнология – под руководством члена-корреспондента АН СССР З.Ф. Чуханова, преобразовательная техника с созданием мощных выпрямителей под руководством д.т.н. Ю.Г. Толстова. Активно велась работа по использованию солнечной энергии талантливым молодым д.т.н. Ю.Н. Малевским… Быстро росли молодые ученые, такие как Башилов, занимавшийся проблемой МГД-генераторов, и Блинков, посвятивший себя научным исследованиям и конструированию сверхпроводящих систем».

Много сил и времени Дмитрий Георгиевич отдавал организации исследований в области МГД-генераторов. Это направление пользовалось особой поддержкой директора ЭНИНа, было его своеобразной «научной слабостью».

Один из главных разработчиков МГД-технологии в ЭНИНе В.П. Матулевич вспоминал: «К этому времени в ЭНИНе директором стал Д.Г. Жимерин… Человек очень опытный, с остро развитым интересом ко всему новому в энергетике, он проявил интерес и к перспективам МГД-технологии. Во время беседы с ним я изложил свою точку зрения на проблему создания МГД-генератора, после чего Дмитрий Георгиевич предложил мне организовать в ЭНИНе лабораторию новых процессов производства электроэнергии и возглавить ее.

Основные задачи лаборатории были связаны с изучением газодинамических процессов в канале МГД-генератора и приэлектродных явлений. Помимо лабораторных исследований благодаря связям и авторитету Д.Г. Жимерина и громадной энергии сотрудника нашей лаборатории В.А. Башилова на территории Люберецкой ТЭС на базе ракетного двигателя была создана крупная МГД-установка, к которой в дальнейшем проявили интерес военные».

Вскоре, однако, Д.Г. Жимерин был назначен первым заместителем председателя Государственного комитета по науке и технике (ГКНТ) и интенсивность работ в ЭНИНе по проблеме МГД стала снижаться.

В последующие годы Д.Г. Жимерин по-прежнему сохранял интерес к проблеме МГД-технологий. В 1983 г. он возглавлял Советский национальный комитет VIII Международной конференции по МГД-преобразованиям энергии, проходившей в Москве. Делясь впечатлениями об итогах работы форума, Дмитрий Георгиевич писал: «Использование МГД-процесса позволяет значительно снизить расход минеральных ресурсов, в том числе нефти на тепловых электростанциях. При создании сочлененных установок МГД-генератора с обычной паровой турбиной можно по крайней мере на 10% увеличить их к.п.д. …Во многих странах речь идет только о создании МГД-установок мощностью в несколько десятков, сотен киловатт, редко в 1–2 мегаватта. В Советском Союзе уже действуют мощности в 20–25 мегаватт. Причем установки не лабораторного, а опытного и опытно-промышленного масштабов (У-02 и У-25). Сейчас в Советском Союзе сооружается головной МГД-энергоблок мощностью 500 мегаватт на Рязанской ГРЭС… МГД-преобразования энергии будут вестись, по-видимому, в двух направлениях. В первую очередь предполагается увеличить удельный вес выработки энергии с помощью МГД-процесса. Во многих странах появятся опытные и опытно-промышленные установки. Во-вторых, следует повышать к.п.д. МГД-преобразования».

Д.Г. Жимерин руководил Энергетическим институтом в течение семи лет. За это время коллективом ЭНИНа были достигнуты крупные научные результаты. Деятельность института и его руководителя получила высокую оценку и вызвала широкий резонанс в хозяйственно-экономических, научных и энергетических кругах. В 1966 г. за вклад в развитие энергетической науки и в связи с 60-летием со дня рождения Д.Г. Жимерин был награжден орденом Трудового Красного Знамени. «В 1970 г., – вспоминает Дмитрий Георгиевич, – группа ученых ЭНИН выдвинула меня кандидатом в члены-корреспонденты АН СССР, и в первом же туре голосования я был избран». Большой успех Д.Г. Жимерина на научном поприще совпал по времени с возвращением в высшие эшелоны власти крупнейшего хозяйственника А.Н. Косыгина. С назначением его в октябре 1964 г. Председателем Совета Министров СССР в управлении народным хозяйством возобладали профессионализм, стабильность, ответственность, порядочность. Алексей Николаевич ценил в людях глубокое знание дела, работоспособность, принципиальность, честность. Всеми этими качествами обладал Д.Г. Жимерин, которого А.Н. Косыгин хорошо знал по работе в Совнаркоме, а позже в Совмине. Заместитель председателя правительства и руководитель ведущей отрасли промышленности часто и тесно взаимодействовали. Дмитрий Георгиевич считал А.Н. Косыгина опытнейшим руководителем, исключительно порядочным человеком. Он разделял усилия главы правительства по совершенствованию механизмов функционирования экономики, роста ее эффективности, осуществлению системных реформ народного хозяйства. Понимание необходимости баланса интересов государства и «человеческого фактора» – формирования у работников заинтересованности в результатах собственного труда – было одной из сильных сторон управленческой стратегии А.Н. Косыгина и Д.Г. Жимерина.

Через полгода после избрания в Академию наук, поздней осенью 1970 г. Д.Г. Жимерину предложили занять пост первого заместителя председателя Государственного комитета по науке и технике, возглавлявшегося академиком В.А. Кириллиным. В соответствии с советской «табель о рангах» это было значительное повышение по службе, свидетельствовавшее о признании достоинств кандидата как ученого и доверии к нему не только партийно-советских и хозяйственных кругов, но и руководства АН СССР. Он наделялся большими полномочиями и возвращался в среду высшей государственной элиты. Казалось, судьба стремится реабилитировать себя за все несправедливости в отношении Дмитрия Георгиевича. Однако предложенная работа не обрадовала избранника, вызвала у него противоречивые чувства. Но отказываться было нельзя: решение принималось на очень высоком уровне. Инициатором назначения был В.А. Кириллин, открывший для себя Д.Г. Жимерина как талантливого организатора науки в период его работы в ЭНИНе, а с декабря 1965 г. – еще и в должности начальника Отдела энергетики и электрификации ГКНТ. Предложение председателя комитета активно поддержал член Политбюро, секретарь ЦК КПСС А.П. Кириленко, курировавший вопросы энергетического строительства.

Предполагалось, что содержанием новой работы станут проблемы развития вычислительной техники, применение ее в управлении и функционировании народного хозяйства. Энергетика, которой была отдана вся жизнь, отдалялась, переставала быть предметом активной деятельности, переходила в разряд воспоминаний. Это удручало Д.Г. Жимерина. За 40 лет работы в отрасли он прошел все ступени инженерно-административной деятельности: от наладчика оборудования до министра, познал сложнейшие механизмы государственного планирования, овладел тонкостями педагогического мастерства, стал крупным ученым. Своим трудом Дмитрий Георгиевич внес огромный вклад в становление советской энергетики, превращение ее в крупнейшую, динамично развивающуюся, стабильную и эффективную отрасль народного хозяйства страны.

Период 50-х – 60-х годов характеризуется активными интеграционными процессами в области управления параллельно работающими электростанциями. Если до 1956 г. на территории СССР было три объединенных энергосистемы (ОЭС) – Уральская, Южная и Центральная, то ко второй половине 1960-х гг. их становится девять – Северо-Запада, Центра, Среднего Поволжья, Урала, Юга, Северного Кавказа, Закавказья, Сибири и Средней Азии. К 1970 г. этот список пополняется еще двумя ОЭС – Казахстана и Востока.

История советской энергетики показывает, что на важнейших этапах развития отраслью руководили специалисты, являвшиеся одновременно крупными учеными. В разное время во главе ее стояли академики Г.М. Кржижановский, А.В. Винтер, члены-корреспонденты АН СССР Д.Г. Жимерин, П.С. Непорожний * .

Вкус и тяга к науке позволяют поставить Д.Г. Жимерина, П.С. Непорожнего в один ряд с такими «тяжеловесами» – учеными-руководителями отрасли, как Г.М. Кржижановский и А.В. Винтер. Это правомерно не только по формальным признакам: все четверо были членами АН СССР, но и по тому, что и Д.Г. Жимерин, и П.С. Непорожний, как и их знаменитые предшественники, не мыслили энергетического развития вне связи с наукой. Конечно, соотнесение Кржижановского, Винтера, Жимерина и Непорожнего друг с другом, равно как и периодов, когда они возглавляли энергетическое ведомство,– лишь образно-ассоциативная реконструкция исторической преемственности. Подходить к ней нужно через призму времени, в котором жили и творили каждый из «великой четверки», основных этапов «большого пути» страны: реализация плана ГОЭЛРО, индустриализация, Великая Отечественная война, восстановление народного хозяйства, время «развитого» социализма. Анализ истории советской энергетики позволяет выделить три главных эпохи в ее развитии: 20-е – 30-е, 40-е – 50-е и 60-е – 80-е годы. Первая олицетворяется деятельностью Г.М. Кржижановского и А.В. Винтера, вторая – Д.Г. Жимерина, третья – П.С. Непорожнего.

Закончились сорок лет напряженного служения советской энергетике, принесшие Д.Г. Жимерину заслуженную славу. И все же он не порвал с отраслью: перейдя в ГКНТ, Дмитрий Георгиевич поддерживал свои обширные контакты с энергетиками, но теперь это носило общественно-представительский характер.

За годы работы Д.Г.Жимерина в ГКНТ СССР вместо разнотипных и несовместимых ЭВМ и систем управления в стране были созданы ЭВМ технически и программно совместимые между собой. Программы (без которых ЭВМ не могут работать) одной ЭВМ могут быть использованы на любой другой. Приняты общесоюзные руководящие методические материалы (ОРММ) по созданию АСУ отраслей, объединений и предприятий. Разработаны и введены в действие также ОРММ для систем автоматизации производства (АСУТП) и проектирования (САПР). Совместимость электронных машин и программных средств и типизация построения АСУ дали огромный экономический эффект, позволили сэкономить десятки миллионов рублей при их создании.

* В марте 1994 г. список министров-ученых вырос до пяти человек: членом-корреспондентом РАН был избран А.Ф. Дьяков – министр топлива и энергетики РСФСР.